Анкара и Берлин. Два сюрприза для Путина

20 декабря 2016, 18:30
5640
Цей матеріал також доступний українською
Анкара и Берлин. Два сюрприза для Путина - фото

Убитый российский посол Андрей Карлов и его убийца

Гибель российского дипломата в Турции и кровавый теракт в Берлине открывают перед Кремлем широкие возможности для действий

Убийство российского посла в Анкаре и теракт в Берлине, произошедшие в минувший понедельник, по целому ряду причин оказались невероятно выгодны для президента РФ Владимира Путина.

Во-первых, убийство Андрея Карлова на открытии выставки поставило Турцию в положение, когда она «должна». Сейчас уже не те времена, чтобы расплачиваться за мертвых послов алмазами, поэтому свой счет Кремль может предъявить в чем-то ином. Например, в сирийском или газовом вопросе. Отделаться от необходимости платить будет крайне непросто. В мировой системе международных отношений жизнь дипломата даже из вражеской страны - священна. Даже Сталин и Гитлер, вступив в войну друг с другом, провели операцию по репатриации посольств (кстати, обмен шел через Турцию). В современном мире отношение к этому вопросу стало еще более серьезным.


Путин и Эрдоган заявили, что убийство посла не повлияет на двусторонние отношенияПутин и Эрдоган заявили, что убийство посла не повлияет на двусторонние отношения


Убийство посла дало Путину обоснование для того, чтобы начать действительно ковровые бомбардировки тех районов Сирии, которые находятся под контролем вооруженной оппозиции. В первую очередь это касается провинции Идлиб, где, вероятно, будет задействован весь арсенал российских ВВС – и кассетные, и зажигательные, и вакуумные бомбы, а также напалм и невесть что еще. Никакие жертвы со стороны мирного населения Кремль теперь волновать не будут в принципе. Сам Путин уже, кстати, сказал, что ответом на убийство Карлова может стать только «усиление борьбы с терроризмом», добавив, что «бандиты на себе это почувствуют». Вполне вероятно, он не врет, но с одним важным уточнением: почувствуют не только бандиты, но и все, кто их окружает.

Кроме того, гибель посла от рук исламиста, затесавшегося в ряды турецкой полиции, стала идеальным (с пропагандистской точки зрения) фоном для дальнейших событий в Германии, где другой исламист – беженец из Пакистана – на большой скорости врезался на грузовике в толпу людей, отдыхавших на рождественской ярмарке в Берлине.

Единовременность этих событий позволит Путину и его союзникам в Германии (праворадикалам и леворадикалам) утверждать, что Россия в Сирии сражается и за немцев тоже, что безжалостное уничтожение напалмом ростков терроризма на Ближнем Востоке позволит избежать повторения берлинской трагедии и тому подобное. Когда люди полны горя и отчаяния, такие разговоры воспринимаются особенно чутко. Это, в общем, объяснимо: первая и крайне эмоциональная реакция человека, потерявшего близких, почти всегда – злость и жажда мести. Пропагандисты давно уже научились очень ловко играть на этих чувствах.


Теракт в Берлине ослабит позиции Меркель на выборах в БундестагТеракт в Берлине ослабит позиции Меркель на выборах в Бундестаг


Правительство Ангелы Меркель, открывшей двери страны для беженцев в 2015 году, с тех пор изо всех сил пытается сгладить противоречия, возникающие между новоприбывшими и аборигенами, так как именно эти противоречия являются питательной средой для развития радикальных настроений. Это удавалось не всегда, но в целом работало: терактов и массовых погромов не было. Нападение в Берлине в этом смысле стало серьезным ударом по европейскому оплоту либеральной демократии. Радикалы всех мастей неизбежно попытаются связать этот теракт с Меркель и проводимой ею политикой. Стопроцентного успеха им, конечно, не добиться, но полностью избежать электоральных потерь у ХДС, видимо, не получится. Путин же почти не скрывает, что после избрания Дональда Трампа президентом США его главная внешнеполитическая задача – «свалить» бундесканцлерин.

Кроме того, есть и еще один момент. Сейчас Германия стоит перед выбором: разрешить безвизовый въезд в Шенгенскую зону для граждан Турции, рискнув волной иммиграции из этой страны, либо отказать Анкаре в безвизе, после чего в ЕС хлынет поток беженцев со всего Ближнего Востока и Южной Азии.


Противники канцлера утверждают, что она привела в страну слишком много иммигрантовПротивники канцлера утверждают, что она привела в страну слишком много иммигрантов


Убийство посла РФ в Турции для простого немецкого обывателя делает первый вариант очень пугающим. Впрочем, после Берлина второй выглядит ничуть не более привлекательным. Какое бы решение не приняла Меркель, ее обязательно будут осуждать и винить в небрежении интересами и безопасностью сограждан. Она, конечно, попытается объяснить, что выбор совсем небогатый, но политические оппоненты справа продолжат настаивать: канцлерин снова открыла двери страны для потенциальных террористов и убийц. Уверенная победа на осенних выборах в этих условиях совершенно не гарантирована.

Все это в комплексе дает повод заметить: 19 декабря – «черный день» для всей Европы – стал весьма удачным для Кремля и его хозяина. Даже подозрительно удачным.

Интересно