Кларнет Юргена - фото
Спецпроект

Кларнет Юргена

19 февраля, 23:01

Команда #Підпалюй побывала в закарпатском селе Нижнее Селище и выяснила, как этот населенный пункт начал превращаться в культурную столицу региона

Издание Заборона открывает большой мультимедийный спецпроект # Підпаюй! – о чейндж-мейкерах, активистах и активистках, которые своими инициативами меняют города, протестуют против провинциальности через культуру и инновационные подходы, и вдохновляют других. НВ – информационный партнер проекта и выступает для него кросс-платформой

Проект будет состоять из 30-ти уникальных историй через серию op-doc (документальные программы с художественными элементами) и мультимедийных репортажей. Авторы спецпроекта – основатель Забороны журналистка Екатерина Сергацкова, режиссеры Роман Степанович и Анастасия Канарева, фотограф Андрей Бойко и операторы Богдан Кинащук и Николай Дондюк.

Инициаторы проекта предлагают всем желающим присоединиться к кампании #Підпалюй и делиться историями людей, которые меняют свои города и села в регионах Украины. Для этого нужно опубликовать свою историю в соцсетях с хэштегом #Підпалюй. Возможно, они станут героями следующих эпизодов проекта.

#Підпалюй! Эпизод первый. Крик солнца. Три истории о людях, которые борются за Мариуполь

#Підпалюй! Эпизод второй. Три истории о людях, которые борются за Херсонщину

Третий эпизод посвящен Закарпатью и людям, которые его меняют. Команда #Підпалюй побывала в закарпатском селе Нижнее Селище и выяснила, как этот населенный пункт начал превращаться в культурную столицу региона.

НВ публикует сокращенную версию проекта, полную версию можно (и нужно) увидеть на сайте Забороны .


Как музыка и философские вопросы изменили жизнь закарпатского села

В верхней части Нижнего Селища, на горе, стоит красный дом, в котором живет Юрий Буковинец. Никто из местных толком не может определить его профессию: одни говорят – музыкант, другие – бизнесмен, третьи подозревают, что он что-то «знает». Не простой человек.

Нижнее Селище разбросано между горами недалеко от границы с Румынией. Местность мистическая: в каждом третьем дворе стоят деревянные кресты, выше человеческого роста, а на верхушке – изображение Иисуса в терновом венке. Кресты украшены то гирляндами, то ветвями. Местные жители соревнуются, у кого крест получится красивее – об этом пишет пресса. В центре села – храм Украинской православной церкви. До Второй мировой войны здесь жило много евреев и ромов, теперь – обычно украинцы, русины и немцы.

В соседних селах народ или нуждается, или промышляет контрабандой. Многие закарпатцы зарабатывают на нелегальной торговле через границу. 150 км украинско-венгерского рубежа – это частные земельные участки, к которым пограничники почти не имеют доступа – такая «серая зона». Но все это не про Нижнее Селище. Здесь есть с десяток прибыльных ферм, на которых работают местные, и проходит один из самых интересных в регионе театральных фестивалей.

«В Нижнем Селище все как-то наоборот. Они даже вместо «дивись» говорят «никай», – объясняет таксист.

Однажды, в конце девяностых, в селе появился Юрий Буковинец. Буквально с неба свалился – прилетел из Франции.

Долго и здорово


Музыкант Юрген Крефтнер родился в 1961 году в Вене в зажиточной семье немки и австрийца. Его родители, которые пережили Вторую Мировую, приложили много усилий для обустройства домашнего очага. Но юного Юргена быт не интересовал. Ему, как и многим детям родителей, переживших войну, хотелось полной свободы.

В 18 лет он уехал учиться во Францию, где присоединился к молодому европейскому кооперативу «Лонго Май». Это словосочетание переводится с окситанского диалекта французского примерно так: «Да будет долго и здорово». Означает приветствие.

Кооперативное движение «Лонго Май» возникло в 1973 году как реакция на события, случившиеся после революционного 1968 в европейских странах. В его родной Австрии, например, на студентов, выступавших против диктатуры и вмешательства церкви в общественные процессы, и оказывавших поддержку беженцам, нападали группы неонацистов.

Студенты вынуждены были бежать сначала в Швейцарию, затем – на юг Франции. Вместе с единомышленниками эти студенты основали сельскохозяйственный кооператив на месте заброшенной фермы в маленьком селе Лиман. Это была попытка обустроить собственный идеальный мир.

В конце девяностых Юрген Крефтнер решил расширить границы своего идеального мира. В поисках настоящего фольклора приехал в Украину, побывал в Закарпатье. И остался: влюбился в украинку. Вскоре он вместе с единомышленниками создал в Нижнем Селище небольшую коммуну «Лонго Май» .

Выбрали участок в верхней части села, среди закарпатского леса, и возвели красный глиняный дом – как основу идеального мира.

«Идеальный мир, – говорит Юрген, – это чтобы человек не был циником. Чтобы человек, который видит, как другой человек страдает, был готов протянуть руку. Чтобы он не говорил: он чужой или он черный, или он еврей, или он сам виноват. Если человек  значит он солидарен, он щедр, он не беспокоится о том, чтобы для себя иметь больше».

Мы немного изменили текст оригинала. Дело в том, что речь Юргена – это смесь русского, английского и французского с вкраплениями украинского и местного диалекта. Впрочем, все понятно, и для закарпатцев не в диковинку. Слово «никай» Юрген знает. И уже это делает его здесь своим.

В первые годы, говорит Юрген, жители Нижнего Селища  воспринимали его «как ходячий мешок денег» – просили помочь сделать визы в Европу, например, и подозревали в том, что он приехал сюда, чтобы наживаться на местных ресурсах.

Юрген вспоминает: в начале «нулевых» «Лонго Май» привез в поселок инвестиции на открытие сыроварни. Правительство Швейцарии выделило грант, а Юрген занялся важным для производства сыра вопросом – проведением чистой воды. С водой здесь проблемы. Он нашел способ провести ее из источника, расположенного в 4 км от села.

«Местные сначала не поверили, – говорит Юрген. – О нас говорили, что «французы»  меня до сих пор некоторые называют французом  собираются взять под контроль воду и продавать ее в бутылках. Мы говорили, что это не так. Но ты можешь говорить, что хочешь,  если они начали так думать, то будут так думать долго. Я решил, что нам нужно построить бювет в центре села, чтобы вода была доступна всем. В итоге мы провели воду не только для сыроварни, но и для школы, амбулатории, сада. И когда мы открыли тот бювет, я почувствовал, что отношение к нам изменилось».

Были и другие истории «столкновения культур». Однажды местная жительница спросила Юргена, в какую церковь он ходит, а когда он сказал, что не ходит ни в какую церковь, начала расспрашивать, почему. Юрген говорит, что он ту женщину мягко отшил. С каждым из участников коммуны в разное время происходило что-то подобное. В Нижнем Селище не принято не ходить в церковь...

Дом с двумя крышами

С ердце Нижнего Селища – дом культуры. После распада Союза и до начала нулевых здание пустовало. Теперь в нем гудит жизни. В 2011 году директором ДК стал перкуссионист «Гудаков» Василий Рущак.

В кафе ДК нас встречает Слава Кошан, один из ключевых активистов села. Стены в помещении завешены черно-белыми фотографиями сельских пейзажей, которые сделали местные подростки, ученики Славы. Будучи школьником, Кошан познакомился с Татьяной Белоусовой в театральной студии, которую она в то время только основала. Теперь он вместе с ней организовывает фестиваль искусства «Птах» и ведет школу кино и фотографии для школьников. Параллельно зарабатывает клоунадой, является одним из сельских депутатов (это волонтерская должность, зарплаты нет) и представляет местное отделение международной молодежной ассоциации YMCA.

Внутри ДК выглядит как обычный сельский кабак, с флегматичными официантками и посетителями, которые традиционно выпивают с самого утра. Посреди холла, на стене, висит кусок красной баннерной ткани. Легким движением руки Слава поднимает баннер, а за ним – внезапно – лестница.

«Ника!» – «Смотри!» – будто говорит он, приглашая внутрь этой кроличьей норы. За баннером – другой мир. Лестница, коридоры, спортивные секции, кабинеты, еще одна лестница. Одна из них – деревянная – ведет на крышу, а оттуда – еще выше.

В Доме культуры Нижнего Селища крыши две. Одна над другой. Первая – плоская, олицетворяет «совок», объясняет Кошан, а вторую построили где-то в 2010-м, и вот между двумя крышами сегодня происходят, говорит он, «проекты».

Главный проект – «Птах». Все это начиналось как театральный неконкурсной фестиваль для детей и постепенно превратилось в некий сюрреалистический летний перформанс для всех. Между новой и старой крышами натянуты, еще с прошлого фестиваля, флуоресцентные нитки-паутинки. К потолку подвязаны картины Славиного друга, художника, – он, акцентирует Слава, нарисовал их во время затяжной депрессии.

Свет в помещение пробивается из маленького окна в крыше. Как только солнце заходит, остается только зловещий едко-зеленый свет от паутинки.

«У нас здесь на крыше свободное пространство, – проводит экскурсию Слава. Мы записываем интервью прямо там, под паутиной и картинами, парящими под потолком. – Художники делают, например, из мусора инсталляции. Однажды был мертвый голубь в картине – красиво!»

Культурная столица

Слава говорит, что он и его единомышленники считают свою деревню (хотя и добавляет, что в шутку) культурной столицей Закарпатья:

«Нижнее Селище – это такой разлом, наверное, потому что в нем есть много жизни, – говорит он. – Здесь всегда были какие-то активные люди, которые заботились о том, чтобы здесь было развитие. Вот ты хочешь послушать джаз? Тогда тебе придется пригласить джазовый коллектив, чтобы его здесь послушать».

Активист считает, что настоящее развитие села началось с «нулевых», когда появилась коммуна, «Гудаки» и студия «Чига-Бига». Вокруг театральной мастерской Белоусовой закрутились вечеринки, мастерские, различные культурные движения, в частности – фестиваль «Птах».

«Птах» – это такое место, где дети могут найти свою частичку искусства, – объясняет Слава. – Сначала это были только театральные постановки и мастер-классы. Потом дошло до того, что мы начали добавлять другие виды искусства  цирк, фото, видео... Сейчас планируем сосредоточиться на лабораторной работе, сделать все так, чтобы разные коллективы смогли объединиться с посторонним режиссером и драматургом и сделать что-то общее. Главная цель фестиваля  чтобы искусство не было развлечением, а стало примером, методом развития».

Важная и злободневная тема в рамках «Птаха» (и личных кинопроектов Славы Кошана) – те, кто уехал на зароботки. Одной из его первых видеоработ были короткие истории о жизни детей, которые растут без родителей, потому что родители – на заработках в Европе. Теперь Слава учит киноискусству школьников. И у большинства из них родители уехали на зароботки.

«Закарпатье  один из таких регионов, откуда работники всегда выезжали, и куда всегда возвращались, – говорит он. – Чем это хорошо? Наверное, тем, что повышается экономическая состоятельность. А плохо тем, что куча детей растут без родителей. Но вот я хочу, чтобы здесь что-то менялось, и даже если уеду  чтобы Нижнее Селище оставалось тем местом, где можно просто жить и отдыхать. И чтобы я мог вернуться и увидеть, что вот  дерево, которое я когда-то посадил».

Полную версию мультимедиа читайте на Забороне