Луценко рассказал НВ об Автомайдане, бизнесе семьи и своих политических амбициях

 Я открыл двери для понятия справедливости в это помещение ГПУ - Луценко
Фото: Наталья Кравчук/НВ

Я открыл двери для понятия справедливости в это помещение ГПУ - Луценко

Генеральный прокурор Юрий Луценко в интервью НВ рассказал об Автомайдане, бизнесе семьи и своих политических амбициях.

— Какие на ваш взгляд, ваши наибольшие достижения и ошибки на должности генпрокурора?

— Я считаю достижением слом старой командной вертикально ориентированной карательной системы. Могу с гордостью сказать, что сейчас ее нет. На сегодняшний день ни я, ни мои заместители не могут никого ни снять, ни назначить. Это ключевое условие. Сейчас снимают, назначают исключительно органы самоуправления, которые были созданы самими прокурорами на съездах. Я только подписываю их решения без всякого права их изменить.

Вторая история — у нас отменено следствие. И наконец — мы сократились на четверть. Мы подняли зарплату вдвое, на нее можно жить. Сегодня сотни вакансий заполняются людьми из-за системы. Через 2-3 года эти люди из местных прокуратур поднимутся выше.

Также считаю большим достижением процесс над Януковичем по обвинению в государственной измене.

Считаю чрезвычайно важным и то, что до 80% дел Майдана являются доказанными.

И третье звено — современная коррупция. Закон предусматривает, что это исключительно кометенция НАБУ. Тем не менее, мы находим юридически выписанные возможности подставить плечо в деятельности НАБУ и в этом году мы не только задержали более 9 тыс. коррупционеров, не только передали около 3 тыс. дел в суды, но и получили 1,5 тыс. ариговоров.

Ошибки. Ошибкой можно считать, что я дал себя втянуть в дискуссии по НАБУ. Не я был инициатором, но должен признать, что публичные громкие споры нанесли ущерб всей системе. К счастью, недавно Артем Сытник был в этом кабинете, и он признал это, и я признал это. Сейчас мы стараемся найти общее в нашем разном видении законодательства.

— Есть много критики в ваш адрес. Вы сказали о достижениях по расследованию дел Майдана. Большая в этом заслуга также Сергея Горбатюка, главы департамента спецрасследований ГПУ. Но он ваш оппонент и в своих публичных выступлениях говорил, что когда вы пришли на должность, с его департамента забрали экономические дела в отношении бывших высокопоставленных и его департамент сократили. Что бы вы на это могли сказать?

— Я спокойно воспринимаю критику. Считаю, признаком изменений в прокуратуре является то, что один из моих подчиненных может публично критиковать мои действия. В данном случае я не согласен с Горбатюком по одной простой причине. 2,5 года господин Горбатюк возглавлял сотни людей, сотни следователей и прокуроров, в том числе командированных в него из других областей. Работали над делами Майдана. В результате действительно было сделано немало для предъявления обвинений прямым исполнителям беспорядков против майдановцев. Но скажите мне, надо было ждать именно Луценко, чтобы через два года провести обыски у Клюева? Надо было ждать Луценко, чтобы допросить и предъявить подозрение руководителю ГУД, за подписью которого Межигорье пошло к Януковичу? Я веду к тому, что господин Горбатюк, с моей точки зрения, является разумным и профессиональным следователем, но он сейчас увлекся созданием имиджа больше, чем результатом.

— Автомайдан вас открыто обвиняет в том, что после того, как прошел автопробег к вашему дому, трем их активистам вручили подозрение и им грозит тюремное заключение. Они связывают это именно с тем, что был автопробег к вашему дому.

— Ни одного расследования автопробега или иных акций протеста, я никогда себе не допущу. Я пришел из двух площадей и одной из своих функций вижу обеспечение права на мирный протест. Кем угодно: Саакашвили, Гриценко, Тимошенко, кем угодно. У меня под домом был мирный протест, и я его принял во внимание. Однако участники этого протеста, приехав ко мне, имели несколько месяцев уголовное производство. В данном случае речь идет о Хаджинове и других, которые в разное время в этом году, сначала забросали яйцами, а затем нанесли физические побои действующему народному депутату. Это незаконно. Это прямое нарушение закона. Позволю себе еще добавить, что это еще и аморально, применять насилие к человеку, который был ранен на Майдане, потом был контужен, будучи добровольцем на фронте. Только потому, что кому-то не нравятся его взгляды. И за это придется отвечать.

— Но почему так по времени совпало, что после того, как они к вам приехали, им вручили подозрения? Хотя его забросали яйцами очень давно.

— Его забросали летом. Один эпизод летний, один осенний. Поэтому если бы это был летний, возможно было бы завершено ранее, но еще был осенний эпизод. Задавайте вопросы им, почему они приехали ко мне именно в тот момент, когда уже точно знали о завершении следствия? В УПК нет такой нормы — в связи с пикетированием дома генпрокурора дело закрыть.

Я понимаю, что, наверное, суд примет во внимание их гражданскую позицию. Наверное, будет много людей, которые будут свидетельствовать о том, что должно быть более мягкое наказание, чем может быть выбрано судом. Но суд должен состояться. В нашей стране и в любой европейской стране народный депутат защищен от нанесения побоев за свои взгляды. Значит, за это надо ответить. Это очень важное прецедентное дело. Точно так же, как очень важно мирно и спокойно пикетировать здание генпрокурора, важно не допустить насилия над действующими парламентариями. Для меня это две очевидные истины. Поэтому извините, упреки о том, что это расправа, смешные. Это точно так же, как министр финансов Данилюк требует отставки генпрокурора, он не хочет платить налоги. Извините, каждый, кто выходит на определенный финал своего уголовного производства, имеет соблазн обвинить Луценко в политических репрессиях. Такая у нас жизнь.

