8 декабря 2016, четверг

Украина сможет победить Путина, отдав Донбасс

комментировать
Столкнувшись с перспективой через месяц получить Донбасс со всеми его жителями, заводами, бандами, «Стингерами», да еще и экономическими санкциями в придачу, обитатели Кремля крепко задумаются

Столкнувшись с перспективой через месяц получить Донбасс со всеми его жителями, заводами, бандами, «Стингерами», да еще и экономическими санкциями в придачу, обитатели Кремля крепко задумаются

Бардак на востоке Украины затевался Кремлем не для захвата Донбасса, который Москве и даром не нужен, а ради построения механизма давления на Киев изнутри
Первым делом очень важно понять, в чем заключается стратегическая цель российского руководства. Проще говоря, нужен ответ на вопрос: «Каким было бы идеальное разрешение конфликта на востоке Украины с точки зрения Москвы?».

Бесспорно, Путин хочет навсегда привязать Украину к России, сделать невозможными любые попытки Киева вырваться из братских объятий, исключить главный кошмар российского руководства – вступление Украины в ЕС и НАТО. В сущности, именно это и имеется в виду, когда говорят об «общей судьбе», «русском мире», преимуществах Таможенного союза и ужасах «гейропы».

Сейчас Москве уже очевидно, что отрезать Украину от Европы крайне тяжело. Для реализации своих целей Кремлю необходим надежный, постоянно и эффективно работающий механизм навязывания Киеву своей воли внутри Украины. Без него попросту ничего не получится.

Этот механизм должен отвечать ряду требований. Во-первых, центром влияния не может быть отдельный человек или даже группа людей: после краха Партии регионов и бегства Виктора Януковича в Кремле убедились в ненадежности такого подхода.

Во-вторых, инструмент давления на Украину должен быть лоялен. Его необходимо максимально изолировать от западного и даже прозападного культурного, политического и любого другого влияния. Будучи формально украинским, он ни на секунду не должен забывать о своем главном и, по сути, единственном предназначении – соблюдении интересов руководства России.

В-третьих, этот механизм должен быть эффективным. Обладать формальными, законными и неоспоримыми полномочиями блокировать любое движение Украины в сторону Запада.

С фактическим отторжением Луганской и Донецкой областей от Украины ко всем чертям летит сама концепция федерализации

Последнее по счету, но не по важности: искомый инструмент давления обязан быть институциональным, органично встроенным в украинскую политико-государственную систему. В идеале, попытка его извлечения или уничтожения должна обернуться крахом украинской государственности и распадом страны.

Ответ на вопрос, где же взять такой инструмент, а потом еще и навязать его Киеву, имеется. Речь идет о федерализации – в российском ее понимании, разумеется.

Сейчас мало кто помнит о том, что в далеком 2003 году Москва уже пыталась превратить в федерацию страну бывшего СССР, на востоке которой окопались вооруженные сепаратисты. Тогда молдавское руководство в последний момент отказалось от подписания так называемого Меморандума Козака, названного по имени одного из его разработчиков – бывшего заместителя руководителя администрации президента РФ Дмитрия Козака.

Внимательное изучение этого документа дает неплохое представление о том, как в Москве понимают федерализацию. Молдавия должна была разделиться на три субъекта федерации – Приднестровье, Гагаузию и собственно Молдавию. Каждый из этих субъектов получал право блокировать подписание международных соглашений (прощай ЕС и НАТО), но мог заключать свои собственные договоры с другими странами и международными организациями. У каждого был бы собственный бюджет, налоговая, судебная системы и даже государственная символика. Менять статус субъектов без их согласия запрещалось.

Ну и на закуску: Россия получала право на 20 лет оставить свой воинский контингент на молдавской территории, а сама Молдавия объявлялась «нейтральной» (чтобы о евроинтеграции не было и разговоров), а ее армию предполагалось полностью распустить. На языке меморандума это называлось «демилитаризация».

В сущности, из молдавской государственности предполагалось сделать чучело. Причем чучело, связанное по рукам и ногам, с российским поводком на шее и с пистолетом у виска. Если бы Кишинев в 2003 году согласился на такую федерализацию, то Приднестровье и стало бы описанным выше механизмом российского контроля за действиями молдавских властей. Причем все необходимые условия были бы выполнены. Лояльность Тирасполя не подвергается сомнению, молдавского там влияния не было бы, зато было бы право вето на важнейшие решения Кишинева. Кроме того, всю эту систему предполагалось прописать в конституции, а попытка ее изменения привела бы к выходу Приднестровья даже из этой иллюзорной федерации.

Итак, стратегическая цель Кремля более или менее ясна – лишение Киева самостоятельности. Механизм реализации этой цели – «федерализация» Украины – создается на наших глазах на востоке.

Главным и необходимым условием его появления является создание «украинского Приднестровья», роль которого уготована Донбассу. Поскольку Киев отверг идею федерализации с самого начала, в ход пошел «план Б»: война. Причем для Москвы сейчас все идет прекрасно.

