19 августа 2018, воскресенье

Уголовная ответственность “за отрицание преступлений украинских националистов”: известные украинцы о скандальном польском законе

2 комментировать
Акция польских националистов с требованием к президенту Дуде подписать закон об Институте национальной памяти, 5 февраля 2018 года

Акция польских националистов с требованием к президенту Дуде подписать закон об Институте национальной памяти, 5 февраля 2018 года

После того как принятый в Польше закон, который вводит уголовную ответственность “за отрицание преступлений украинских националистов” и наказание за высказывания о причастности поляков к Холокосту, обернулся международным скандалом, журнал Новое Время расспросил известных сооте­чественников, что они об этом думают.

А что думаете вы? Принимайте участие в опросе НВ.

Анатолий Криволап, художник

Польша повторяет ту же ошибку, которую она уже сделала во время восстания Богдана Хмельницкого [в 1648‑1654 годах], когда вступила в войну с Украиной. В итоге Украина оказалась под [влиянием] России, а затем и сама Польша стала колонией. Поэтому мне кажется, что сейчас аналогичная ситуация, и Польша ведет себя глупо во второй раз.

Я действительно переживаю. У меня в Польше живет коллекционер. Это вообще мой коллекционер №1, он собирает мои работы с 1976 года - с тех пор, как я окончил Художественный институт. Мы с ним обсуждали историю и пришли к выводу, что Польша [и тогда] вела себя неадекватно. Вот и сейчас я не понимаю всего того, что происходит в Польше. Зачем повторять эти ошибки и кому это нужно? На один момент, чтобы выиграть выборы? Тогда это глупо и авантюрно.

Сергей Фурса, специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital

В Польше, к сожалению, мы видим обострение скреп, которое продолжается уже довольно долгое время.

К сожалению, консервативная националистическая идеология, которая набирает популярность в Восточной Европе, приводит к таким последствиям и в долгосрочной перспективе негативно сказывается на экономике. Но в краткосрочной перспективе не стоит ожидать, что это нанесет вред украинским рабочим, как и самой экономике Польши.

Иосиф Зисельс, глава Ассоциации еврейских организаций и общин Украины

Сам по себе новый закон не содержит чего‑то плохого, кроме упоминания об украинских националистах. Кстати, о бандеровцах там упоминания нет. В законе также не идет речи об отрицании любого упоминания о Холокосте - меняются только трактовки. Поляки не отрицают участие отдельных поляков в уничтожении евреев. И если, вспоминая Холокост, не имеют в виду государство и весь народ, то в чем проблема?

Мои друзья, знающие Польшу лучше, говорят, что этот закон используют против инакомыслия и свободы слова. И если это так, то это плохо.

Я знаю, что многие украинцы, живущие в Польше, очень переживают. Они боятся, что этот закон используют против них. Ведь большое их количество являются украинскими националистами в хорошем смысле этого слова. Лично меня [в принятом законе] очень задевает упоминание об украинских националистах, и здесь я ожидал от нас более резкой реакции.

Кстати, те законы о декоммунизации, которые мы приняли три года назад, больно задели поляков. Тогда в перечень национальных движений, которые участвовали в национально-освободительной борьбе, мы зачислили те группы, которые поляки считают преступными: УПА, ОУН и другие. Тогда они очень нервно реагировали, ну а теперь мы.

Эта ситуация рассосется. Поляки смирились с нашими законами, а теперь ответили своим. Плохо, что напряжение между странами растет. Но здесь есть много измерений - меня вот больше тревожат друзья, которые там страдают от правого консервативного тренда.

Тарас Прохасько, писатель

Польша относится к тем центральноевропейским странам, которые живут своим бывшим величием. У них есть такой своеобразный комплекс большой утраченной страны. Но за последнее столетие они были в ненамного лучшем состоянии, чем украинцы, потому что их угнетали то немцы, то русские. И все же в этом ряду угнетенных хочется быть хоть чуточку менее пострадавшим и чуть более напористым. И украинцы для этого подошли лучше всего.

Для Польши Украина выгодна еще и тем, что наша политика и положение является слабым, и Украина позволяет с собой такие вещи делать на дипломатическом и правительственном уровнях.

Кроме того, Польша переживает тяжелые времена. Ведь многие поляки покинули страну, и там серьезный дефицит человеческого ресурса, который в значительной мере заполнен украинцами. А это также является постоянным раздражителем для простого поляка. Вот популистские партии, выстраивающие свою политику на утраченном величии, подыгрывают и пользуются этим.

А с другой стороны, украинцы также вступают в это противостоянии с Польшей. Хотя Украине стоило бы не отнекиваться и пенять на кого‑то, а признать связанные с насилием вещи.