— Объясните ситуацию с домом в селе Стоянка, к которому приезжал Автомайдан. Ваша жена в интервью проекту Без парканів ранее объясняла, что это не ваш дом и вы там временно проживаете, пока ремонт в киевской квартире. А сейчас даже при документам видно, что этот дом принадлежит отцу Ирины Луценко. Это ваш или не ваш дом? И откуда у отца жены деньги на этот дом?

— Этот дом члены моей семьи приобрели еще до моего ареста и тюремного заключения. Поэтому история его приобретения, источники доходов и т.п. были проверены лично Виктором Пшонкой и Ринатом Кузьминым. Поэтому прошу не беспокоиться. Если бы за это мне можно было вписать статью, она точно была бы вписана.

Действительно, дом в разные периоды принадлежал то моему тестю, то моей жене, это также было связано с моим политическим преследованием. Это было необходимо для того, чтобы семья была в покое за свой дом. Я никогда не заявлял, что проживаю там временно. Мы там проживаем с семьей на постоянной основе.

— Еще один вопрос об имуществе. Был скандал с так называемыми "квартирами Луценко" на Эспланадной 32-В. В этом доме многое связано с вашей семьей. Фирма сына сдавала в аренду эти квартиры. А сейчас председатель ОСМД этого дома — Евгений Волохин. И, насколько я понимаю, это брат жены вашего сына. И он также работал в компании, которая принадлежала вашей жене. Имела ваша семья когда-то какое-то отношение к этим квартирам?

— Я узнал об этой истории уже после публикаций в прессе и заинтересовался — откуда у меня в семье появился дом в центре Киева? Оказалось, конечно, что его нет. Изначально он никогда не принадлежал ни к собственности, ни к кому из членов моей семьи и не принадлежит по сегодняшний день. Правдой является то, что мой сын Александр, вернее, его предприятие, действительно заключало договор с владельцем на ремонт помещений. Человек ремонтировал офисную площадку, на сумму ремонта составлял акты и получал возможность сдать в аренду дороже, чтобы вернуть себе эти средства. Все эти документы не раз проверялись. Помню очень четко, что сын как раз закончил последний этаж ремонтировать, вернул себе назад средства и оттуда именно ушел добровольцем на войну. Мне кажется, что бизнес-деятельность с ремонта и сдачи в аренду еще никому не запрещена. Все остальные инсинуации о том, что это подставные лица, это собственность моя, является прямой ложью.

— Но до сих пор ОСМД возглавляет Евгений Волохин, брат жены Александра Луценко.

— Точно не интересуюсь, есть ли ОСМД и кто его возглавляет. Это точно не моя работа.

— Хотела спросить еще о бывшем телекоммуникационном бизнесе вашей жены, компании Украинские новейшие телекоммуникации. Сейчас его владельцем является Игорь Мазепа, глава инвесткомпании Конкорд Капитал. Помещение компании и дальше сдаются в фирмы вашего сына. Скажите, ваша семья имеет отношение к этому бизнесу?

— Не знаю, честно. Знаю, что когда-то там работала жена, после того, как она стала народным депутатом, перевела свой бизнес на сына, потом, насколько мне говорили, состоялась продажа этого объекта. Кто там сейчас работает, как работает, не в курсе. Моему сыну 28 лет, он живет отдельно от меня. У него есть достаточно нормальная экономическая основа жизни, я и раньше не знал, но сейчас не собираюсь узнавать об особенностях его бизнеса. Если есть вопросы, спрашивайте у него. Единственное, что я точно знаю, что в его действиях нет никаких нарушений действующего законодательства. И для меня это очень важно. Он платит налоги, он имеет все необходимые документы, он остается Луценко со всеми присущими нашей семье убеждениями и яркими методами их высказывания. Я горжусь тем, что он без отцовского влияния обеспечивает себя и свою семью. Чего желаю и всем остальным.

— Недавно вы дали интервью телеканалам и там сказали, что вы изменили прокуратуру и теперь хотите изменить страну. Это заявка на премьерство или на президентский пост? Что вы имели в виду?

— Я имел в виду то, о чем сказал. Считаю, что любая страна имеет будущее, когда граждане любят и поддерживают свое государство. В нашей стране востребованы три ключевых понятия — развитие, справедливость и мир. Я отвечаю сейчас за зону справедливости. Хочу ее расширить. Я открыл двери для понятия справедливости в это помещение ГПУ, данного понятия в нем не было никогда. Закон был, справедливости почти не было. Так же справедливость должна зайти во все помещения. Президентский дворец, правительственный комплекс, Верховную Раду, везде. Я не делаю никаких заявок на отдельную политическую игру. Я человек командный. Но в своей команде я вижу людей, которые имеют схожие со мной моральные принципы. Среди них — ключ к справедливости. Не ищите в моих словах чего-то большего, чем там есть, и чего-то меньшего тоже.

Читайте материал о Юрии Луценко в свежем номере журнала Новое Время — №1 от 12 января 2017

Лекции Нового Времени возвращаются!

Мы собрали известных экономистов и бизнесменов, влиятельных историков и мыслителей, и задали им один вопрос: «Что ждёт страну?»

Посмотреть расписание
Ukraine-2020

Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Политика ТОП-10

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: