А теперь не дышите. Как украинцы из индустриальных городов борются за право на чистый воздух — репортаж НВ

22 мая, 21:00
Цей матеріал також доступний українською
А теперь не дышите. Как украинцы из индустриальных городов борются за право на чистый воздух — репортаж НВ - фото

Kuba Bożanowski via Flickr

Иллюстративное фото

В 2018 году двое украинских городов — Днепр и Мариуполь — возглавили рейтинг населенных пунктов страны с самым загрязненным воздухом. Еще 14 городов Украины имеют высокий уровень загрязнения воздуха.

Специальный корреспондент Радио НВ Ирина Лопатина поговорила с украинскими эко-активистами, чтобы узнать, как жители индустриальных городов борются за право на чистый воздух.

Часть I. Незаметный убийца

«Т ы знаешь, чем твои дети дышат, но ты не осознаешь, какой вред это наносит. Ты не знаешь, пока этого с тобой не случится», — это слова жительницы южного Лондона Розамунд Кисси-Дебра, матери девятилетней Эллы. Девочка умерла в 2013-м от острой респираторной недостаточности и тяжелой астмы.

В начале мая Высокий суд Англии постановил провести дополнительное расследование причин смерти Эллы, ведь семья Эллы предоставила генеральному прокурору отчет профессора Стивена Холгейта, известного эксперта по выбросам в воздух.

Ученый предположил, что девочка могла умереть от сверхнормативных выбросов загрязняющих веществ от автомобилей, поскольку семья Кисси-Дебра живет в 25 метрах от South Circular Road — одной из самых загруженных и грязных дорог в Великобритании. Профессор Холгейт утверждает, что если бы в воздухе вокруг ее дома было меньше выбросов, то Элла Кисси-Дебра могла бы остаться живой.

Мать Эллы надеется, что если будет доказано, что причиной смерти ее дочери стал грязный воздух, то правительство страны будет вынуждено признать огромную проблему выбросов в атмосферу. Розамунд дальше продолжает проживать в Кэтфорде с еще двумя детьми: «Почему мы должны переезжать? Мы любим наш дом, мы любим нашу общину. Не лучше ли, чтобы мы очистили воздух для каждого, чем просто переезжать? Даже если мы переедем, проблема все равно останется».

«Незаметный убийца», как называют эксперты загрязненный воздух, вызывает много смертей. По данным Организации Объединенных Наций, ежегодно из-за болезней от выбросов в атмосферу умирает около 7 миллионов человек во всем мире. В Украине также большая печальная статистика: в Центре общественного здоровья Министерства здравоохранения по данным 2017 года заявляют, что косвенно в нашей стране до 8% смертей связано с влиянием загрязненного воздуха.

— Если сказать это в абсолютных цифрах, то мы можем говорить где-то примерно о 45 000 украинцах ежегодно, — говорит заместитель генерального директора Центра общественного здоровья Владислав Збанацкий. — Это реально большая цифра, и ее можно уменьшить.

В Украине основными загрязнителями воздуха называют автомобильный транспорт, промышленные предприятия и сельское хозяйство. Какую же опасность несут в себе различные выбросы? Сейчас выделяют пять основных загрязнителей, по которым осуществляется мониторинг и составляется индекс загрязнения атмосферного воздуха в Украине, это: пыль, диоксид азота, диоксид серы, формальдегид и оксид углерода.

Так, диоксид азота попадает при горении в атмосферу от выбросов предприятий и автомобилей. В Центре общественного здоровья говорят, что сразу могут появляться симптомы воспаления дыхательных путей в виде насморка или першения в горле. А если сверхнормативное воздействие на человека этого соединения продлится долго, это уже может спровоцировать хронические заболевания дыхательных путей.

Подобным образом действует и диоксид серы: он вызывает воспаление и раздражение, что облегчает попадание инфекции внутрь организма. Пыль также является раздражающим элементом, оседая в легких, повреждает клетки. Формальдегид — сильный раздражитель и является ядом для клеток; попадая дальше в систему кроветворения человека, он поражает различные системы организма. Заместитель гендиректора Центра общественного здоровья объясняет:

Иллюстративное фото
Иллюстративное фото / Фото: jwvein via Pixabay

— При оценке риска выделяют два типа загрязнения — это твердые частицы размером 10 микрон и твердые частицы размером 2,5 микрона. Твердые частицы размером 10 микрон оседают в легких и там вызывают свое негативное воздействие; твердые частицы размером менее 10 микрон способны проходить через аэрогематический барьер, который есть в легких, уже в кроветворное русло и там уже оказывать свое действие. Это может вызвать воспалительные процессы, формирование тромбов, воспаление стенок сосудов — как раз это может быть одной из причин возникновения инфарктов и инсультов. ВОЗ, по своим оценкам в 2017 году, дает цифру в 58% преждевременных смертей, спровоцированных загрязнением воздуха, которые именно связаны с инфарктами и инсультами. В Украине эта цифра даже больше и достигает 80%.

Специалист также выделяет в отдельную группу болезни, которые может вызвать загрязненный воздух, хронические обструктивные заболевания легких, бронхов, бронхиальную астму, а также рак легких. Самое печальное, что страдают и дети — они также умирают от инфекций дыхательных путей, которые возникают, в частности, и из-за влияния загрязненного воздуха, говорит Збанацкий.

— Мы можем говорить о наиболее опасных [соединениях], но мы должны понимать, что у каждого человека есть индивидуальный порог восприятия загрязняющего вещества. Да, есть определенные предельно допустимые дозы, но сказать, что-то или иное вещество является более или менее вредным, невозможно, учитывая то, что они действуют на нас в комплексе.

Концентрация вредных выбросов в воздухе повышена в украинских промышленных центрах, а также городах-миллионниках. Ежегодно Центральная геофизическая обсерватория имени Бориса Срезневского составляет рейтинг самых грязных городов по показателю качества воздуха. Так, по данным наблюдений, за 2018 очень высокий уровень загрязнения наблюдался в Мариуполе и Днепре; высокий — в Одессе, Каменском, Киеве, Кривом Роге, Луцке, Николаеве, Славянске, Краматорске, Рубежном, Львове, Запорожье, Лисичанске, Херсоне, Кременчуге.

Эти города попали в антирейтинг из-за повышенного содержания специфических вредных веществ, в частности, формальдегида, фенола, фтористого водорода, аммиака, а из основных примесей — взвешенных веществ, диоксида азота, оксида углерода. Рейтинг городов может зависеть от наличия или отсутствия постов наблюдений, от данных, которые имеются на данный момент, но проверить их нет объективной возможности, говорит руководитель отдела по работе с общинами Центра экологических инициатив Экодия Елена Мискун.

По ее мнению, постов наблюдения Центральной геофизической обсерватории недостаточно, а оборудование там устаревшее. В частности, измерительные приборы не анализируют мелкодисперсную пыль, которую сейчас называют наибольшим загрязнителем воздуха. К тому же эти данные не появляются в режиме реального времени, поэтому такую информацию можно считать статистикой, но не источником информации для населения, уверена Мискун:

— К сожалению, позиция в рейтинге никак не влияет на человека, который болеет астмой. Когда у него приступ астмы, то ему не станет легче, если он посмотрит и увидит, что его город занимает, например, 17-е место в таком рейтинге. Расчеты, по которым города занимают свои места в рейтинге, могут быть построены по-разному. Но объективная реальность такова, что когда ты приезжаешь, например, в Запорожье, и если ты не привык к этому воздуху, то в горле начинает першить, потому что для «свежего» человека там много других дополнительных веществ, к которым он не привык.

Председатель Запорожской областной организации Всеукраинская экологическая лига Ирина Пирогова стала заниматься вопросом загрязнения воздуха в своем городе из-за личной истории. У ее мужа еще в молодом возрасте было два инфаркта; он работал на очень грязном предприятии и называет свою работу в таких условиях основной причиной его проблем со здоровьем.

Иллюстративное фото
Иллюстративное фото / Фото: Pixource via Pixabay

Специальность женщины — технический эколог — помогает быстрее понять, что стоит за статистикой от предприятий. Пирогова говорит, что не доверяет официальным данным о загрязнении воздуха. Она утверждает, что хотя в Запорожье по последним данным геофизической обсерватории ситуация с воздухом улучшилась, но лучше в городе не стало.

В региональном докладе по данным 2017 года в статистике заболеваемости видно, что растет количество больных аллергическим ринитом — это напрямую свидетельствует о запылении города, а также о его неадекватной застройке. Вместе с тем в полтора раза выросло количество онкологических заболеваний, по сравнению с 2015 годом — это также требует отдельных исследований факторов влияния загрязнения окружающей среды, в том числе и воздуха. Женщина рассказывает:

— Я читаю в разделе «Атмосферный воздух», сколько у нас выбросов: у нас всего 181 000 тонн выбросов в области, в городе это примерно около 70 000 тонн. В этом же докладе я читаю, что значительные средства направлялись на охрану атмосферного воздуха, капитальных инвестиций было на 439 000 000 гривен. При этом в том же докладе читаю, что снижение выбросов в результате [инвестирования] этих значительных средств составляет 137 тонн (при общей 181 000 тонн). Это мизер, и так не может быть, чтобы мы вкладывали, и при этом индекс загрязнения атмосферы прекрасный, но смертность при этом возрастает. В этом же докладе также очень интересная фраза, что заболеваемость органов дыхания в 17-м году остается выше, чем в целом по стране, на 3%, а показатель смертности у нас больше на 10%, чем в целом в Украине. Когда собираешь эти цифры и смотришь, то понимаешь, что система мониторинга, мягко говоря, неадекватна тем потребностям, которые сейчас есть, и современным трендам. Во всем мире измеряется качество воздуха, а у нас рассчитывается загрязнение — это же совершенно разные вещи.

По оценкам активистов, существующие законы дают крупным промышленным предприятиям работать без особого внимания в ущерб от них окружающей среде. Например, в разрешениях на выбросы, которые получают предприятия, закладываются такие большие нормативы загрязняющих веществ, это дает бизнесу возможность говорить, что они не нарушают нормы, утверждает эколог коалиции общественных организаций Хватит травить Кривой Рог Анна Амбросова:

— А жители нашего города это чувствуют, особенно по ночам, когда трудно дышать, невозможно открыть форточку на проветривание, потому что — особенно ночью — предприятие начинает работать в форсированном режиме и очистки не справляется (или вообще отключается, чтобы сэкономить, например, электричество). Жители начинают чувствовать и тяжелое дыхание, и сухость в носоглотке, и астматические приступы, а помытые с вечера подоконники до утра припорошены щедрым слоем пыли. А когда поднимается ветер, поднимается пылища с сухих пляжей хвостохранилища, некультивируемых откосов, там, где установлены меры по пылеподавления [они] не работают или не выполняются. Контроля нет, экологическая инспекция у нас сейчас не работает, не хочет этого делать.

По ее словам, в Кривом Роге работают четыре горнообогатительных комбината, машиностроительные предприятия и крупнейший загрязнитель — АрселорМиттал Кривой Рог. Кстати, в конце прошлого года коалиция общественных организаций Хватит травить Кривой Рог разорвала меморандум с АрселорМиттал Кривой Рог из-за того, что, по их мнению, предприятие не выполняет обязательства, которые они брали по уменьшению вреда окружающей среде.

На запрос Радио НВ АрселорМиттал Кривой Рог ответил, что с момента приватизации предприятия в 2006 году было уменьшено выбросов в атмосферу на 48%, а в прошлом году в воздух было выброшено более 208 000 тонн загрязняющих веществ, что на 21% меньше, чем в 2017-м.

Особую ставку АрселорМиттал Кривой Рог делает на изменения в агломерационном производстве, на долю которого приходится около 75% всех выбросов предприятия. В частности, планируется закрыть первую аглофабрику, что должно значительно уменьшить вред окружающей среде.

Иллюстративное фото
Иллюстративное фото / Фото: SD-Pictures via Pixabay

В то же время, чтобы получить альтернативные данные по загрязнению в Украине, в прошлом году Экодия вместе с чешской общественной организацией Арника и Химико-технологическим институтом в Праге провели исследования в крупнейших промышленных городах: Харькове, Запорожье, Днепре, Кривом Роге и Мариуполе.

Руководитель отдела по работе с общинами Центра экологических инициатив Экодия Елена Мискун говорит, что пробу воздуха можно было бы взять, но это очень нестабильный носитель — в зависимости от розы ветров, влажности и того, проводят ли сейчас выбросы предприятия, концентрация загрязняющих веществ может быть разной.

Но все выбросы оседают в конечном счете на земле, а также могут накапливаться в организмах живых существ, поэтому для анализа был выбран песок из детских площадок, который по определению должен быть безопасным.

Также анализировали донные отложения, которые демонстрируют долгосрочные выбросы, и куриные яйца от местных птиц. Яйца были выбраны для исследования, так как такое вещество, как, например, диоксин, который является частью промышленных выбросов, имеет свойство накапливаться в жировых тканях организма.

— Во всех городах в песке на детских площадках и донных отложениях были найдены тяжелые металлы: никель, кадмий, цинк, свинец — то есть весь набор, который только можно себе представить, — говорит Елена Мискун. — То есть все эти осадки осели на песке, в котором играют дети. Кроме того, на некоторых площадках были найдены остатки пестицида ДДТ, то есть, очевидно, он там лежит уже очень давно, потому что его запретили много лет назад. И хуже всего то, что были проанализированы яйца домашней птицы и [в них] были найдены чрезвычайно высокие концентрации диоксинов.

Со временем диоксины могут увеличивать риск рака печени, щитовидной железы, крови, нарушать обмен веществ, а также нормальное протекание беременности. Эти исследования показали, что худшие результаты с загрязнением диоксинами яиц домашней птицы в Кривом Роге. Обнаруженная концентрация превышает норму допустимого суточного потребления диоксиноподобных соединений для взрослых в 7 раз, для детей — в 12 раз.

— Это говорит о том, что выбросы промышленных предприятий очень сильно влияют на состояние нашего здоровья и окружающей среды, — отмечает эколог коалиции общественных организаций Хватит травить Кривой Рог Анна Амбросова.

В Запорожье результат анализа 23 проб показал повышенное содержание тяжелых металлов и их соединений. Наиболее распространенным металлом является кадмий; вдыхание воздуха, содержащего этот элемент, способствует развитию заболеваний почек и остеопороза, а вероятность рака легких повышается в несколько раз.

— Мы думали, что это будет давлением на власть, и власть скажет «Окей, эти данные недостаточны, давайте мы проведем свои исследования, докажем вам, что здесь все в порядке, у нас не так все плохо», — рассказывает председатель Запорожской областной организации Всеукраинская экологическая лига Ирина Пирогова. — Но на самом деле власть не сказала такого и сделала вид — «ну и что?».

Картина в Киеве, занявшем за 2018 год пятое место в антирейтинге по загрязнению атмосферы, отличается от промышленных городов. Основной загрязнитель в столице — не стационарные предприятия, а автомобили.

Заместитель начальника Управления экологии и природных ресурсов Киевской городской госадминистрации Александр Савченко рассказал, что по последним исследованиям, в городе автомобили производят до 90% всех выбросов в атмосферу:

Иллюстративное фото
Иллюстративное фото / Фото: ivabalk via Pixabay

— Это такие соединения, как формальдегид, диоксид азота. За последние годы некоторые показатели выросли от 50% и даже до 200% вредных выбросов в атмосферу. Например, концентрация средне допустимой концентрации формальдегида по городу повышена в 1,7 и в 5 раз. Диоксид азота — в 2,8 и 4 раза, оксид азота — 1,2 и 1,7 раза, фенола — 1 и 1,1 раза. Вообще по всему городу превышение наблюдается в наиболее пиковые часы. Есть некоторые районы, в которых наиболее запружены магистрали — это центр города, это Бессарабская площадь, Крещатик в часы пик, где всегда фиксируется превышение [выбросов]. Но автомобильный транспорт повышает не только оксид азота, формальдегида, но в том числе и взвешенные частицы, такие как РМ 2,5 и РМ 10. Мы хотим при построении системы в Киеве измерять этот показатель, для того чтобы следующим шагом после того, как будет построена система, дальше внедрять мероприятия, такие как, например, зеленые полосы вдоль дорог.

Кстати, новую мониторинговую систему воздуха с 25 постами с современным оборудованием и новыми параметрами при должном финансировании городские власти Киева планируют запустить к концу 2021 — такое оборудование в городе пока отсутствует.

Часть II. «Марсианские» пейзажи

П о данным Центральной геофизической обсерватории в прошлом году наибольшее количество городов с очень высоким и высоким уровнем загрязнения воздуха — в Днепропетровской и Донецкой областях. В частности, в каждом из этих регионов таких городов по три. На Днепропетровщине это Каменское, Кривой Рог и Днепр. О том, что я въезжаю в регион с множеством металлургических предприятий и тепловых станций, свидетельствует черный дым из труб Каменского. За окном поезда наблюдаю небо, затянутое серыми облаками от выбросов.

В 40 километрах уже, собственно, и сам областной центр — Днепр. Здесь встречаюсь с участниками инициативной группы активистов Save Dnipro Ириной Черныш и Павлом Ткаченко, которые согласились продемонстрировать основных промышленных загрязнителей города ДТЭК, Приднепровскую тепловую электростанцию и Днепровский металлургический завод.

Ирина Черныш — бывший финансист, начала интересоваться вопросом экологии три года назад именно из-за Приднепровской ТЭС. Женщина живет практически под самим предприятием, на расстоянии одного километра. Такое соседство опасно — по словам Черныш, предприятие производит около 80% промышленного загрязнения в городе.

— У меня есть ребенок, ходил на тот момент в детский сад, находившийся в 500 метрах от ТЭС. Конечно, были бронхолегочные болезни, постоянные вирусные заболевания, снижение иммунитета. Я начала задаваться вопросом, почему это происходит постоянно. Между черными выбросами из труб и болезнями была взаимосвязь и три года назад я начала интересоваться этим вопросом.

Мы едем в Самарский район города, чтобы воочию увидеть станцию. По дороге Ирина рассказывает, что когда предприятие работает на полную мощность, то небо над ним и ближайшей территорией утопает в сером смоге. Однако 10 мая в первой половине дня — из-за того, что станция практически не работала — небо над ней было чистым и прозрачным.

Остановившись на мосту, Ирина подробно рассказывает, из какого именно энергоблока выходит та или иная труба. Она смеется, что все это ей пришлось изучать с нуля и собирать людей вокруг себя, которых, как и ее, волновал вопрос загрязнения. Уже полтора года назад в городе активисты объединились в группу Save Dnipro, которая добивалась модернизации Приднепровской ТЭС. Ирина Черныш рассказывает:

— Корпорация ДТЭК, когда покупала эту станцию, брала на себя обязательства, по которым должна была еще в 2015 году начать экологическую модернизацию предприятия и оснастить фильтрами от пыли, газов, серо-азотной очистки все работающие энергоблоки станции.

На помощь активистам пришел принятый закон по оценке воздействия на окружающую среду, который позволяет общественности влиять вместе с представителями власти и бизнеса на выдачу разрешительных документов. Тогда активисты усилили давление на предприятие с требованиями установки современных фильтров, уменьшения своих отходов, которые выводились на золошламонакопитель в русле реки Шиянка и золоотвал в балке Западная.

Золошламонакопитель Приднепровской ТЭС
Золошламонакопитель Приднепровской ТЭС / Фото: Павел Ткаченко / Save Dnipro

— Первый объект находится в жилом районе города, — говорит Черныш. — Кроме того, что происходят выбросы из труб, у нас есть огромные территории — это 302 гектара земли, покрытые шлаком и золой, при сухой погоде ветер их всюду разносит. Мы хотели мониторинг выбросов — сейчас уже имеем, а тогда нет — на трубах и в пределах санитарной зоны. Конечно, мы хотели, чтобы проводилось озеленение территорий, чтоб не разносились шлам и зола, и еще много пунктов, которые были важными.

За это время были и пикетирование главного офиса ДТЭК, пресс-конференции с народными депутатами и постоянное присутствие на экологических комиссиях. Впоследствии были два дня сложных переговоров с собственниками предприятия, чиновниками Минэкологии, в результате чего часть требований общественности была принята предприятием.

— То, что мы включили два электрофильтра в тот перечень (и которые они имели возможность не модернизировать), что мы смогли донести необходимость консервирования шлаконакопителя, который продолжал наполняться, уже был наполнен максимально и оказывал такое же негативное влияние, как и выбросы в воздух труб, это для нас было достаточно весомой победой. Один миллиард средств, который потратит предприятие на модернизацию — это существенная общественная победа.

Во время разговора из одной из труб на электростанции начал идти едва заметен дым.

— Это девятый энергоблок, — пояснила Черныш. — Если вы видите, выбросы не существенны, и это отличает работу с фильтром от работы энергоблока без электрофильтра. Когда работает седьмая [станция], еще не оснащенная электрофильтром, но которая должна быть оснащена ним в следующем году, то разница визуальная существенная. Электрофильтр уменьшает количество выбросов пыли, этих твердых частиц, от 1300 единиц до 50 единиц, это существенно уменьшает [негативное влияние]. Когда будут установлены [фильтры] на седьмой и восьмой [энергоблоки], то мы сможем говорить о качественных изменениях.

Вместе с активистами едем и к шламонакопителю, куда транспортируют отходы сгораемого угля. Перед шлагбаумом мы выходим из машины и идем непосредственно к отстойникам, которые заполнены шламом — подходя к трубам, можно услышать звук от его частиц.

— Его вместе с водой транспортируют сюда по трубам, — рассказывает мне участник инициативной группы Save Dnipro Павел Ткаченко. — Это называется шлам, вот это по трубам он же и звенит. Его транспортируют на кучу километров сюда, в зону хранения на золошлакохранилище. Вот открываются марсианские пейзажи с трубами и картами.

Картина поистине впечатляет — огромные территории, на которых лежат тонны золы и шлама. Дорога, по которой мы идем, практически вся покрыта черной золой. Уже после пятиминутной прогулки у меня начинает драть в горле. По словам Ирины, этому есть простое объяснение: микрочастицы такой пыли имеют форму, которая подобна звезде, и эти острые краешки вызывают неприятные ощущения в горле.

Однако следующая картина меня поразила даже больше, чем тона золы и звук шлама в трубах: по этой же дороге, в пяти метрах от отстойника с промышленными отходами, неторопливо гуляла молодая пара с малышом в коляске. Ирина Черныш вздыхает и говорит, что постоянные разъяснения людям об опасности таких прогулок пока большого действия не имеют:

Золошламонакопитель Приднепровской ТЭС
Золошламонакопитель Приднепровской ТЭС / Фото: Павел Ткаченко / Save Dnipro

— Это вообще закрытая зона, здесь не должно быть ни одного человека, и местные жители пока просто прогуливаются здесь, потому что объект расположен в спальном районе, с разных сторон здесь жилые дома, и люди здесь ходят, как по парку. Это очень вредно, так как этот шлак и мелкие частицы золы, распыляемые, кроме того, что сами по себе очень вредны, они еще и несут с собой тяжелые металлы. Ежедневно [люди], предпринимая такие прогулки, подвергают себя большой опасности (и не только себя, но и ребенка, с которым они здесь ходят). Мы, конечно, стараемся постоянно об этом говорить, что это не песок, а промышленные отходы, которые должны быть отгорожены, которые должны быть вообще недоступны для людей и вынесены из таких объектов жилой застройки.

— Сейчас еще хорошо, что прошел дождь, — говорит Павел Ткаченко, — а в засушливую погоду, когда долго нет дождей и ветра гуляют, то можно наблюдать такие черные тучи — потоки воздуха с пылью. И люди гуляют и дышат этим.

— Ветер их не только разносит, но и пыль оседает во дворах людей, — добавляет Черныш. — Здесь есть и частный сектор, и люди выращивают овощи, котораяые, когда вырастают на такой почве, абсорбируют тяжелые металлы и с едой попадают внутрь организма. Я проживаю непосредственно рядом с этой территорией и каждый день думаю о том, что каждый день на организм мой и моего ребенка влияет такой фактор, как загрязнение. Собственно, что мне остается, как человеку, который здесь живет? Только переехать? Тогда переезжать придется всему городу. Или все же власти [нужно] отвечать за ту территорию и общество, которое отдало свои голоса и вручило управление этой территорией?

В холдинге ДТЭК Радио НВ сообщили, что за время существования Приднепровской ТЭС с середины XX века накоплено около 45 млн тонн золошлаков. По подсчетам экспертов, на строительстве дорог и домов из таких отходов можно сэкономить около 30%. В Европе из золошлаков уже давно строят дороги и дома, однако в Украине такие отходы не используют. Чтобы применять отходы в дорожном строительстве необходима политическая воля и внесения изменений в нормативно-правовые акты, заявили в холдинге.

Относительно объема выбросов мне сообщили, что в 2017 году валовые выбросы ДТЭК Приднепровская ТЭС не превысили 24 тысяч тонн. В то же время в Днепропетровской области выбросы от всех предприятий, которые занимаются «поставкой электроэнергии, газа и конденсата», составляют 12%, тогда как разработка карьеров — это 31%, а перерабатывающая промышленность — все 55%, отметили в ДТЭК.

Для уменьшения выбросов пыли в прошлом году на Приднепровской ТЭС был построен новый электрофильтр — это уже третий по счету электрофильтр, который построил ДТЭК с момента приватизации ТЭС. В планах — привести к экологическим нормам еще два блока. Сейчас разрабатывается проект строительства нового электрофильтра для энергоблока № 8, его строительство планируется начать в 2020 году.

В целом среди 27 мероприятий, которые позволят снизить воздействие на окружающую среду, кроме строительства новых электрофильтров — установка систем сухого отбора золы, что позволит уменьшить отходы, мероприятия по рациональному использованию воды, замена аварийных участков золопроводов, благоустройство и озеленение золоотвалов и шламонакопителей, внедрение системы мониторинга выбросов. Их планируют завершить к 2020 году, говорится в ответе Радио НВ.

Днепровский металлургический завод экоактивисты называют проблемой № 2 Днепра с точки зрения экологии. Ирина Черныш говорит, что предприятие производит около 7−8% промышленного загрязнения Днепра, но его влияние на город очень существенно — оно расположено в центре, и часто разноцветные выбросы ветер несет прямо в центр Днепра.

— Очень черный дым идет, — указываю я на одну из труб, которая возвышается над крупной промышленной агломерацией.

Днепровский металлургический комбинат
Днепровский металлургический комбинат / Фото: Павел Ткаченко / Save Dnipro

— Это, мне кажется, с коксохима идет.

— Больше похоже, собственно, на коксование, потому что когда происходит выгрузка и литье стали, там несколько иная окраска. Проблема с ДМЗ весьма существенно ощущается гражданами, потому что здесь выбросы визуально воспринимаются -они черные, они рыжие. Когда выброс происходит, то люди видят, и, конечно, им кажется, что это загрязнитель № 1 в городе. Хотя это в 10 раз меньше, чем Приднепровская ТЭС. После того как нам удалось провести существенную адвокацию по Приднепровской ТЭС, граждане начали задавать вопросы: «Да я, собственно, что с ДМЗ? Будете ли вы заниматься этим вопросом?». Мы понимаем запрос, поэтому мы начали эту кампанию.

Например, экоактивисты направили жалобу в Минэкологии о том, что предприятие не предоставило полного пакета документов на получение новых разрешительных документов на выбросы. Кроме того, они предложили гражданам также заполнить жалобу на предприятие и отправить от своего имени. За две недели люди подали более 100 заявлений в министерство.

— Месяц назад разрешение еще не было выдано, они даже не подали в Минэкологии пакет документов, поэтому, собственно, мы считаем, что это начало адвокации, и ждем и мониторим начатые процедуры оценки окружающей среды, где общественность может на сегодняшний день влиять на модернизацию предприятия.

— Видите ли, это тоже один из источников, — отметил грязно-рыжий дым из одной из труб предприятия Павел Ткаченко, образно называя его «лисьим хвостом».

— Вот, собственно, сейчас происходит выброс, и его сейчас видят все граждане, это для них такой маркер, предприятие является значительным загрязнителем.

Экоактивисты говорят, что сейчас за двумя промышленными загрязнителями наблюдают камеры, на которые деньги сдавали обычные люди. Так, по Приднепровской ТЭС с обоих берегов наблюдает две камеры, еще одна — за ДМЗ.

— Наша сила в правде и публичности, — говорит Павел Ткаченко. — Один из способов показать людям, что есть какой-то выброс и что-то происходит — это визуальная картинка. Когда мы проходим мимо и просто видим выбросы — вот он прошел, и его уже нет, а когда он на видео и зафиксирован, [это другое дело]. Мы взяли запись за сутки, ускорили ее и сделали минутный ролик — суточная жизнь завода, — и там видно, что без остановки идут выбросы: желтые, коричневые, белые, с огромным количеством СО, и все это идет в сторону города. Оно [видео — Ред.] именно показывает людям, что завод не безобидный, что он круглосуточно давит на наше здоровье, наши организмы, и нужно начинать действовать.

К тому же такие видео и фото можно приложить к жалобе, что обычно увеличивает шансы на то, что экоинспекция или Госпотребслужба осуществит внеплановую проверку предприятия. Радио НВ обратилось за комментарием к Днепровскому металлургическому заводу, однако на момент сдачи репортажа ответы на вопросы не были получены.

Часть III. Триллионы за грязный воздух

5 5 триллионов долларов ежегодно — именно столько «стоит» мировой экономике смертность и болезни человечества из-за загрязнения воздуха. Такие данные обнародовал в 2016-м Всемирный банк. Более половины потерь приходится на азиатские развивающиеся страны, особенно Китай.

Сейчас технологии в мире уже дошли до такого уровня, что со спутников в режиме реального времени можно мониторить качество воздуха и видеть уровень загрязнения не только на уровне городов, но и кварталов и улиц. Такая информация доступна даже в мобильных приложениях на собственных телефонах. Ими стоит пользоваться, говорит член правления Центра экологических инициатив Экодия Олег Савицкий.

— В промышленных городах людям следует смотреть не только прогноз погоды, но и состояние качества воздуха, [которое] теперь доступно по этим технологиям. То, что у нас нет государственной системы мониторинга, это проблема, которая несколько ограничивает нас в правах, но доступ к информации мы все равно имеем благодаря новейшим технологиям. Например, BreezoMeter, который работает на территории Украины и показывает загрязнения в режиме реального времени.

Систему мониторинга за качеством воздуха экоактивисты уже создают в Днепре. Соучредитель экоинициативы Save Dnipro Павел Ткаченко вспоминает, что в прошлом году, когда они собирали средства на мобильный прибор по измерению мелкодисперсной пыли, им подсказали, что немцы разработали очень простой бытовой пылемер: стоимость устройства не превышала 40 $, его можно собрать своими руками, установить за окном и измерять мелкодисперсную пыль по фракциям.

Такие данные появляются на онлайн-карте в режиме реального времени. Сейчас в мире пользуются проверенным индексом качества воздуха, который рассчитывается на основе показателей с пылемеров за последние 12 часов. У него есть различные уровни — от безопасного зеленого до опасного коричневого. Павел Ткаченко рассказывает:

— Бытовые пылемеры, станции, которые устанавливают люди у себя, выдают данные в реальном времени. Чтобы пользователям понять, насколько вредны те или иные показания, им нужно изучать законодательство, сколько этой пыли вредно, которая суточная доза вредна. И мы решили — зачем давать людям такие тяжелые цифровые данные по качеству воздуха? И добавили в нашем боте функцию, где пользователь может выбрать станцию, через которую он хочет смотреть данные. Открыв станцию, ты видишь, какой уровень качества воздуха — зеленый, желтый, — и мы показываем к каким рекомендациям стоит прислушаться. Например, можно выходить гулять, если зеленый. Если желтый, то, если есть проблемы с дыхательными органами, лучше воздержаться от проветривания или выхода на улицу.

За несколько месяцев работы показатели с приборов только однажды показывали фиолетовый цвет. Это случилось в начале марта, когда люди начали массово сжигать листья, ветки и мусор у себя во дворах. Сейчас таких бытовых пылемеров в Днепре уже около двадцати. Есть они уже и в Кривом Роге, Запорожье и Киеве.

Приднепровская ТЭС
Приднепровская ТЭС / Фото: Save Dnipro via Facebook

— Можно подписаться на постоянные обновления или только на превышение индекса, то есть по умолчанию зеленую зону он не передает, а если выше индекс, то придет сообщение. То есть человеку ничего не нужно делать, он просто получит сообщение, когда на определенной станции воздух будет нечистым. Он поймет, что «ага, сегодня плохо, я тогда не пойду гулять».

Экоактивисты сразу показывают, как работает бот в реальном времени у Приднепровской тепловой электростанции.

— Сейчас у нас какая?

— Сейчас у нас зеленая.

— Сейчас не работает станция.

Общество, имея такие данные, может давить не только на бизнес и местную власть, но и на центральную, уверены экоактивисты.

— Мы постоянно слышим о том, что это наши прихоти и на самом деле экологическая модернизация — это последнее, что должно беспокоить украинцев, — рассказывает соучредитель экоинициативы Save Dnipro Ирина Черныш. — Нас должна беспокоить война, нас должна беспокоить только коррупция, нас должны беспокоить насущные вопросы по тарифам. Но мы не понимаем, что каждый день мы подвергаем себя увеличению расходов по медицине, мы подвергаем себя снижению качества жизни в связи с тем, что мы постоянно дышим загрязненным воздухом. Поэтому наша цель, кроме того, что мы должны повысить экологическое сознание наших граждан, донести до представителей власти, этот вопрос должен быть на повестке дня в стране одним из первых.

Член правления Центра экологических инициатив Экодия Олег Савицкий утверждает, что однозначно нужно сокращать сжигание ископаемого топлива и вообще отказываться от энергетических технологий, связанных со сжиганием. Очистные технологии могут помешать сильному загрязнению воздуха, однако они очень стоимостные и все равно не могут полностью очистить воздух. В частности, можно перевести отходы из одной формы в другую, то есть вместо выбросов в атмосферу создать выбросы в сухом или влажном виде, с которыми также нужно что-то делать.

Эксперт считает, что обществу нужно больше осведомленности о влиянии загрязненного воздуха на здоровье людей. Он призывает украинцев отстаивать свои права на чистую окружающую среду, в частности качественный воздух, даже в суде. Если национальные суды не удовлетворяют требования, то люди могут обращаться в Европейский суд по правам человека и уже там отстаивать свои экологические права.

— В Европе все гораздо системнее. Там существуют прецеденты и судебная практика, когда даже закрывали огромные электростанции из-за их влияния на общины. И такой случай был в Италии три года назад, где угольная электростанция просто не получила разрешения на выбросы, ей было предписано остановить свою деятельность. Компания, ее строившая, понесла большие убытки, и это было серьезным сдвигом в итальянской энергетической политике. Теперь там дебатов по угольной генерации нет. Все понимают, что она через десять лет прекратит свое существование.

Сейчас в Украине слабо развита практика защиты своих экологических прав в судах, рассказал глава фонда Сокращение рисков Владимир Костерин.

Чтобы воплотить подобную практику и стимулировать модернизацию предприятий, было выбрано несколько предприятий различной формы собственности Киевской области, по которым юристы ведут судебные дела, а именно Трипольская тепловая электростанция в городе Украинка; мусорный полигон, расположенный в семи километрах от международного аэропорта Киев, и дело в отношении последствий пожара на нефтебазе БРСМ в Василькове в 2015 году.

По нефтебазе летом 2017 года Апелляционный суд Киевской области даже принял решение о выплате компенсаций пострадавшим. Самым сложным пока остается дело Трипольской ТЭС, на которую подали иски около 500 человек, проживающих неподалеку от предприятия, с требованием компенсаций за моральный ущерб.

Скриншот видео с камеры наблюдения в Днепре
Скриншот видео с камеры наблюдения в Днепре / Фото: Save Dnipro via Facebook

Во-первых, судьи сами не имеют большой юридической практики по экологическим правам украинцев, которые защищает даже Конституция. Напомню статью 50: «Каждый имеет право на безопасную для жизни и здоровья окружающую среду и на возмещение причиненного нарушением этого права вреда».

Однако как один из аргументов от станции звучало то, что ухудшение здоровья могло быть не только от их выбросов, но и от других источников загрязнения — например, автотранспорта. Сейчас дело будет рассматриваться уже в Верховном Суде. Фонд и юридическая компания, которая сопровождает те иски, впоследствии даже готовы обращаться в Европейский суд по правам человека.

— Наша задача заключается не в том, чтобы какое-то одно предприятие наказать, а в том, чтобы создать практику, которая в целом позволит по стране создать условия для: а) защиты людьми своих экологических прав, б) стимулирования законодательства и исполнительной власти принимать решения, [влияющие] на экологизацию Украины, — говорит председатель фонда Сокращение рисков Владимир Костерин.

Однако пока украинцы называют самым действенным способом решения экологических проблем повышение штрафов. Такие результаты показали прошлогодние опросы, рассказывает старший аналитик ресурсно-аналитического центра Андрей Андрусевич.

Однако европейцы считают иначе: во время подобных опросов граждане ЕС на первом месте поставили инвестиции в исследования и науку. В частности, нужны надежные, научно обоснованные данные о том, каким является загрязнение воздуха, что является его источником и каковы последствия такого воздействия.

Европейцы хотят, чтобы государственные средства вкладывались в надлежащий мониторинг атмосферного воздуха, выявление конкретных точек загрязнения и экономических потерь от болезней и смертей людей, пострадавших от выбросов в атмосферу.

