Ничего страшного. Почему мы боимся незнакомых стран

18 февраля, 16:03
2092
Цей матеріал також доступний українською

Иногда наше впечатление формируют информагентства, которые руководствуются принципом "Если там льется кровь, новость пойдет первой"

Во многих случаях наш мир опирается на метрики — объективные числа. Люди сплошь и рядом используют их, чтобы сформировать представление о реальности. Ученые, фармацевты, врачи, весы в Сильпо, вы и я — во многих своих действиях мы руководствуемся объективными данными.

Но похоже, что по какой-то причине наше мышление, основанное на цифрах, отключается, когда мы оцениваем безопасность в мире. Мы предпочитаем опираться на эмоции, когда решаем, насколько безопасным выглядит то или иное место. Я увидел такой подход в действии, когда мой американо-бразильский друг Раффа встретился со мной в Стамбуле на прошлой неделе.

Поначалу Раффа сомневался, стоит ли отправляться в это путешествие. Я спросил его: «Раффа, в чем проблема?» Он на секунду запнулся, а затем ответил: «Это мусульманская страна. Так что сам знаешь, там опасно». Это заинтересовало меня, и я решил продолжить расспрос: «Почему ты так решил?». Он не смог толком ответить и вместо того, чтобы привести статистику или какие-нибудь цифры, сказал: «Ну, я просто чувствую, что это опасное место».

Ирония заключается в том, что хотя Раффа и прожил в Соединенных Штатах последние пятнадцать лет, родом он из Бразилии, которая по статистике является одной из самых опасных стран в мире. Согласно Мировому атласу данных Knoema, в 2016 году в Бразилии было совершено больше убийств, чем в какой-либо другой стране — около 21,55% от общего числа насильственных смертей в мире. Бразилия также является 58-й из числа наименее мирных стран, согласно Глобальному индексу миролюбия за 2018 год, составляемому Институтом экономики и мира.

Мой друг подпрыгнул и, обернувшись, замер в ожидании худшего
Несмотря на эти статистические данные, а также, несмотря на то, что он выжил в Бразилии, Раффа все еще не был уверен насчет нашего путешествия в Стамбул. Наконец, после долгих уговоров, я убедил его поехать со мной. Было видно, как он нервничал в начале поездки. Весь его облик излучал напряженность. Он был готов к тому, что опасность может возникнуть в любой момент. Это было особенно заметно, когда мы находились в метро.

Я фотографировал Раффу, когда к его плечу прикоснулся охранник. Мой друг подпрыгнул и, обернувшись, замер в ожидании худшего. Позже Раффа признался, что в тот момент он понял: сейчас его уведут, и он станет героем очередной истории о «пропавшем американце». Но вместо того, чтобы бесследно исчезнуть, прихватив с собой моего друга, охранник просто улыбнулся и сказал: «Чи-и-и-из» с сильным турецким акцентом — после чего они весело сфотографировались вместе.

Раффа не ожидал столь дружеского жеста в этом якобы опасном городе. Больше того, Стамбул, похоже, развеял многие ожидания Раффы. Там, где он предполагал увидеть женщин, полностью скрытых бурками, он обнаружил девушку в юбке, которая что-то фотографировала, пока подруги смотрели на нее, потягивая пиво за столиком кафе. Там, где он был готов столкнуться с хаосом, он нашел гармонию и улыбки. Он увидел настоящий Стамбул — а не тот, который представлял себе на основе собственных предчувствий или с чьих-то слов.

Я рассказываю историю Раффы, чтобы показать: когда дело доходит до безопасности, мы склонны забывать о статистике, которая так часто служит нам ориентиром в других сферах жизни. Вместо этого мы обычно смотрим сквозь призму тех последних сведений, которые получили об этом месте.

К несчастью, как правило, эта информация поступает из новостных агентств, руководствующихся принципом: «Если там льется кровь, новость пойдет первой». Такой способ снимать информационные сливки может пробудить в людях необоснованный страх. Например, это может подтолкнуть украинцев к мысли, что Колумбия опасна, американцев — что опасна Украина, и всех вместе — к мысли, что опасен Иран.

Для большинства американцев последним, что они видели об Украине, были  сюжеты о войне. Это вводит их в заблуждение, заставляя думать, что вся территория страны опасна для туристов. Еще один пример — Босния. Последним, что многие люди слышали об этой стране, было то, что она охвачена войной. С тех пор прошло больше десяти лет, но многие до сих пор считают, что Босния — чрезвычайно опасное место. При этом сегодня по ней можно спокойно путешествовать.

Мы слишком часто смотрим на мир сквозь эмоции, вызванные пугающими новостными сюжетами, и игнорируем объективную статистику, которую используем почти во всех остальных аспектах нашей жизни, чтобы принять рациональное решение.

Так что я призываю вас, дорогие читатели: в следующий раз, когда вы решите, что то или иное место «опасно», взгляните на цифры. Посмотрите на статистику преступлений в этом месте и вынесите свои суждения на основе фактов, а не эмоций. Как и Раффа, вы, возможно, будете удивлены тем, что вы обнаружите.

Больше о жизни Питера можно читать в Facebook, на его сайте petersantenello.comследить за ним в Instagram, или на YouTube.

Там же можно найти подробную информацию о встрече "Путешествие героя. Как выйти из зоны комфорта и раскрыть свой истинный потенциал", которая состоится 20 февраля в Киеве.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Больше блогов здесь

Журнал НВ (№10)

Момент истины

Шесть главных претендентов на президентское кресло ответили НВ на семь вопросов — политических, мировоззренческих и личных

Читать журнал онлайн

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

Научпоп

Сегодня, 13:13

thumb img
Загадка мироздания. Физики выдвинули гипотезу о таинственных белых дырах во Вселенной
Страны

Сегодня, 11:27

thumb img
Воздушная тревога. Самые масштабные авиакатастрофы последних лет - инфографика
Научпоп

Вчера, 23:16

thumb img
Когда в Украине переводят часы на летнее время в 2019 году