На многочисленные провокации сепаратистов Киев ответил развертыванием масштабной антитеррористической операции. Для устроителей войны сюрпризом это не стало: на восток Украины хлынули боевики и вооружения. Истекающая кровью, тратящая все свои средства на войну Украина – именно то, что сейчас нужно боссам «сторонников федерализации». Учитывая их неисчерпаемые людские и финансовые ресурсы, война на востоке может продолжаться месяцами, а то и годами. Украинская армия, несмотря на заметный прогресс, все еще далека от идеального состояния, и несет большие потери. Со стороны сепаратистов денег и людей никто не считает – новых завезут. И завозят.

Украина оказалась втянутой в игру, которая ведется по российским правилам. Киев реагирует ровно так, как от него ожидали: под воинственные и патриотичные призывы продолжает терять людей и огромные средства. Однако, как показывает история, с ростом числа жертв и ухудшением уровня жизни патриотизм неизбежно усыхает. Люди начинают уставать от войны и требовать от своего правительства ее прекращения. Иногда – любой ценой. Именно этого момента и ждут «сторонники федерализации» для реализации своего плана. Если для этого понадобится воевать месяц – боевиков будут завозить месяц. Если год – значит год.

Государству победить в такой войне практически невозможно. Освобождение от боевиков административных зданий в Славянске, Донецке и Луганске не станет точкой в конфликте. У многочисленных вооруженных группировок нет «главнокомандующего», с ликвидацией которого все прекратится. В Дагестане, где формально никакой войны нет, взрывы и перестрелки звучат каждый день.

Ситуацию, впрочем, еще можно развернуть. Для этого Киеву надо навязать свою контригру, поставить российское руководство в неожиданное и неприятное для него положение. Выбить из заранее намеченного плана и заставить совершать ошибки.

В текущих обстоятельствах это можно сделать так: прекратить все боевые действия, отвести войска и объявить, что, если в течение месяца боевики не покинут Луганскую и Донецкую область, эта территория будет объявлена оккупированной Россией. Фактически – оказаться от украинского суверенитета над Донбассом.

Понятно, что такое предложение, очень похоже на капитуляцию, а автор сего опуса – на банального российского провокатора. Однако можно взглянуть на это предложение и под другим углом.

Российское руководство и в дурных снах не допускает «победы» над Украиной по целому ряду причин. Во-первых, фактическое отторжение двух украинских регионов немедленно повлечет за собой западные санкции против целых секторов российской экономики. Этих санкций в Москве боятся страшно. Их введение будет означать почти моментальный и очень глубокий кризис в экономике РФ.

Во-вторых, присоединение двух депрессивных регионов с пятью миллионами жителей и разрушенной войной инфраструктурой не предусмотрено никакими бюджетами. Двухмиллионный Крым, который достался России целехоньким, и так уже проделал гигантскую дыру в государственной казне. В условиях неминуемых западных санкций аннексия Донбасса камнем потащит экономику РФ на дно.

В-третьих, война не страшна, когда она ведется на чужой территории. Огромные регионы, набитые десятками никому не подчиняющихся банд, – приобретение сомнительное. Если вспомнить, что у этих банд на вооружении есть ПЗРК, противотанковые комплексы и черт знает что еще, становится совсем грустно. Разбираться с этой публикой пришлось бы уже российским, а не украинским властям.

Ну и, в-четвертых, ко всем чертям летит сама концепция федерализации. Весь этот бардак затевался не ради захвата Донбасса, который и даром Кремлю не нужен, а ради построения механизма давления на Киев изнутри. Получится, что дикая пропаганда, международные санкции, гигантские расходы, падение экономики – буквально всё – было зря!

При этом отказаться от Донбасса не получится – жителей России полгода кормили такой телеотравой, что они совсем не поймут, если после «победы» Москва «бросит своих» или, что еще хуже, попытается спихнуть их обратно – «бандеровцам». К Кремлю с вилами оглоблями явятся те самые «ватники», которые сейчас с восторгом славят своего национального лидера.

Столкнувшись с перспективой через месяц получить Донбасс со всеми его жителями, заводами, бандами, «Стингерами», да еще и экономическими санкциями в придачу, обитатели Кремля неминуемо крепко задумаются, как выбираться из выкопанной ими же ямы. Есть шанс, что в такой ситуации самым ярым сторонником продолжения украинской АТО станет Владимир Владимирович Путин собственной персоной.

Тут-то украинское руководство и должно будет выдвинуть свои условия отказа от исполнения своей угрозы. Первым и главным должно стать немедленное перекрытие границы и репатриация россиян, приехавших в Донбасс повоевать. Если смотреть на вещи с точки зрения логики, у Путин будет вынужден выполнить это условие – у него не будет другого выхода.

Впрочем, учитывая легкую неадекватность заявлений и поступков этого человека, существует вероятность того, что он решится на самоубийственный для себя и России шаг, объявив об аннексии Донбасса.

Это, конечно, будет неприятно, но не смертельно. Учитывая описанные выше последствия для экономики РФ, следствием этого шага может быть внеочередная смена власти в Москве. При этом новое российское руководство, кем бы оно ни было представлено, первым же делом вернет Донбасс Украине со всеми полагающимися извинениями.

Ну и еще один плюс предложенного плана противодействия «федерализации» – это немедленное прекращение огня и сохранение многих жизней.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.