Игорь Захаренко, генеральный директор турфирмы Феерия

Нужно взглянуть на историю наших отношений - поляки всегда нас предавали.

Но мои знакомые поляки не поддерживают нынешнюю политику своего правительства и говорят, что это все для поднятия рейтинга, рассчитанного на свой электорат. Получается, что действия [Варшавы] очень похожи на движения Москвы.

Олег Рыбачук, глава общественной организации Центр UA

Главная ошибка Польши в том, что вместо того, чтобы быть уверенным строителем будущего, она погрязла в прошлом. Такое впечатление, будто их Институт национальной памяти - это Институт памяти былых обид. Вообще‑то прошлое нужно знать для того, чтобы иметь лучшее будущее. Впрочем, это и для Украины характерно, мы тоже этим страдаем. Свое прошлое знать нужно, но не для того, чтобы бесконечно меряться обидами.

Ситуация в Польше похожа на ту, что происходит в России, когда ты раскручиваешь маховик так, что назад уже этого джина в бутылку можешь и не загнать. Важно, чтобы Украина не втянулась в эту войну. И я бы хотел, чтобы украинские элиты были просто умнее. Это серьезное испытание.

А вообще Польша очень быстро утратила роль одного из лидеров новой Европы. Впечатление, будто реализуется сценарий, который выгоден тем, кто не хочет видеть Европу сильной и демократической.

Парадокс в том, что партию Право и справедливость возглавляет Ярослав Качиньский, брат Леха Качиньского. Последний погиб в катастрофе, которая была очень похожа на спецоперацию России. И вместо того, чтобы создавать альянсы с Украиной, Качиньский создает проблемы для Украины и таким образом помогает убийцам своего брата.

Елена Бабакова, журналистка, проживающая в Варшаве

Польский закон очень неаккуратно написан, главный его недостаток - возможность слишком широкой интерпретации. Но никакую “бандеровскую идеологию” закон не запрещает, там вообще нет ни слова про Бандеру. Есть “преступления украинских националистов”, под которыми однозначно понимается Волынь и соучастие в убийствах евреев. А красно-черному флагу [УПА] и приветствию “Слава Украине!” ничего не угрожает.

Однако сложно сказать, как закон будет действовать на практике. Его принятие еще больше ограничило пространство для диалога между странами. А без уступок, без двух шагов назад нас ждет еще большее похолодание в двухсторонних отношениях.

Всеволод Кожемяко, генеральный директор группы компаний Агротрейд

У всех соседствующих государств есть определенная совместная история, в которой есть взлеты и падения, есть яркие положительные и отрицательные моменты. Это неизбежно. И как правило, это все в странах-соседях используют для интриг во внутренней политике.

Как по мне, то принятый Польшей закон - популистский и никак не отражает историческую действительность. Ведь этот [исторический] эпизод вообще имеет ничтожное значение в сравнении со многим другим и в сравнении с объемом наших взаимоотношений с Польшей.

И если в Польше этот вопрос встал так остро, значит, не доработали какие‑то наши ответственные за это органы. Значит, надо было каким‑то образом упреждать эти вещи, приходить к общему знаменателю. Так что я не вижу проблем, почему мы не можем решить этот вопрос.

Владимир Вятрович, директор Украинского института национальной памяти

К сожалению, за последние два года наблюдаем существенное ухудшение польско-украинских отношений. А последние инициативы польской власти - это дальнейшее углуб­ление разногласий между странами. Наши отношения требуют откровенного и честного диалога о тяжелых страницах нашей истории, но принятый закон фактически свел к нулю возможность продолжения такого диалога.

Андрей Худо, глава набсовета Холдинга эмоций !FEST (креативные проекты и рестораны, в том числе львовская Криївка)

Польше стоит строить будущее, а не возвращаться в прошлое. В контексте добрососедства и по принципу win-win [двойного выигрыша], а не игры с нулевой суммой.

Мне нравилось, как Польша развивалась во времена президентства Александра Квасьневского и Бронислава Коморовского. Я всегда ставил в пример Польшу, которая за 20 лет сделала феноменальный прорыв благодаря правильным реформам. Поэтому хочу пожелать нынешнему руководству Польши развивать страну именно на таких принципах. И помнить, что один в поле не воин.

Читайте этот материал в свежем номере журнала Новое Время - №5 от 8 февраля 2018 года

Хотите знать не только новости, но и что за ними стоит?

Читайте журнал Новое Время онлайн.
Подпишитесь прямо сейчас

Читайте 3 месяца за 59 грн

Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Геополитика ТОП-10

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: