Пиво, собаки и законы

14 апреля, 10:00
10401
Цей матеріал також доступний українською

Как один шотландский проект крафтового пива наглядно демонстрирует, почему Украина была и остается бедной страной

Недавно побывал в дивном новом мире. В небольшом и комфортном шотландском городе Абердин, где два дня подряд проходило собрание акционеров компании Brewdog. Это такой шотландский проект крафтового пива. Участников называют не “акционеры”, а equity punks — панки с акциями. Каждый из “панков” может привести на собрание друга. На входе всем выдают годовой отчет. Затем выступают Джеймс и Мартин. Весь зал вместе с ними радостно кричит Woof! (так на английском лает собака — вместо нашего “гав”). Потом они рассказывают о достижениях за год и делают большие объявления. После них выступают рок-группы. Все пьют пиво и радуются — с 11:00 до 23:00. Кстати, происходит это в ангаре на окраине Абердина. Потому что они из этого города и главный их завод находится в 30 минутах езды в совсем маленьком городе Эллен.

Основатели выступали очень весело — выдали десятки заготовленных шуток (о конкурентах из мира “большого пива”, о Трампе, брэксите и шотландцах), но при этом рассказали обо всех основных цифрах, как и положено на собрании.

Итак: компания создана в 2007 году, самый большой крафтовый пивовар в Европе, в прошлом году продала 136 млн бутылок пива (это сравнимо с примерно 2 % рынка Украины). В компании 97 тысяч акционеров / панков, два работающих завода — в Шотландии и США, два строятся — в Берлине и в Австралии. У них есть 82 бара в мире — все называются Brewdog. Но есть и цифры, которые сложно понять: продажи в 2018‑м — примерно $210 млн, EBITDA всего $8 млн, но при этом оценка компании, достигнутая в последнем раунде, целых $2 млрд. И это не интернет или software company, это пивовары!

В Украине пока невозможно создать такой крутой и быстрорастущий бизнес

Чистая прибыль пока отрицательна, что типично для компаний из мира интернета, кстати. Если считать соотношение между оценкой и продажами или прибылью, то ничего не сходится. Но можно считать и по‑другому: на их главном рынке в Британии они до сих пор имеют долю менее 1 %. В США продают пиво только в 9 штатах из 50. В Китае (больше всего пива пьют именно там) их пока нет. Как и во многих других странах. Они запустили сидр, виски, джин и водку. Не уверен, что это правильно. Лучше выдерживать один фокус. Но основатели получают кайф, когда на сцене пробуют водку из бутылки, объявляя о запуске нового продукта. Поскольку до сих пор всем рулят основатели, то у компании много принципов. Например, Мы верим в независимость. Обещают, что не продадут компанию ни одной большой мировой пивоваренной компании — безликой и контролируемой бухгалтерами, а не людьми, любящими пиво. Или Мы верим в радикальную прозрачность, поэтому все их рецепты пива, прогнозы на будущее и отчеты открыты (хотя для них это необязательно, компания не торгуется на бирже). И наконец, Good people drink good beer — главный лозунг.

Если вдуматься, то это своего рода культ, который несет вкусное и недешевое пиво в народ. И им очень важно, чтобы все 97 тыс. акционеров были проповедниками этой секты. Аминь! Возможна ли похожая история в Украине? Пока точно нет.

И вот почему. Во-первых, почти все акционеры в Brewdog купили очень малые пакеты акций — от 100 до 5.000 фунтов. У нас в таком случае есть огромный риск, что потом ты вообще ничего не получишь и никакой суд не защитит. Во-вторых, когда у компании 97 тыс. акцио­неров, все процедуры выпуска и продажи акций должны проводиться электронно. У нас это невозможно, поскольку незаконно. Когда я покупал акции, а до этого облигации Brewdog, я нигде не ставил подпись и никуда не ходил.

В-третьих, когда решают строить завод или бар, — нет никаких проблем с покупкой электричества, воды и газа. У нас же все это — большой заповедник хитрой коррупции. Ну и конечно, никакие бессмысленные пожарные или санитарные инспекции не ходят на проверки, чтобы вымогать деньги и мешать работать. И ни MI6, ни Скотланд-Ярд не приходят поинтересоваться, как можно “вопрос порешать”. В-четвертых, из маленькой шотландской деревни можно делать эффективную мировую логистику, потому что таможня работает так, чтобы ее не замечали, и все цепочки поставок прозрачны и измеримы — все платят налоги, и нет нужды что‑то прятать. В-пятых, никому в Шотландии и в голову не придет регистрировать компанию на Кипре или в любом другом офшоре, чтобы защитить собственность.

Кстати, если вдруг украинская компания решит построить завод в другой стране, то напрямую сделать это нельзя. Нацбанку Украины нужно согласовать эту инвестицию (что вообще просто невероятно). И пока в Украине невозможно создать такой крутой и быстрорастущий бизнес — нужно менять правительство. Поменяется, и все равно будет невозможно? Надо снова менять. А потом еще — если не меняются эти пункты. А иначе Украина как была очень бедной страной, так и останется. Англичане и шотландцы это поняли сотни лет назад: если правительство мешает бизнесу развиваться, несите новое.

Текст опубликован в журнале Новое Время за 11 апреля 2019 года. Републикация полной версии запрещена.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

img
Ценовое дно. Сергей Тигипко покупает Арену Сити
Компании/Рынки

Вчера, 13:40

img
Для каких бизнесов Игоря Коломойского победа Владимира Зеленского является хорошей новостью
Политика

Вчера, 13:01

img
"Спасибо, лучший!" Как в Украине благодарят Порошенко – первым из всех уходящих президентов