Как я удирал от хулиганов в Грузии

13 января, 10:20
4681
Цей матеріал також доступний українською

После нескольких дней пребывания в Тбилиси, я осел, завел друзей и уже с ощущением комфорта узнавал город

Это продолжение моей первой поездки в Грузию в 2003 году.

Коммуникационная башня, стоявшая высоко над городом на холме, была наследием советских времен. Она была ржаво-красного цвета с большой круглой смотровой площадкой на вершине. Я хотел исследовать это место, поэтому однажды утром предложил эту идею моему новому другу Григорию, который был моим сожителем.

- Григорий, пошли посмотрим сегодня на старую радиобашню.

- Но фуникулер сломан. Туда можно только по лестнице.

- Да брось, Григорий, это будет весело. К тому же, когда ты в последний раз делал что-то подобное?

- Никогда.

Мой вопрос посеял что-то в голове Григория. За те несколько дней, проведенных с ним, я понял, как мал его мир. Он вращался вокруг церкви, видеоигр с друзьями и домашней еды его мамы.

«Окей, мы можем идти, – сказал он мне после равномерного колебания между нерешительностью и восторгом. – Идем через 15 минут после завтрака».

К тому времени я уже знал, что 15 минут означает 2 часа в Грузии. К обеду мы вынырнули из метро у подножия холма.

Мы поднялись к месту остановки фуникулера и начали подниматься по лестнице.

Мой вопрос посеял что-то в голове Григория

«Питер, это тяжело. Я не по фитнесу», – задыхался он, закуривая себе в помощь сигарету и вдыхая ее как кислород.

- Питер, почему ты не дышишь тяжело?

- Григорий, мы прошли только несколько ступенек. К тому же, я не курю. Это не поможет твоему дыханию.

«Ох», – сказал он, словно это была какая-то новость. Он взял свою сигарету и разглядывал ее, наклонив голову: приставил близко к своему лицу, и осматривал со всех сторон.

Я дал Григорию перевести дыхание, потому что он положил свои руки на колени и согнулся. Как только он собрался с духом, я повернулся, чтобы идти вверх.

Краем глаза я заметил, как мимо пролетело какое-то пятно. Громкий звук донесся до моего левого уха, и я почувствовал, как кожи коснулся стремительный ветер.

«Черт!» – сказал Григорий.

Я увидел, как большой камень ударился о цемент примерно за сто ступенек под нами. Григорий крепко схватил мою руку и потянул меня с лестницы в кусты. У меня заболел живот. Высоко над нами несколько молодых людей на вершине пути фуникулера быстро исчезли. Мы ждали в кустах.

Я чувствовал, как мое сердце билось в моих ушах. Я присел на корточки, осторожно выглядывая оттуда на вершину фуникулера. Я быстро представил, как камень, только что пролетевший мимо меня – менее чем в дюйме – наиболее вероятно мог бы разбить мой череп.

Сигарета Григория, наконец, сгорела. Он выглядывал из-за кустов и понемногу выходил.

«Питер, сейчас все окей».

Мы вернулись на лестницу. Я смотрел вверх и скрупулезно выглядывал на новый камень в воздухе. Мужчины исчезли.

Когда мы приближались к вершине лестницы, мои икры горели, а Григорий дышал, как умирающая лошадь. Старая красная машина фуникулера стояла, припаркованная, в цементной трубе. Узкая лестница закручивалась над станцией к большому балкону, построенному на вершине структуры фуникулера. Мы обошли угол этого здания, как трое молодых людей приблизились к нам.

Они подозрительно посмотрели на нас, как будто мы могли быть именно теми ребятами, которые сбросили камень. Двое из них были примерно моего роста, но значительно худее меня. Я не слишком волновался в отношении их.

Вид из фуникулера

Но третий выглядел более опасным. Он был ниже, крепче и озлобленнее других. Его густые брови соединялись посреди его головы, как овечья шерсть, и бросали тень на его затвердевшее лицо.

Молодые люди посмотрели на Григория и хмыкнули. Затем они посмотрели в сторону и измерили меня своим взглядом. Их лица изменились с враждебных на озадаченные, так как они поняли, что я не грузин. Короткий крепкий парень в приказном тоне попросил у Григория сигарету. Тот выполнил это.

Напряжение увеличивалось, так как они продолжали перебегать глазами то на Григория, то на меня. Мы стояли спокойно, лицом к лицу с ними. Григорий и я были крупнее, но нас было меньше.

Это был короткий момент, когда решали, что бы нам сделать, и ждали их решения. Но они колебались, и мы прошли мимо – к счастью, они не пошли следом.

Мы пришли к пустому зданию с большим арками и колоннами, окруженными большой террасой. Широкие виды города были впечатляющие. Григорий сказал мне, что в советские времена это место было красивым, полным цветов и процветающих кафе.

