Многомиллионные бонусы в Нафтогазе вас волнуют? - фото

Многомиллионные бонусы в Нафтогазе вас волнуют?

14 июня 2018, 12:22

НВ спросил соотечественников

НВ спросил соотечественников, что они думают о решении наблюдательного совета НАК Нафтогаз Украины выплатить своим сотрудникам $46 млн премиальных после победы в Стокгольмском арбитраже в споре с российским Газпромом

Видео дня

Я, в принципе, хорошо отношусь к легальным высоким зарплатам и бонусам, противопоставляя их теневым схемам, при которых чиновники, депутаты или правоохранители, получая весьма скромные деньги, разъезжают на дорогих машинах между своими элитными жилищами, включая иноземные виллы.

Что касается конкретного кейса, то мне почему‑то он кажется какой‑то хитроумной комбинацией. И не факт, что все бонусы пойдут именно сотрудникам. Хотя могу и ошибаться, но веры официальным заявлениям у меня немного.

Максим Лазебник,
директор Всеукраинской рекламной коалиции

Меня бы это не волновало, если бы деньги были частные. А так — деньги государственные, то есть в какой‑то степени наши.

Второй вопрос: премия — преждевременная, ведь Газпром подал апелляцию. То есть вопрос не решен. И деньги государство Украина не получило. А значит, это не премия, а кража.

Людмила Горделадзе,
директор киевского кинотеатра Жовтень

Лично меня многомиллионные бонусы в Нафтогазе абсолютно не волнуют. У меня нет оснований не доверять наблюдательному совету компании, который принял такое решение. И надеюсь, сделал это на основании каких‑то “правил игры”, оговоренных заранее.

Более того, решения о выплате бонусов никто не скрывал, все было сделано открыто. Раньше, когда речь заходила о Нафтогазе, такого себе и представить никто не мог.

Согласен, что суммы будоражат воображение. Но, честно говоря, меня намного больше возмущает, когда деньги украдены, и об этом все молчат. Пусть даже речь идет о намного меньших суммах.

Иван Компан,
директор академии Deloittе

Подобная информация вызывает либо смех, либо плач. Считаю, это маразм — когда так называемые государственные деятели при средней зарплате в стране в 4.000 грн позволяют себе такие бонусы. Как по мне, такая вилка по зарплате — это тренд деградации и разрушения Украины. Ведь это один из способов присвоения чиновниками средств, принадлежащих обществу.

Александр Сугоняко,
президент Ассоциации украинских банков

Риск, профессионализм и тем более такой результат для государства должны адекватно вознаграждаться. Такая практика может привлечь на госслужбу талантливых людей, что критически важно сейчас. На одном патриотизме мы далеко не уедем.

Игорь Гут,
руководитель шведского проекта Develop Your Business, член Несторовской группы

Как заявил премьер-министр Владимир Гройсман, это — перегиб. Поэтому лучше воздержаться от выплаты таких бонусов.

Я знаю, что есть иная точка зрения: мол, выплатить хороший бонус менеджерам, которые выиграли многомиллиардный иск — это нормально. Но почему в ситуации с Нафтогазом никто не говорит, что это монополист? Выглядит дико, когда украинцы платят огромные, с точки зрения своих возможностей, зарплаты за услуги, в которых большая доля монополии. В некотором роде схожая ситуация и с Укрзализныцей.

Кроме того, в отличие от Запада, у нас пока нет рынка газа. Да и когда на Западе наступают финансовые трудности, бонусы топ-менеджерам там сокращаются в разы. Поэтому не считаю, что сейчас есть смысл так демонстративно выплачивать огромные бонусы людям, управляющим госкомпанией.

Олег Рыбачук,
глава общественной организации Центр UA

"Дешева рибка — погана юшка". Почему одним “недорогим” менеджерам мы готовы простить ежегодные убытки Нафтогаза в $10 млрд, покрываемые бюджетом, а другим, вытащившим Нафтогаз из убытков и заработавшим Украине миллиарды, не можем честно заплатить премию в 1 %?

Представьте, как изменится эффективность всех госкомпаний, если там будет профессиональный менеджмент с рыночными зарплатами.

Анатолий Амелин,
соучредитель, директор экономических программ
аналитического центра Украинский институт будущего

Раз это национальная компания, то не должно быть таких расходов [на премии] для работников. Тем более что это госсобственность, а значит — это достижение всего государства, а не отдельных топ-менеджеров, которые, к тому же, лично не приложились к победе [в Стокгольмском арбитраже], чтобы за это получать сверхбонусы.

Национальная компания должна работать на госбюджет, а не совершать неоправданные расходы.

Тарас Прохасько,
писатель

Мне нравится, когда люди получают за свою работу достойное вознаграждение. Почему я должен быть против вознаграждения людей, которые совершили для моей страны так много?

Давайте взглянем с другой стороны. Допустим, им выплатили бонус в 1.000 грн. Представляете, как было бы возмущено общество! Так, может, все дело не в бонусе, а в сумме? Не пора ли зарабатывать больше?

Эльдар Нагорный,
основатель Школы маркетинга SMS

Не волнует. Считаю, это заслуженный бонус за ту сумму, которая была принесена Украине. Не надо забывать, что это 1 %. Остальные 99 % — в казну страны.

На стоит забывать, что мы реально должны Газпрому $2,1 млрд за газ. И их пришлось бы платить. Из выигрыша в $4,6 млрд по транзиту — $2,1 млрд были зачислены арбитражем как полная оплата за газ. И это колоссальные усилия именно тех людей, которые получат премию.

Зоя Казанжи,
консультант по коммуникациям, агентство E’COMM

Вообще‑то премируют за какие‑то конкретные достижения, за результат. Но в случае с Нафтогазом премирование Андрея Коболева и других сотрудников Нафтогаза — преждевременное. Невозможно понять, почему их премировали, за какую заслугу? Да, выиграли суд, есть решение Стокгольмского арбитража, но ведь пока не возвращено ни копейки. Это вообще очень долгий этап. Да и премировать нужно юридическую компанию, которая выиграла судебный процесс. К тому же фактически она была нанята еще до Коболева, переговоры велись еще при Кабмине Арсения Яценюка.

При этом все говорят, что это дотационная госкомпания, настаивают на повышении тарифов и тут же осуществляются такие многомиллионные выплаты менеджменту. В этом случае на первый план выходит вопрос справедливости и моральных принципов.

Хотя я поддерживаю идею высоких зарплат [государственным] топ-менеджерам, но они должны быть соразмерными другим зарплатам в стране.

Анатолий Октисюк,
политический аналитик центра Democracy House

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Делитесь материалом




Радіо НВ
X