«Это не улица. Это народ». Белорусы не сдаются, Лукашенко бредит, мир взял паузу — главные итоги месяца протестов в Беларуси

9 сентября 2020, 18:19

В среду, 9 сентября, исполняется ровно месяц с начала протестов в Беларуси, охвативших страну после того, как Александр Лукашенко в шестой раз объявил себя победителем выборов президента.

НВ напоминает, как стихийные уличные акции в Беларуси обрели размах мощного общественного движения, какой ответ на события в стране нашел диктатор Лукашенко и как реагируют на это в мире.

Видео дня

Первый месяц протестов — главные события

«Еще никогда за 26 лет правления Александра Лукашенко на улицы не выходило столько людей, чтобы бросить ему вызов» — такой главный результат первого месяца протестов озвучивает в своем итоговом репортаже международная редакция Радио Свобода.

За это время сотни тысяч жителей 9-миллионной Беларуси провели десятки акций протеста, которые приобрели самые разные формы: от уличных маршей до массовых забастовок и акций солидарности медиков, студентов, рабочих и женщин.

Минувший месяц Беларусь провела в беспрецедентных для своей новейшей истории реалиях, где главным символом стал бело-красно-белый флаг, главным слоганом — «Саша, уходи!», а главным ужасом — произвол ОМОНа, титушек, противозаконные задержания и похищения людей.

Точка отсчета этих событий — вечер 9 августа, финального дня голосования на выборах президента. Вопреки многочисленным свидетельствам фальсификаций и подтасовок народного волеизъявления, официальный экзит-пол и ЦИК Беларуси отдали победу Александру Лукашенко — он якобы получил 80% поддержки.

Не имея юридической возможности оспорить этот результат — многие протоколы и документы избиркомов уничтожили в первые дни после выборов, — возмущенные белорусы вышли на улицы всех областных центров страны в первую же ночь после выборов.

Вот краткая хронология самых важных событий первого месяца белорусского сопротивления.

9 августа — первая ночь протестов, 3 тыс. задержанных. Готовясь к массовым акциям, власти стянули в центр Минска спецтехнику, закрыли несколько станций метро, заблокировали главные админздания в крупных городах. Ночью против демонстрантов впервые применили водометы, резиновые пули, слезоточивый газ и светошумовые гранаты. Людей массово избивали, задерживали без причины, догоняли во дворах — эта практика позже стала «традиционной» для силовиков. Только за первые три дня протестов были задержаны 7 тыс. человек.

10 августа — первая подтвержденная смерть и реакция мира на события в Беларуси, выезд Тихановской из страны. В этот же день пропала связь с лидером оппозиции Светланой Тихановской — власти вынудили ее уехать в Литву, где она находится до сих пор. С «победой» белорусского диктатора поздравили лидеры авторитарных стран, итоги выборов отказались признавать на Западе. Люди вновь вышли на улицы, в Минске погиб первый протестующий. По официальной версии МВД, Александр Тарайковский пытался бросить в ОМОН самодельное взрывное устройство, которое сдетонировало у него в руках. Очевидцы и фотографы, запечатлевшие момент трагедии, свидетельствуют, что силовики расстреляли мужчину в упор. С тех пор были подтверждены смерти как минимум трех человек, прямо связанные с действиями силовиков. Тела еще нескольких пропавших в дни протестов нашли позже — обстоятельства их гибели вызывают вопросы.

Подборка кадров из Минска: люди строят баррикады и готовят коктейли Молотова, а ОМОН - нападает на протестующих

12 августа — первая крупная «женская» акция протеста. Ее провели в Минске в знак протеста против произвола силовиков — шокирующие фоторепортажи с улиц белорусских городов к этому времени облетели первые полосы мировых СМИ. С тех пор женщины стали одной из главных движущих сил белорусского протеста: держа в руках цветы, выходя в белых одеждах, они становятся «в цепи солидарности» с задержанными и избитыми, защищают мужчин, а порой — даже окружают ряды ОМОНа.

14 августа — первые освобождения узников и создание Координационного совета оппозиции. В ночь на 14 августа из следственных изоляторов выпустили десятки людей, незаконно задержанных в предыдущие дни. Их рассказы и травмы стали новым потрясением для Беларуси. В камерах удерживали по несколько десятков человек, не давая ни еды, ни воды, ни медикаментов. Задержанных зверски избивали, пытали, оскорбляли и истязали морально. Все это время семьи не имели никаких сведений о судьбе близких. Позже правозащитники ООН задокументировали как минимум 450 случаев пыток, включая изнасилование дубинками, насилие над женщинами и детьми. Десятки людей оказались в больницах с тяжелыми травмами.

Для диалога о передачи власти с руководством страны Светлана Тихановская 14 августа объявила о создании Координационного совета, куда вошли оппозиционеры и представители гражданского общества (первое заседание состоялось 19 августа).

16 августа — первый 200-тысячный марш в Минске. Впервые море людей заполнило весь центр белорусской столицы: улицы и проспекты города были свободны, людей не задерживали. Народное единение и кадры массовой акции удивили самих белорусов — такого в их истории не было еще никогда. Власти в этот же день организовали акцию в поддержку Лукашенко, однако ее масштаб был в десятки раз меньше. С того дня самые крупные народные марши протеста в Беларуси проходят именно по воскресеньям.

Марш свободы и митинг в поддержку Лукашенко: восьмой день протестов в Беларуси

17 августа — первая неделя волны забастовок на госпредприятиях и заводах. Призывы к общенациональной забастовке зазвучали в белорусских Телеграм-каналах уже в первые дни после выборов, тогда же появились отдельные свидетельства страйков на госпредприятиях. По-настоящему масштабный размах забастовочное движение приобрело ко второй неделе протестов: к нему примкнули работники Беларуськалия, заводов МЗКТ, МТЗ, МАЗ, БМЗ, БЕЛАЗ, предприятий Полоцк-Стекловолокно, Полимир, Нафтан и других. Рабочие в униформе стали присоединяться к уличным акциями, а демонстранты, наоборот, приезжали на заводы поддержать протестующих. 17 августа Александр Лукашенко услышал дружное «Уходи!» от рабочих МЗКТ, где он попытался пообщаться с коллективом.

23 августа — Марш новой Беларуси и Лукашенко с оружием. Несмотря на дождь, закрытые станции метро, оцепленные объекты в центре Минска, около 150 тыс. человек вновь собрались в белорусской столице на протест против режима Лукашенко. Сам он вместе с 15-летним сыном Николаем появился возле президентской резиденции в неожиданном образе: оба были с оружием (правда, без магазинов), в камуфляжной форме и бронежилетах.

26 августа — возобновление массовых незаконных задержаний. На мирных акциях в этот и последующий дни по всей в стране были задержаны сотни людей (26 августа — более 30 человек, 27 августа — более 260, 28 августа — еще несколько десятков, 30 августа — как минимум 140 человек). Задержания продолжаются в Беларуси до сих пор, помимо силовиков людей теперь похищают и увозят также «тихари» — белорусские титушки.

30 августа — марш ко дню рождения диктатора. И снова 100 тыс. человек вышли на улицы Минска, чтобы «поздравить» Александра Лукашенко с 66-летием. Среди «сюрпризов», которые демонстранты принесли к его резиденции, были овощи, похоронные венки и «гроб для диктатуры».

1 сентября — День солидарности и избиение студентов. В этот день белорусов призвали провести саму масштабную забастовку в истории страны. Наиболее активно на призыв откликнулись студенты — однако их марши жестко разгоняли, силовики вторглись в университеты, а молодых людей десятками задерживали.

Массовая забастовка студентов в Минске. Студенты саботируют учебу и выходят на улицы

6 сентября — новый 100-тысячный Марш единства. В очередное воскресенье белорусы организовали мощную акцию в поддержку задержанных и за отставку Лукашенко. Десятки тысяч участников марша в Минске пришли к резиденции Александра Лукашенко, а к вечеру в столице снова начались жесткие задержания — силовики увезли с улиц до 200 человек.

7−9 сентября — серия похищений и задержаний лидеров белорусской оппозиции. 7 сентября в центре Минска была похищена член президиума Координационного совета Мария Колесникова, а также пресс-секретарь и исполнительный секретарь организации Антон Родненков и Иван Кравцов. Всех троих попытались вывезти в Украину, однако Колесникова разорвала паспорт и выбралась из машины в окно — сейчас она под арестом в Минске. Также за последние дни были задержаны доверенное лицо Тихановской Антонина Коновалова, член президиума Координационного совета, юрист Максим Знак, адвокат Колесниковой Илья Салей, прошли обыски в избирательном штабе арестованного банкира Виктора Бабарико и в квартире Марии Колесниковой. Многие оппозиционеры теперь являются фигурантами уголовных дел о попытке захвата власти.

