«Бить по поставкам оружия Украине». Основатель проекта Белорусский Гаюн о перемещении комплексов Искандер режимом Лукашенко — интервью

26 мая, 18:51
Эксклюзив НВ
В Беларуси проводят проверку боеготовности армии (Фото:Минобороны Беларуси)

В Беларуси проводят проверку боеготовности армии (Фото:Минобороны Беларуси)

Армия Беларуси маловероятно, что будет участвовать в российском вторжении в Украину, при этом перемещение комплекса Искандер по территории республике может говорить о намерении наносить удары по поставкам западного оружия, рассказал Радио НВ Антон Мотолько, белорусский активист, основатель проектов Motolkohelp и Белорусский Гаюн.

 — Мы постоянно обращаемся к этой теме о том, будет ли Лукашенко использовать белорусские войска для того, чтобы воевать на территории Украины. Как вы считаете, какие шансы, может ли Путин заставить Беларусь все-таки использовать войска на территории Украины?

Видео дня

— Давайте подумаем, для чего это, во-первых, нужно делать. Во-вторых, я услышал фразу, что будет ли сопротивляться Лукашенко вводу войск или нет. Это тоже немножко странное видение ситуации. Я в очередной раз просто могу повториться, что белорусские войска не готовы для агрессивной наступающей войны, потому что все эти годы, больше 20 лет, белорусская армия тренировалась и готовилась именно к защите, К обороне, не к нападению. Белорусы не участвовали ни в каких боевых действиях со времен Афганистана, я имею в виду на уровне государства, на уровне официальной армии. Соответственно, и опыта боевых действий у белорусских военных нет. Поэтому на месте Украины я, конечно, внимательно следил бы за перемещением в том числе и белорусских войск на территории Беларуси но я бы не сказал, что белорусские войска представляют действительно какую-то сильную угрозу именно Украине.

— Сегодня, 26 мая, Беларусь начала военные учения вблизи границ Польши и Украины. Там также будет участвовать авиация, это вблизи Волыни. Стоит ли нам нервничать по этому поводу?

— Нервничать в любом случае стоит, потому что, извините, идет война и повторюсь, нужно быть очень трезвыми и хладнокровными в принятии своих решений и каких-то реакций. Лукашенко постоянно использует армию для такой мнимой угрозы, вечно якобы в сторону Запада, коллективного Запада. Каждый год проходят какие-то учения, сейчас да, началась активная стадия, но эта активная стадия же не сегодня началась. По сути они начали подготовку, эти маневры начались еще в начале мая. И уже было достаточно много и фейков, и вбросов, что под видом этих учений будет переброшена очередная партия российских войск в Беларусь.

Пока никаких заметных изменений мы не видим, пока перемещения есть, но они довольно единичные, то есть не сказать, что есть какой-то поток как был в январе или феврале 2022 года. Об учениях у границ с Евросоюзом стоит отметить, максимально что интересным было — это две новые зоны, которые запрещены для полетов. Одна из них — на границе с Литвой, недалеко от Вильнюса, другая — чуть севернее Гродно, на границе с Польшей. Вот это, наверное, пока самое интересное, что было, все остальное — это скорее какие-то показательные учения на камеру с привлечением лукашенковских журналистов, вот в таком формате.

— Как вы объясняете эти две зоны, где запрещены полеты? Почему так, почему там?

— Я вообще с неожиданной стороны могу зайти: возможно, речь о том, что планируется очередная провокация по теме мигрантов. Если вы помните, в 2021 году Кремль использовал Беларусь для новой волны мигрантского кризиса в Европе. И, например, подготовка к войне в Украине началась по сути сильно раньше, в том числе для того, чтобы страны Евросоюза переругались уже хотя бы на теме мигрантов, надо их принимать или не надо. Но вы видели позицию Польши и Литвы, которая была довольно-таки однозначной, и мигрантский кризис удалось остановить благодаря единой позиции Европы. Одна из конспирологических версий, например, что Лукашенко настолько боится провокаций со стороны Кремля, что из-за этого вводит дополнительные войска к границам Польши и Литвы, чтобы россияне не сделали провокацию для развертывания очередного фронта войны. Вариантов может быть действительно очень много, поэтому всегда стараемся ориентироваться, наверное, на факты, чем на предположения, и просто внимательно следить за тем, что происходит.

— Да, мы помним, как Лукашенко шантажировал ЕС мигрантами. Ваш проект Белорусский Гаюн следит за перемещениями техники и русской, и белорусской. Что вы видели на этой неделе, что важное произошло?

— Наверное, самое важное — это то, что Искандер (мы пока не можем сказать, это третий комплекс либо перемещенный один из двух существующих, которые уже были в Гомельской области), его перевезли ближе к украинской границе, к Брестской области, Столинский район. И наверное, это пока самое важное, на что стоит обратить внимание. Мы предполагаем, что это было сделано для того, чтобы закрыть территорию Украины для возможной бомбардировки в случае перемещения техники по ленд-лизу, который был подписан Соединенными Штатами Америки. То есть по сути он закрывает всю Западную Украину и они могут в определенный момент снова начать бомбардировки критических узлов связи и транспортных узлов, железнодорожных станций и развязок для того, чтобы нарушить логистические поставки новой военной техники для ВСУ и для людей, которые защищают Украину сейчас.

— То есть мы можем утверждать, что Беларусь и дальше будет предоставлять свою территорию для того, чтобы из нее российские военные бомбили или обстреливали ракетами территорию Украины? И при этом Лукашенко будет продолжать утверждать, что он не является стороной войны?

