«Кадыров дает за мою голову $500 тыс.» Командир тюркского батальона — о боях за Украину, «чмобиках"-мусульманах и преследовании на родине

21 января, 09:20
Эксклюзив NV
Бывший барбер из Кыргызстана 33-летний Алмаз Кудабек создал и возглавил первый тюркский батальон Туран, который воюет на стороне Украины (Фото:Хочу Жить)

Бывший барбер из Кыргызстана 33-летний Алмаз Кудабек создал и возглавил первый тюркский батальон Туран, который воюет на стороне Украины (Фото:Хочу Жить)

Алмаз Кудабек, командир батальона тюркоязычных народов Туран, — о том, что мотивирует казахов, киргизов, азербайджанцев, турок, татар и китайский уйгуров воевать за Украину.

С начала полномасштабного российского вторжения тысячи иностранных граждан со всего мира не словом, а делом заявили о желании помочь украинцам отстоять свою свободу. Сегодня бойцы из 55 стран воюют за Украину как в составе инициированного президентом Зеленским Интернационального легиона, так и в рядах добровольческих батальонов. За год войны украинский фронт пополнился опытными грузинскими, американскими, британскими, чеченскими и белорусскими легионерами. А пару месяцев назад появился еще и первый батальон тюркоязычных народов Туран, в который вошли казахи, киргизы, азербайджанцы, турки, татары и даже китайские уйгуры.

Видео дня

NV записал интервью с командиром Турана 33-летним уроженцем Кыргызстана Алмазом Кудабеком, и вот что он рассказал.

Как вы оказались в Украине?

До 2021 года я знал, что есть такая страна как Украина, и это, пожалуй, все. По профессии я барбер, занимаюсь этим с 17 лет, и на родине у меня был свой барбершоп, который пришлось закрыть из-за финансовых трудностей. Тогда один украинский друг предложил мне открыть салон в Киеве. Я решил приехать сюда, поработать какое-то время по найму, чтобы понять местный рынок. Так я оказался в Киеве и остался тут жить.

— Как же вы сменили ножницы на автомат?

— Как и все проснулся 24 февраля от взрывов. Началась паника, я помогал соседям найти безопасное место, сопровождал их в бункеры и в метро. Я не смог просто уехать, видя состояние этих людей — тех, кто все время относился ко мне добродушно, помогал с жильем и рабочими инструментами. Здесь в Украине живут хорошие люди, и я принял решение защищать ее.

Почти сразу же начал искать батальоны для иностранцев, узнал, что такой есть во Львове и рванул туда. Меня не взяли, потому что у меня паспорт Кыргызстана, который состоит в ОДКБ. Мне сказали, что в иностранном батальоне могут участвовать люди из Евросоюза или США. Я обошел много военкоматов, и мне все так же отказывали. В итоге нашел один добровольческий батальон, где мне сказали прямо: «Если хочешь воевать — ты должен себя обеспечивать». Так я вернулся в Киев, и 28 февраля уже стоял на позициях.

— Имели ли раньше боевой опыт и какой получили в Украине?

До этого боевой опыт у меня был условный — я занимался страйкболом, ходил в тир. Когда Таджикистан напал на Кыргызстан в 2021 году, я впервые взял в руки автомат.

А теперь в Украине после работы в Киевской области и освобождения пригородов я поехал в Николаев, а затем в Северодонецк. Каждый бой тут был тяжелым, потому что каждый момент ты рискуешь потерять свою жизнь. Но все равно вспоминаю первый страх во время боев за Гостомель, когда пять часов подряд накрывало обстрелами. Тогда я думал, что по-любому умру, мысленно прощался с родными. Но потом быстро собрался, и в моих глазах все по ту сторону, включая моих соотечественников, стали врагами, которых надо уничтожать.

Как реагируют у вас на родине на то, что вы воюете за Украину? Возникают ли из-за этого проблемы?

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Возникают, из-за них весной мне пришлось покинуть батальон. У меня большая аудитория в соцсетях, и я начал делиться информацией о том, что происходит в Украине и какие бесчеловечные вещи творят тут россияне. Например, когда мы эвакуировали жителей Киевской области, я своими ушами слышал от родителей, как они три дня держали дочь в колодце, чтобы защитить от кадыровцев. Тогда я грубо обратился к Кадырову в Instagram в ответ на что он назначил $50 тыс. за мою голову. А когда я возглавил Туран, ее цена возросла до $500 тыс.

В апреле дома на меня завели уголовное дело и начали кошмарить мою семью в Кыргызстане. Чтобы их вывезти, я аннулировал брак, записал сына на фамилию жены и только таким способом с помощью хороших людей доставил семью в Варшаву. Я выехал к ним, и уже ночью на меня напали кадыровцы, избили и принудили записать видео с извинениями. Пока они настраивали камеру, мне чудом удалось бежать прямо в руки польской полиции. В ее сопровождении собрал семью и поехал на границу с Украиной. Помню, пограничники долго смеялись, когда я сказал, что мне безопасней быть тут.