— Одними штрафами мы ничего изменить не сможем. Во-вторых, дать бизнесу откупаться — это также является проблемой. Только системный управленческий подход может решить проблему с качеством атмосферного воздуха.

Андрусевич добавляет, что местные общины на уровне города и поселка должны мобилизоваться и давить на власть, чтобы принимались современные транспортные планы. Член правления Центра экологических инициатив Экодия Олег Савицкий говорит, что подобные планы должны включать и велосипедную инфраструктуру, систему общественного транспорта, пешеходные зоны, больше стимулов для электротранспорта, ограничение или полный запрет дизельного транспорта:

— На прошлой неделе Амстердам ввел норму, которой запрещается использование дизельных авто до 2030 года. С 2030 года вы просто не сможете въехать в Амстердам на дизельном автомобиле — или будете оштрафованы на несколько тысяч евро. Надо подходить с пониманием того, что транспортную инфраструктуру надо перестраивать, чтобы жители пользовались общественным транспортом и была меньше потребность в частном авто. На уровне города эту политику уже нужно внедрять и полностью отказаться от закупки новых дизельных автобусов, и использовать только электроавтобусы, троллейбусы.

Некоторые европейские города вообще пошли по пути полного запрета въезда любого транспорта в отдельные кварталы. Так, еще пять-шесть лет назад Барселону называли вторым европейским городом после итальянского Турина по уровню загрязнения воздуха.

В 2016-м в городе начался эксперимент: урбанисты вместе с властью определяли небольшие кварталы, куда могли заезжать только машины полиции, скорой помощи, пожарных и владельцы специальных пропусков. Эксперимент оказался удачным — теперь в испанском городе по такой схеме живут в девяти кварталах.

Возможно, подобные кварталы в будущем появятся в мегаполисах Украины. Сейчас жителям крупных украинских городов руководитель отдела по работе с общинами Центра экологических инициатив Экодия Елена Мискун советует тщательно выбирать свое жилье. Основной ее совет — вообще не покупать себе дома или квартиры, выходящие на автомагистрали, даже если квадратные метры продают по привлекательной цене — на свое лечение от выхлопных газов украинцы могут потратить больше.

Приднепровская ТЭС
Приднепровская ТЭС / Фото: Павел Ткаченко / Save Dnipro

— Если вы видите, что на улице жаркая и безветренная погода, и вы видите дымку в воздухе, то в такие дни не стоит заниматься спортом на улице, не стоит выводить детей на активные прогулки, чаще делайте влажную уборку. Если вы ждете светофор, чтобы перейти на другую сторону, не стойте прямо над дорогой. Кроме того, что это опасно с точки зрения дорожного движения, то прямо перед дорогой уровень концентрации этой пыли выше, чем, например, в двух метрах.

Елена Мискун также предостерегает: воздух в домах, обогреваемых твердым топливом или где готовят пищу на углях, также представляет повышенную опасность, в частности для детей. Эксперт говорит, что если есть возможность, нужно переходить на другие виды топлива или изолировать точки сожжения, чтобы дым не попадал в помещение.

Если нет, то ни при каких условиях не надо сжигать старую мебель, шпалы, так как при сжигании выбрасываются такие опасные вещества, как формальдегид, не говоря уже о диоксине и других загрязняющих соединениях, а это смертельный яд не только для жителей этих домов, но и для их соседей.

— Дело в том, что эти источники выбросов — трубы частных домов — являются невысокими трубами. Это означает, что все, что было сожжено, оседает ровным слоем прямо во дворе. То есть большая труба от ТЭС рассеивает очень высоко этот пепел (возможно, и не весь пепел упадет на местных жителей), а когда вы все это делаете у себя в доме, то все это падает на ваш двор и огород, а оттуда попадает в овощи, которые вы затем едите.

Кстати, несмотря на сильное угольное лобби в Польше, в Кракове с сентября полностью запретят отапливать помещения углем и деревом. За несколько месяцев жители Кракова должны заменить все угольные печи. Городские власти в этом и прошлом году позволяли владельцам частных авто в дни, когда в городе стоял сильный смог, бесплатно пользоваться общественным транспортом, чтобы те не ездили на своих авто.

Это лишь один из примеров движения стран в направлении улучшения качества воздуха. Ведь ООН предостерегает — если не принять эффективные меры немедленно, то к 2050 году смертность от загрязнения воздуха возрастет на 50−100 процентов. Напоследок заместитель генерального директора Центра общественного здоровья Владислав Збанацкий наставляет:

— Каждый для себя должен понять, что он сам дышит этим воздухом. Если мы хотим своим детям оставить пригодную для дыхания атмосферу, мы должны об этом думать каждый день. Каждый может делать определенные меры, отказавшись даже от собственного автотранспорта, используя общественный транспорт или велосипед, или пешком. Даже если вы выйдете на три остановки раньше и пройдете пешком, это будет полезно для вас в плане физической активности в плане того, что автомобиль выбросит меньше загрязнителей в атмосферу, чем он бы выбросил, перевозя большее количество пассажиров. Я для себя два года назад сделал вывод, что я не хочу загрязнять атмосферу, передвигаясь на автомобиле, и приобрел электромобиль. У каждого 100% есть возможность, независимо от уровня доходов, заботиться о воздухе.

Ирина Лопатина / Радио НВ

Подкасты Радио НВ

Пропустили любимую передачу? Не дослушали интервью? Хотите переслушать эфир из архива?

Подпишитесь на подкасты Радио НВ на Soundcloud. Слушайте, переслушивайте, делитесь!

Слушать подкасты