Восстал не Координационный комитет. Восстала страна

По состоянию на 9 сентября все члены президиума Координационного совета, кроме нобелевского лауреата, писательницы Светланы Алексиевич, задержаны либо принудительно высланы из страны (уехать пришлось в т. ч. дипломату и экс-министру Павлу Латушко, соратнице Тихановской Анне Ковальковой). Саму Алексиевич терроризируют неизвестные.

Пока же именно Светлана Алексиевич 9 сентября наиболее точно подвела итог месяца протестов в своем заявлении. «Восстал не Координационный комитет. Восстала страна. […] Мы не готовили переворот. Мы хотели не допустить раскола в нашей стране. Мы хотели, чтобы в обществе начался диалог, — напомнила она. — Лукашенко говорит, что не будет говорить с улицей, а улица — это сотни тысяч людей, которые каждое воскресенье и каждый день выходят на улицу. Это не улица. Это народ».

Новые «буржуйчики», заговор «Ника и Майка», Россия навеки: параноидальный ответ Лукашенко своему народу

Весь последний месяц Александр Лукашенко демонстративно отрицает волну возмущения, которая выплеснулась на улицы Беларуси. Абсурдность его комментариев нарастает по мере расширения масштаба протестов.

Впервые Лукашенко прокомментировал их лишь на третий день после выборов, назвав протестующих «людьми с криминальным прошлым и безработными». К ним, по его мнению, примкнул «класс местных буржуйчиков» (новое поколение граждан), которые «хотят власти». Лукашенко также характеризовал выступивших против него людей как «крыс» и «овец, которым управляют из Польши, Великобритании и Чехии».

Диктатор — а вслед за ним и госСМИ Беларуси — упорно утверждает, что якобы именно страны Запада (и прежде всего — США) стоят за организацией протестов в Беларуси. Власти страны даже использовали ситуацию вокруг отравления российского оппозиционера Алексея Навального, чтобы поддержать такую версию трактовки событий. 4 сентября в Беларуси опубликовали запись якобы «перехваченного» белорусскими спецслужбами разговора «Берлина и Варшавы». На этой предельно странной аудиозаписи, дублированной на русский язык, предполагаемые «Ник» из Берлина и «Майк» из Варшавы называют Лукашенко «крепким орешком» и «профессионалом», а также якобы обсуждают фальсификацию отравления Навального, чтобы «отбить охоту Путину сунуть нос в дела Беларуси» и «утопить его в проблемах России». 8 сентября Лукашенко пообещал обнародовать «сенсационное» продолжение этих переговоров.

Нечеловеческую жестокость силовиков власти также отрицают. Лукашенко неоднократно заявлял, что кадры избиений инсценированы («Некоторым девчонкам попы красили синей краской — можем вам эти кадры показать»), а глава МВД Беларуси Юрий Караев заявил, что "более гуманной, выдержанной и хладнокровной милиции" нет нигде в мире. «ОМОН спас нас от блицкрига», — резюмировал действия силовиков Лукашенко в интервью росСМИ.

С Координационным советом оппозиции Александр Лукашенко не поддерживает никаких контактов и отрицает само его право на существование. В единственном интервью после выборов, которое он дал 8 сентября российским пропагандистским СМИ, диктатор так объяснил свои мотивы: «Я не буду разговаривать с Координационным советом оппозиции, потому что я не знаю кто эти люди. Они никакая не оппозиция. Все, что они предлагают — это катастрофа для Беларуси и белорусского народа. Они хотят разорвать все наши связи с братской Россией, хотят, чтобы у нас были платными образование и медицина. Они хотят, чтобы все наши промышленные предприятия были уничтожены, а рабочие стали бы безработными!»

Правда, порой Лукашенко приходится сталкиваться с реальными настроениями в стране лицом к лицу. 17 августа его освистали бастующие рабочие Минского завода колесных тягачей, а спустя неделю не только Беларусь, но и весь мир потешался над попыткой диктатора явить народу «сильную руку» — его появлением с оружием и в полной амуниции в президентской резиденции («Я не сбежал и готов защищать свою страну до конца»).