— Да. Я недавно вернулся из командировки в США, общался с различными людьми, включая белорусскую диаспору, которая уже довольно давно в Штатах, и для меня было на самом деле удивлением, что даже белорусы не совсем понимают, что то, что произошло в Киевской области (Буча и другие города), что это не было бы возможным, если бы не Лукашенко. Если бы Лукашенко не позволил, не дал использовать территорию Беларуси и пересечь границу с Украиной с другой стороны Днепра, никакой Бучи бы не было. Поэтому это надо очень четко позиционировать, что в геноциде в Буче виноват по сути не только Путин, не только человек, который отправил войска, но и тот человек, который позволил им туда проехать, то есть Лукашенко.

— У нас был небольшой скандал. Это было связано с тем, что сказала в интервью белорусская оппозиционерка Светлана Тихановская. О том, что во многом благодаря белорусам остановилось нападение на Киев со стороны Беларуси, и что «российская армия не чувствовала себя комфортно на наших землях». Это возмутило украинцев, просто глядя на произошедшее там в Киевской области.

— Когда вы даете комментарии, особенно когда вы в поездках, вы можете случайно сказать не совсем то, что имелось в виду. Имелось в виду, конечно же то, что в том числе и благодаря белорусам, белорусы делают все, что могут. Потому что если мы скажем, что белорусы, давайте опустим лапки и будем молчать или не будем ничего делать, — ну кому это поможет? Поэтому в первую очередь Светлана пытается поддержать белорусов, которые на территории Беларуси пытаются что-то сделать.

И это было в первую очередь адресовано и белорусским партизанам, которые помогли нарушить логистические поставки на железной дороге, и тем, кто сообщает о перемещении техники. Ведь мы же знаем, что благодаря этим сообщениям украинцам было намного проще сбивать летчиков, которые бомбили украинские города. Поэтому я понимаю, конечно же, эмоции, которые были высказаны в адрес Светланы, но тоже нужно понять, что иногда люди допускают ошибки, когда используют какие-то фразы. Не было никакого злого умысла или попытки обесценить вообще роль украинцев, всех людей, не только же украинцы защищают Украину сейчас.

— А еще я увидел на вашем ресурсе новость о том, что вооруженные силы Республики Беларусь закупают 20 тысяч жетонов, которые используются для опознания убитых. Поэтому снова, может ли это быть доказательством того, что Беларусь намерена вступить в войну? Потому что они рассчитывают потом как-то узнавать убитых из белорусской армии, но вы говорите, что нет.

— У меня просто очень грубая шутка появляется: готовиться к войне, чтобы лучше считать погибших белорусов — сами понимаете. Я не могу говорить да или нет, я не знаю, я не планировал эту закупку. Но мы, пообщавшись с аналитиками и с военными, с которыми мы на связи, предполагаем, что возможно все-таки это было такое долгосрочное обновление и закупка не на один год, не из расчета на один год, а из расчета на некоторое количество лет вперед. Просто что это было дешевле, сделать большую партию. Но повторюсь, мы стараемся отслеживать факты, чтобы потом по крупицам, из-за того, что я не нахожусь в Беларуси и многие активисты сейчас не могут находиться из-за того, что их могут посадить, арестовать или пытать в тюрьмах. Мы пытаемся собирать по крупицам всю эту информацию, чтобы уже на основании фактов делать какие-то выводы. Поэтому про жетоны — это факт, что есть закупка, факт, что это больше, чем надо в рамках одного года. Но и абсолютно логично это закупать с точки зрения экономии средств.

— Разумеется, это не значит, что Беларусь рассчитывает убить 20 тысяч своих военных. А как вы оцениваете заявление премьер-министра Беларуси Романа Головченко о том, что Беларусь поставляет оружие РФ?

— Фраза хорошая, во-первых, потому что, насколько я помню, она была немножко вырвана из контекста. Там была речь о совместной работе военно-промышленного комплекса, если мы помним, Головченко — это был человек Лукашенко в Арабских Эмиратах и в принципе в персидском регионе. Соответственно, он занимается военно-промышленным комплексом довольно давно, в том числе поставками вооружений в страны типа Саудовской Аравии, Вьетнама и страны Африки. Я предполагаю, это было сказано в контексте взаимодействия белорусских предприятий с российскими. А так как белорусские предприятия уже довольно длительный срок под санкциями, им по сути-то и некуда сдавать свою технику, продавать свою технику или работать с кем-то. Поэтому им только с россиянами и остается работать, это ЗМКТ, Пелинг, Белома, Агатзавод. я предполагаю, что речь вот о таких заводах и их взаимодействии с оборонительными комплексами.

— Как вы считаете, может такое заявление или то, что Россия, возможно, использует белорусское вооружение или вооружение, которое они вместе производят, как доказательство того, что Беларусь все-таки тоже является агрессором в этой войне?

— Во-первых, я никогда и не отрицал, только прошу говорить не Беларусь, а режим Лукашенко, потому что белорусы не поддерживают эту войну и находятся по сути уже под двойной оккупацией. В начале в 2020 году после выборов, а потом после того как российские войска не были выведены после так называемых учений в феврале 2022 года. поэтому Лукашенко является соагрессором, предприятия, подчиняющиеся ему, и силовики являются соагрессорами, против них должны быть возбуждены уголовные дела и должен быть произведен трибунал. Тут ничего нового нет, если они помогают России в этой войне, по-моему, Здесь ответ абсолютно однозначный.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X