День рождения государства

24 августа 2017, 08:03
2848
Цей матеріал також доступний українською
Мы равнодушно бросили наше дитя 1991 года рождения развиваться как попало. Но пора великовозрастному ребенку идти в школу и учиться тому, что хорошо и что плохо, что можно, а чего нельзя

Украинцы привыкли не доверять государству. Причина очевидна: сотни лет жизни в чужих государствах, когда от власти не приходилось ожидать ничего хорошего. В лучшем случае власть делала вид, что никаких украинцев не существует, в худших — устраивала Голодомор и депортации, русификацию и полонизацию, посылала юношей умирать за какие‑то дальние имперские интересы, а самых умных забирала в столицы упрочивать имперское влияние и творить имперскую культуру.

Новое украинское государство, возникшее в 1991 году на обломках последней недоразрушенной империи, не особенно заботилось о среднем украинце, но хотя бы перестало пытаться насильственно превратить его в кого‑то другого. Не замечает — уже хорошо. Встреча с государством не приносила радости украинцу, поскольку его на этих встречах представлял, как правило, милиционер, таможенник, налоговый инспектор, прокурор, пожарный, судья, единые лишь в своем стремлении получить мзду.

В результате у среднего украинца сформировалось представление о государстве как о неизбежном зле, периодически выскакивающем из кустов, чтобы отнять деньги. Значит, нужно его остерегаться и не попадаться, держаться подальше, а лучше, чтобы его вообще не было.

Государство — это не абстракция, не флаг, герб и гимн. Государство — это институции

Этим настроениям способствовали и традиционный хуторянский уклад жизни, и относительная сила общества при слабости государства в лучшие периоды украинской истории (от городских вече до казацких рад и Магдебургского права), и архетипы украинских героев во главе с Нестором Ивановичем Махно. Стихийный анархизм присущ мировоззрению украинцев на протяжении столетий. Этим наше массовое сознание и отличается от российского, для которого государство неизменно является ценностью номер один, кумиром, требующим человеческих жертвоприношений и регулярно их получающим.

Однако страна без государства возможна только на Луне, как в одном из романов Хайнлайна. Украина же находится на классическом перекрестке цивилизаций и богата ресурсами. Слабый и богатый — приманка для хищника. И поскольку безопасность — это базовая потребность, то государство — базовый уровень политического развития.

Классическое определение государства как “оседлого бандита” подчеркивает устанавливаемую им монополию на насилие, но упускает из виду, что в безгосударственных сообществах уровень насилия неизмеримо выше. В войнах примитивных племен в абсолютных числах гибнет меньше людей, чем на мировых войнах развитых держав, но в относительном выражении — намного больше. Взрыв атомной бомбы над Хиросимой лишил жизни 0,1 % японцев, а племенные войны за один день могут уничтожить до 5 % их численности. То же самое касается и бытового, и уличного насилия.

Однако такое базовое государство, “оседлый бандит”, нас вовсе не устраивает. Нам нужно сделать шаг не назад, к анархии, а вперед, к открытому государству, которое называют инклюзивным, поскольку оно включает всех граждан в систему справедливости и благосостояния. Собственно, этот переход и есть процесс модернизации, запущенный революцией достоинства и с таким трудом пробивающий себе дорогу через олигархический консенсус, коррупционные привычки и бюрократическую волокиту.

Страна без государства обречена быть территорией, к которой англоговорящие будут добавлять артикль the. “Только с народом без государства можно делать все, что захочется”,— писала Ханна Арендт. Мы понимаем, что Голодомор был бы невозможен, если бы решения принимались в Киеве, а не в Москве. Не только украинская история тому подтверждение: многие государства возникли как реализация принципа “никогда больше” в ответ на вызов ассимиляции или физического уничтожения народа.

Поэтому давайте поздравим наше государство с днем рождения и не будем забывать о своих гражданских обязательствах по отношению к нему. Это наше дитя 1991 года рождения, а мы равнодушно бросили его развиваться как попало. Но ведь пора наконец великовозрастному ребенку идти в школу, чтобы научиться тому, что хорошо и что плохо, что можно и чего нельзя, то есть верховенству права, а затем пройти последнюю важную трансформацию — стать открытым, инклюзивным. Только нации с такими государствами процветают, они формируют высшую лигу наций.

Государство — это не абстракция, не флаг, герб и гимн. Государство — это институции. Это парламент, правительство и президент. Это суды, полиция и армия. Это разведка и контрразведка, таможня и налоговая. Это прокуратура и дипломатия, это мэрии и ОГА. Все это нужно строить, и делать это некому, кроме нас. Иначе история повторится самым худшим образом. Кто не построил все это свое, тот обречен обслуживать чужое.

Колонка опубликована в журнале Новое Время за 18 августа 2017 года. Републикация полной версии текста запрещена.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Обратите внимание

4 января, 09:45
Лонгриды
thumb img
Спецпроект
29 декабря 2018, 11:53
Компании/Рынки
thumb img
Спецпроект
29 декабря 2018, 11:53
20 января, 16:54
Лонгриды
thumb img
Спецпроект