«Это было место для проведения выходных», – сказал с ностальгией Григорий.

«А сейчас черт знает что», – сказал он, вглядевшись в чащу.

Я начал двигаться в парк, на который он смотрел.

- Питер, стоп!

- Почему, что не так?

- Если ты пойдешь дальше, ты перейдешь линию.

- Какую линию?

- Линию безопасности. В парке они ограбят тебя. Грабители берут деньги и делят их с полицией. Они работают здесь заодно.

«Ох», – медленно произнес я, слегка поддавшись эмоциям и вернувшись обратно.

«Ты должен знать, где ходить по городу, а где нет, – сказал назидательным тоном Григорий. – Здесь много плохих людей».

Я сделал шаг навстречу зданию. Там был полицейский, гулял вокруг парка, и смотрел на нас. Его руки были за спиной, когда он тщательно наблюдал за нашими перемещениями.

«Эта часть парка нормальная», – сказал Григорий, когда полицейский помахал нам рукой прямо напротив нас.

Несколько старших леди проходили мимо со сделанными собственноручно вениками. Они медленно сметали сосновые иглы и листья с дорожек.

Григорий вышел из своей меланхолии, взглянув за горизонт. Его глаза расширились, и он обернулся ко мне весь напряженный. Это был первый раз, когда я видел его в быстром движении.

- Питер, парни ждут, чтобы нас побить!

Я почувствовал, как импульс адреналина прошел сквозь меня. Я посмотрел за горизонт. Трое молодых мужчин нетерпеливо ждали нас на вершине лестницы. Они выгибали свои шеи в разных направлениях, ожидая нашего прибытия. Наиболее опасный на вид тип сжимал кулаки и скалился.

Воспоминание как ударило меня. Камень. Странный момент на вершине ступеней...

- Питер, они побьют нас! Или вынут нож. Пошли! Поспешим!

Мы выбежали в обратном направлении на пустую дорогу, которая вела нас в чащу. Большие сосны прикрывали дорогу, наводя на нее тень и загадочность.

Мы немного отошли от здания, и когда я оглянулся, то смог увидеть, как трое мужчин пошли следом. Они должны были услышать нас, когда мы осматривали их. Они свернули на дорогу и побежали за нами. Мы были в 30 секундах от них.

«Питер, продолжай бежать, не останавливайся!», – кричал Григорий, отставая.

Дорога начинала постепенно закручиваться. Старые бордюры и заржавевшие уличные фонари начали формировать путь. Более белый свет проникал сквозь кроны ветвей деревьев.

Я оглянулся назад, и они приближались. Я бежал так быстро как мог. Странная комбинация страха и возбуждения проходила сквозь мои сосуды. Григорий также смотрел назад, но только страх читался на его лице. Был такой звук, как будто он своими легкими пытался втягивать воздух внутрь и наружу через узкую соломинку.

Мы завернули за очередной поворот на дороге, справа появился какой-то жилой дом. Цивилизация успокаивала. И время было правильное: мои ноги начинали гореть. Я оглянулся еще раз и прикинул, что мы были за 20 секунд от них. Коренастый тип отступил.

Старый автобус выходил из-за одного из домов. Мы нетерпеливо побежали туда. Водитель автобуса увидел нас и приложился со скрипом на тормоза. Звучало так, как будто педалей тормозов не существует на этом автобусе, металл заскрипел по металлу. Водитель автобуса открыл дверь, складывающуюся гармошкой, и посмотрел вперед со взглядом стоика. Мы забежали по лестнице.

Двери закрылись и он начал ехать прежде чем мы успели присесть.

Дорога, по которой бежали хулиганы

Я посмотрел на аллею через заднее окно и увидел, что три фигуры быстро ее перебегали. Водитель автобуса не увидел. Момент начал работать в нашу пользу. Они приблизились к задней части автобуса и застучали по нему. Включилась вторая передача. Шлейф от дыма дизельного топлива выпорхнул назад, когда автобус рванул вперед. Третья передача.

Григорий и я посмотрели друг на друга, не веря своим глазам, и затем снова посмотрели через заднее окно – на хулиганов, которые потеряли день.

Мы присели, вздохнув от облегчения.

«Хинкали», – сказал Григорий, улыбнувшись.

«Хинкали», – ответил я, расплываясь в широкой улыбке.

Мы беспечно откинулись на кресла автобуса, шедшего обратно в город, по дороге к нашему любимому ресторану.

Больше о жизни Питера можно читать в Facebook, на его сайте petersantenello. com, следить за ним в Instagram , или на YouTube .

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Обратите внимание

29 декабря 2018, 22:38
Лонгриды
thumb img
Спецпроект
20 января, 16:54
Лонгриды
thumb img
Спецпроект
29 декабря 2018, 11:53
Компании/Рынки
thumb img
Спецпроект
29 декабря 2018, 11:53