Вернуться домой я теперь не могу: в РФ меня фактически ждет смертная казнь, в Кыргызстане — пожизненное лишение свободы. Спецслужбы все еще допрашивают моих друзей, просят уговорить меня сдаться, мол, «украинцы неблагодарные, они в итоге кинут и депортируют».

Но я решил идти до конца: начал обзванивать знакомых с предложением создать батальон, и очень скоро у меня был целый список желающих.

Расскажите про ваш батальон Туран: насколько он большой, люди каких национальностей вошли в него, как набираете новичков и что мотивирует тюркские народы воевать за Украину?

— Сейчас в Туране порядка 600 человек шести разных национальностей. В первою очередь нас объединяет ненависть к кремлевской власти, второе — язык. Мы понимаем друг друга без переводчиков, будь то киргиз, азербайджанец, турок, китайский уйгур, татарин или казах. Мы все разные тюркские народы и горды, что объединены одной идеологией.

Туран частично сформирован из бойцов других подразделений ВСУ, а частично из тех, кто ранее не служил, но живет на территории Украины. Это люди, которые, как и я, искали возможность воевать, но опустили руки и стали заниматься своими делами. Теперь они узнали про Туран и сыпется вал заявок. Большинство пишут мне прямо в соцсетях или на моем Telegram-канале.

Сегодня добровольческий батальон Туран насчитывает 600 бойцов - представителей шести тюркских национальностей (Фото: DR)
Сегодня добровольческий батальон Туран насчитывает 600 бойцов - представителей шести тюркских национальностей / Фото: DR

Среди тех, кто хочет воевать очень, много азербайджанцев, которые из-за Карабахской войны ненавидят русских. Также к нам хотят попасть очень много китайских уйгуров, потому что не понаслышке знают о стремлениях РФ расширяться. Выявляют огромное желание также казахи, калмыки, якуты, татары.

Молодежи среди них почти нет, пишут в основном люди, знающие историю и видевшие своими глазами, кто такие русские. Они знают, куда идут и зачем.

Сейчас мы работаем только с теми, кто на данный момент уже находится в стране. Для остальных я пытаюсь добиться коридора, чтобы завести их в Украину. Все желающие проходят тщательную проверку моральную, физическую и главное — проверку безопасности, потому что я лично за них отвечаю.

В каком статусе сейчас находится батальон Туран, в каких боях участвует, и кто вас обеспечивает?

— Формально мы находимся в составе ЗСУ, но у нас все равно добробат, а, значит, никаких зарплат не предполагается. Потому сейчас нас обеспечивает весь тюркский мир — кто-то отправит машину, кто-то дроны, кто-то закупит форму, а кто-то просто донатит.

Совсем молодых бойцов отправляем на обучение, остальные занимают сейчас позиции по самым горячим направлениям — Херсон, Бахмут, Запорожье. Наши бойцы также выполняют много диверсионные задания на территории врага. Каждый день для них — это огромный риск, ведь каждый может либо там попасться, либо здесь умереть в бою.

Так что хотелось бы, чтобы бойцы были еще и юридически защищены, потому что пока в любой момент нас могут депортировать. А значит нужны официальные документы или хотя бы военный билет.

Сталкивались ли вы в боях со своими соотечественниками? Как смотрите на их участие в этой войне?

— У нас, у мусульман, свое крепкое сообщество. И для нас тот, кто защищает интересы Кремля, берет оружие в руки и идет убивать украинцев, автоматически отказывается от своей религии. То есть на поле боя для нас нет никаких мусульман, для нас они такие же «чмобики», как и русская армия.

Разговаривая с пленными, мы слышим два мотива — одним посулили деньги, других обманули. Последним обещают работу в Мариуполе на стройке, а на самом деле по месту забирают в армию или заставляют копать окопы. Такую вербовку проворачивают по всему Кыргызстану и Казахстану.

Как видите дальнейший ход российско-украинской войны и каков ваш личный план?

Победа за Украиной, это по-любому. Но уверен, что ближайший год война будет продолжаться. Уже не за горами новая мобилизация, ведь предыдущие 300 тыс. «чмобиков» закончились. Эту фазу войны Россия проиграла, но Украине надо готовиться к новой волне и соответственно к новой атаке. Мы же готовы выстоять с Украиной весь путь до победного конца.

Про себя скажу, что даже если Украина по каким-то причинам не предоставит мне временное убежище, я получу его в другом месте и соберу там войска для борьбы с кремлевским режимом. Я не успокоюсь, пока он есть.

poster
Сегодня в Украине с Андреем Смирновым

Дайджест новостей от ответственного редактора журнала NV

Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Показать ещё новости
Радіо NV
X