Убийство мэра Гданьска. Польша зашла в тупик

15 января, 09:03
9971
Цей матеріал також доступний українською

В польской истории уже была абсолютно аналогичная история – убийство первого президента Польши Габриэля Нарутовича

Во время финала благотворительной акции произошло покушение на убийство мэра Гданьска Павла Адамовича.

Почему это очень плохо для Польши? Почему это очень плохо для Украины?

В Польше в течение нескольких прошлых лет увеличивался раскол в обществе. Одним из его проявлений стал неслыханный уровень языка ненависти и вербального насилия.

Рано или поздно вербальное насилие должно было превратиться в насилие физическое.

Собственно, вчера произошел вопиющий, но не первый подобный случай. Перед тем было достаточно преступлений на почве насилия против "инаковости" и "иных". Но настолько откровенно, чтобы молодой человек вылез на сцену и ударил ножом в сердце и кричал о политической мотивации преступления – такого в Польше не было очень давно.

На самом деле все это было предсказуемо. Еще 4-5 лет назад говорил польским друзьям, что в Польше аномально высокий, экстраординарный уровень вербального насилия. Я обратил на это внимание еще раньше, но в 2015 году мне пришлось убедиться еще и на собственном опыте.

Тогда в комментариях к моему интервью PAP (а оно было опубликовано несколькими сайтами) я увидел довольно большое количество угроз смерти – "trzeba zabić tego banderowca" (надо того бандеровца убить).

Админы не слишком торопились чистить комментарии от такого рода "пожеланий" своих ласковых читателей.

Я тогда был очень удивлен той волной хейта и уровнем ненависти. За годы работы редактором на "Исторической правде" я не видел ни одной угрозы жизни или здоровью в адрес авторов или собеседников наших корреспондентов.

Да и вообще – ничего подобного в таком масштабе не было (и до сих пор нет) среди русскоязычного интернета. Идиотских инвектив, обвинений, попыток оскорбить – сколько угодно! А вот угрозы смертью – невероятная редкость: может пару раз видел за все годы. А здесь – десятки угроз только после одного интервью.

Знаю о подобных ситуациях от моих польских друзей. Наиболее известный случай – с писательницей Ольгой Токарчук.

Для меня это был громкий сигнал, что в польском обществе происходит что-то очень плохое. Мои польские друзья советовали мне на этого не обращать внимания, мол, «это только такая форма речи, это несерьезно». Иногда крутили пальцем у виска: ты, друг, совсем ку-ку такие вещи всерьез.

Я категорически не мог с этим согласиться: насилие вербальное неизбежно переходит в насилие физическое, если его вовремя не остановить. И этой проблемой в польском обществе пренебрегали годами.

В результате произошло то, что произошло.

Павел Адамович достаточно был популярным городским головой – его выбирают с 1998 года, кажется, а еще он в оппозиции к правящему в Польше политическому лагерю. В последнее время он был объектом хейта как со стороны политических оппонентов, так и государственных и проправительственных СМИ.

Но самое главное – в июне 2017 польские нацики издали на него "Акт политической смерти" с формулировкой причины смерти "либерализм, мультикультурализм".

То есть Адамович был одним из тех, в отношении кого часть польского общества канализировала свою ненависть.

К сожалению, польское общество не учится на своих собственных ошибках.

В польской истории уже была абсолютно подобная история – убийство первого президента Польши Габриэля Нарутовича.

На пятый день его каденции в 1922 году президента Нарутовича убил такой же фанатик, с такими же мотивами, как написали в 2017-м в "Акте политической смерти" польские нацики относительно Адамовича – ненастоящий поляк, благосклонный к «иным».

То есть оба покушения были мотивированы ненавистью к либерализму и уважению к инаковости.

Когда убийцу расстреляли, его гроб на кладбище провожала десятитысячная толпа. Они считали убийцу польского президента Героем.

Польское общество и тогда, и сейчас разделено мировоззренчески. И вчера этот раздел перешел очень опасную точку.

Польша и тогда, и сейчас демонстрирует неспособность своего общества к поиску win-win решений.

Польское общество до сих пор играет в категориях игры с отрицательной суммой.

Почему это плохо для Польши?

Дом, который разделен, не выстоит. Внутренние разделы, раздор, противоречия привели к коллапсу польской государственности в 1939 году под натиском двух агрессоров.

Этот урок до сих пор польским обществом не очень изучен. Героизм защитников Вестерплатте и Польской почты в Гданьске (опять Гданьск!) заслонили значительно менее приятные для польского общества ситуации, когда целые полки оставляли оружие и выходили из игры. Хорошо ли там сегодня отрефлексировали причины раскола польского общества перед Второй мировой? Очень сомневаюсь.

Боюсь, здесь не место входить в глубокий анализ причин, почему польский дом не выстоял в 1939 году – в конце концов, это сделал Станислав Свяневич в "Тени Катыни".

Польша того урока не выучила. И поэтому польское общество рискует повторить путь, который оно прошло с 1922 до 1939 года.

Польша не выстоит перед внешними вызовами, если не научится, что можно быть поляком и быть либералом, сторонником мультикультурализма и просто быть иным.

Быть иным – это нормально. В этом нет опасности.

Опасность заключается в том, когда кто-то хочет, чтобы все были одинаковые.

Это убивает.

Польша зашла в тупик.

И очень вовремя. Польше не 15-20 лет, чтобы преодолеть этот мировоззренческий раскол в своем обществе. На горизонте давно чернеют облака новых исторических штормов.

Польское общество должно действовать очень быстро. Но также надо осознать, что быстрее, чем за 6-10 лет такие экстремальные вещи гармонизировать не удастся.

Что надо делать?

Перестать относиться с обычным легкомыслием к языку ненависти. Общественные работы – отличный способ сделать чище не только улицы, но и мысли хейтеров.

Вместо покрикивать соседям, что у них там что-то не так – критически взглянуть в собственное прошлое: там до сих пор танцуют демоны.

Польское общество должно задуматься и о роли правительственной пропаганды в этой истории. Может, стоит восстановить общественное вещание в Польше?

Ну и институциональную независимость суда тоже неплохо бы вернуть, как было до «Доброго изменения».

Почему для Украины эта ситуация – это очень плохо? Украина заинтересована в сильной, а не ослабленной внутренним конфликтом Польше с прогнозируемой политикой в соответствии с ценностями, на которой была построена Объединенная Европа. Национальный эгоизм убивают.

Слабая Польша с расколотым мировоззренчески обществом – это худший вариант для Украины. Так же плохо для всех, когда в Польше усилятся те, кто подстрекал или даже просто пренебрегал волной ненависти, которая росла в течение нескольких прошлых лет.

Интересно, что почти все украинские медиа с должным сочувствием написали о покушении на Павла Адамовича. И даже не потому, что мэр Гданьска известный своими проукраинскими взглядами и заявлениями (об этом как раз мало кто вспомнил) – просто украинцев пугают и возмущают подобные проявления ненависти и насилия.

Текст опубликован с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

Инновации

Вчера, 20:00

article_img
Внезапно. Технология блокчейн оказалась уязвимой для хакеров
Страны

Сегодня, 14:01

article_img
Опасность-2019. Из-за волны отказа от вакцин миру грозит возвращение забытых эпидемий
Страны

Сегодня, 16:09

article_img
Народ оказался падким на мерзость. Макаревич – о россиянах, Сенцове и сотрудничестве с Госдумой