Все, на что сподобился самопровозглашенный белорусский президент за этот месяц — признать, что он «немного пересидел» на посту, и озвучить призрачную идею возможных досрочных выборов — без четких сроков и только после проведения туманной «конституционной реформы». «Я просто так не уйду», — заявил диктатор.

Тем временем массовые забастовки, 200-тысячные протесты на улицах и международная реакция на события в Беларуси вынудили Лукашенко совершить очередной геополитический разворот. Диктатор, который еще летом пытался дистанцироваться от России и обвинял Москву в том, что «братские отношения» с Минском она «напрасно поменяла на партнерские», теперь взял экспресс-курс на максимальную российскую поддержку.

Он выдал РФ задержанных под Минском «вагнеровцев», а 15 августа договорился с Владимиром Путиным о том, что РФ при «первом запросе окажет помощь для обеспечения безопасности в Беларуси». Согласно ответному заявлению Путина, российские силы не будут использоваться до тех пор, пока «экстремистские элементы в Беларуси не перейдут границ, не начнут разбой».

Кроме того, теперь Лукашенко старательно вторит риторике российской пропаганды о якобы угрозах со стороны НАТО и западных стран, которые «лязгают танками у границ». 22 августа Александр Лукашенко сообщил о решении привести Вооруженных сил Беларуси в полную боевую готовность, а до этого обвинил Польшу (а с ней и НАТО с Евросоюзом) в намерении «отсечь Гродненскую область».

Без персональных санкций для диктатора: как реагирует мир на события в Беларуси

За месяц после выборов ни одна из западных стран не признала 80%-ную «победу» Лукашенко — мировые лидеры фактически отказали диктатору в легитимности. В то же время выехавшая в Литву Светлана Тихановская проводит встречи на международном уровне — она успела выступить в ООН, Европарламенте и ПАСЕ, а 9 сентября встретилась с лидерами Польши.

На всех этих встречах Тихановская, как и другие лидеры белорусской оппозиции, призывает не признавать полномочия Лукашенко — хотя подчеркивает, что сценария силового захвата власти белорусские протестующие не рассматривают, а лишь хотя добиться проведения новых выборов.

Пока самые действенные шаги в ответ на просьбы о мировой реакции предприняли страны Балтии. Литва, Латвия и Эстония запретили въезд 30 белорусским чиновникам. Среди них — Александр Лукашенко, глава и первые лица его администрации, руководитель ЦИК Лидия Ермошина и другие члены комиссии, руководители и сотрудники силовых ведомств. Страны также решили резко сократить энергетическое и экономическое сотрудничество с официальным Минском.

На более широком уровне санкции в отношении Беларуси все еще на стадии обсуждения — даже спустя месяц после бесчинств режима Лукашенко.

7 сентября агентство Reuters сообщил, что Евросоюз намерен ввести экономические санкции против 31 высокопоставленного чиновника Беларуси за фальсификацию результатов выборов и насилие в отношении протестующих.

«Первоначально мы согласовали 14 имен, но многие государства посчитали, что этого недостаточно. Сейчас мы достигли консенсуса еще по 17 именам. Это высокопоставленные чиновники, ответственные за выборы, насилие и репрессии», — отметил один из собеседников агентства.

Однако Лукашенко среди них, скорее всего, не будет: 4 сентября немецкая газета Die Welt сообщила, что ЕС не намерен вводить персональные санкции в отношении диктатора.

По информации газеты, против санкций выступила Германия, которую поддержали также Франция и Италия.

Там полагают, что такие меры лишь ограничат и усложнят дальнейшую коммуникацию стран Запада с Лукашенко для урегулирования ситуации в Беларуси. Против такой позиции выступили все те же страны Балтии и Польша.

А в конце августа глава европейской дипломатии Жозеп Боррель признал, что Брюссель не заинтересован в том, чтобы Беларусь стала «второй Украиной», что отчасти объясняет нынешнюю стратегию ЕС по отношению к ситуации в Беларуси. «Сегодняшняя проблема белорусов — не выбор между Россией и Европой, а завоевание свободы и демократии», — написал дипломат в статье для издания Le Journal du Dimanche.

Редактор: Инна Семенова

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X