Два эксперимента, которыми пугают в Стэнфорде

21 февраля, 15:00
4503
Цей матеріал також доступний українською

Пришло время рассказать о том, чем поражают и пугают всех студентов в Стэнфорде, которые планируют стать общественными активистами, педагогами или политиками

Мой последний текст о контринтуитивных результатах Кембридж-Сомервильского эксперимента набрал более 1500 лайков и 500 репостов. Впрочем, удивил он меня не этим, а многочисленными комментариями людей, решивших, что эксперимент доказывает неэффективность всех социальных программ. Стало быть, пришло время рассказать о двух экспериментах, которыми в Стэнфорде впечатляют и запугивают всех студентов, планирующих стать общественными активистами, педагогами или политиками и изменять мир к лучшему.

В знаменитом эксперименте Лангера и Родина 1976 года исследователи решили кардинально изменить рутину домов престарелых. Не секрет, что постояльцы этих заведений часто испытывают недостаток контроля за своей жизнью – их окружение и распорядок дня определены администрацией дома. Ученые задались вопросом: как повлияет на психологическое состояние пожилых возможность принимать решения хотя бы относительно небольшой части их окружения или распорядка дня?

Поэтому проживающим на экспериментальном этаже дома престарелых рассказывали об их обязанностях и возможности выбора, предложили выбрать растение, за которым они хотят ухаживать, а также позволили самим решать, в какой день пойти в кино. Обитателям другого этажа контроля рассказывали об ответственности персонала заведения за их благополучие, принесли растение, однако предупредили, что медсестры будут ухаживать за ним, и назначили день просмотра фильма, не консультируясь с постояльцами.

Социальные вмешательства не могут быть основаны на идеологии или бытовой логике

Спустя три недели жители экспериментального этажа полагали, что они более счастливы, чем постояльцы этажа-контроля. Медсестры докладывали, что их состояние значительно улучшилось. Они гораздо больше общались с другими стариками и персоналом, меньше времени проводили за пассивным просмотром ТВ и активнее участвовали в различных конкурсах. Но в действительности известным этот эксперимент стал благодаря его долгосрочным результатам. Через 18 месяцев, по оценкам медперсонала, состояние здоровья жильцов экспериментального этажа заметно улучшилось, а постояльцев этажа-контроля – значительно ухудшилось. Эксперимент оказался настолько действенным, что драматически повлиял даже на смертность пациентов. Если за 18 месяцев перед началом эксперимента показатель летальности составлял 25%, то после его начала на экспериментальном этаже умерли только 15% пациентов. А вот на этаже-контроле – 30%! Стало быть, обладать возможностью контролировать даже небольшую часть своей жизни в буквальном смысле продлевает ее.

Хотя современные психологи высказывают ряд методологических замечаний к эксперименту Лангера и Родина, он остается слишком влиятельным. Чтобы в полной мере понять, почему, необходимо поведать о менее известном эксперименте Шульца, проведенном в том же 1976 году в другом доме престарелых. Идея Шульца была идентична идее Лангера и Родина. Он организовал визиты студентов местного университета в дом престарелых. В группе постояльцев дома, которую он назвал «контроль», старики могли сами выбирать дату и время встречи со студентами. В группе «предположение» жителям заранее сообщали дату и время визита студентов. «Случайная» группа получала такое же количество визитов студентов, но не было известно, когда они состоятся. В конце концов, «контрольную» группу студенты не посещали вообще.

Между тем на лекции преподаватель попросил аудиторию подумать и ответить, в какую группу эксперимента они хотели бы, чтобы попали близкие им люди. Большинство выбрало группы «контроль» или «предположение». И краткосрочные результаты поддерживают эту идею: постояльцы этих групп были активнее, оценивали себя, что они более счастливы и менее одиноки. Проблемы начались при анализе результатов спустя 24 месяца после завершения эксперимента. Если состояние здоровья участников «случайной» и «контрольной» группы оставалось примерно на одинаковом уровне, то здоровье группы «контроля» и «предположения» резко ухудшилось. Их стремление к жизни, по их собственным оценкам, обрушилось. В результате в течение 42 месяцев с момента завершения эксперимента умерли 20% жителей из групп «контроля» и «предположения». В «случайной» и «контрольной» группах за этот же период не умер ни один участник эксперимента. В этот момент в аудитории – полная тишина.

Почему настолько похожие эксперименты дали весьма отличающиеся результаты?

Возможно, все дело в лишении постояльцев дома для престарелых из другого эксперимента ценного социального контакта со студентами? Ученые еще до начала исследования предупреждали их, что визиты завершатся, уменьшали их регулярность постепенно и стимулировали студентов поддерживать контакт даже после завершения программы, но, возможно, все эти меры были неэффективными?

Или мы имеем дело с более серьезной проблемой? Если первый эксперимент предоставлял старикам дополнительный контроль сразу над многими аспектами их жизни, то вторая программа касалась только времени визитов студентов – прекращение визитов означало крах приобретенной иллюзии контроля. Любопытно, однако, удалось бы предупредить трагические последствия второго эксперимента, если бы чувство контроля над собственной жизнью, зависящий от выбора времени визита студентов, заменили чем-то иным, чтобы постояльцы дома для престарелых могли практиковать не один год?

Много вопросов и мало однозначных ответов. Впрочем, некоторые четкие выводы из этих двух экспериментов мы можем сделать.

1. Даже несущественное внешнее воздействие на человека может привести к контринтуитивно значимым и долгосрочным последствиям. Как положительным, так и отрицательным.

2. Социальные программы могут быть сверхэффективными. И даже небольшие различия в деталях реализации могут драматически повлиять на результаты.

3. Мы должны тщательнее измерять результаты наших социальных программ – не только в краткосрочной, но и долгосрочной перспективе.

4. Любые социальные вмешательства не могут быть основаны на идеологии или бытовой логике, а должны полагаться на проверку гипотез.

5. Разработать эффективные социальные программы затруднительно и сложно. Доказано: эффективных вмешательств сегодня не так много. Поэтому больше внимания следует уделять масштабированию подкрепленных убедительными доводами эффективных решений, а не придумыванию новых велосипедов.

Текст опубликован с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу  Мнения Нового Времени

Диалоги о бизнесе

23 мая, в Киеве, известные предприниматели Сергей Тигипко, Пётр Чернышов, Игорь Смелянский и Дмитрий Шимкив станут спикерами лекции НВ «Диалоги о бизнесе: как преуспеть в эпоху перемен».

Записаться на лекцию

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

Культура

Вчера, 22:20

img
300 музыкантов, кино и маркет Всі.Свої. Leopolis Jazz Fest объявил полную программу
Культура

Вчера, 11:21

img
Канны 2019. Ди Каприо, Брэд Питт, Марго Роби и другие на премьере фильма Однажды в Голливуде
События

Вчера, 20:33

img
Феминитивы и экспансия Ґ. Что изменилось в новой редакции Украинского правописания