Бабченко жив. А доверие к Украине?

31 мая 2018, 19:07
1931
Цей матеріал також доступний українською

Об этом и другом размышляют отечественные и международные журналисты, а также эксперты Atlantic Council

29 мая СМИ сообщили, что в Киеве стреляли в российского журналиста и критика Путина Аркадия Бабченко. Сообщалось, что он умер в карете скорой помощи по дороге в больницу. 30 мая Бабченко пришел на пресс-конференцию бок о бок с головой СБУ Василием Грицаком и генпрокурором Юрием Луценко – живой и здоровый. Как выяснилось, СБУ наблюдала за Бабченко и сообщила ему о плане покушения на его жизнь. И предложила согласиться на участие в спецоперации, в ходе которой, возможно, удастся его спасти. Удалось.

Какие последствия будет иметь этот эксцентричный сюжет? Это будет способствовать или подорвет доверие к украинскому правительству? Удивлены ли вы тем, что СБУ смогло успешно осуществить эту операцию? Следовало ли врать людям?

Ян Бейтсон, американский журналист

Вчерашние события стали победой для украинских правоохранительных органов.Но многие другие убийств остались нераскрытыми. Сейчас на официальном уровне даже отказываются обсуждать дело Павла Шеремета. Время покажет, что и как удалось раскрыть СБУ, однако инсценировка смерти Бабченко продемонстрировала уровень координации украинских правоохранительных органов, в чем раньше большинство сомневалась.

Майкл Боцюркив, аналитик по вопросам глобальной политики и экс-пресс-секретарь ОБСЕ

Я разделяю недовольство «Репортеров без границ» в том, что манипулируя фактами, государства играют с огнем – даже во имя информационной войны.

Время покажет, что и как удалось раскрыть СБУ

Помощь не имеет значения. Это должно было быть разыграно другим способом. Это вышло за рамки: инсценировка не только оставила в дураках обычных людей, но и журналистов и их коллег. И, что наиболее важно, членов семьи Бабченко.

В то время, когда традиционные медиа подвергаются критике, – еще когда фейковых новостей слишком много – такой вид хитростей не в пользу имиджа СМИ.

Майкл Карпентер, экс-заместитель помощника министра обороны США, старший директор Biden Center и старший научный сотрудник Atlantic Council

Несмотря на отличные новости о том, что Аркадий Бабченко жив и здоров, этот инцидент, к сожалению, будет иметь долговременные негативные последствия. Если в СБУ получилось сорвать попытку покушения на жизнь Бабченко, разыграв фейковое убийство, то для этого трюка есть определенное обоснование. И в то же время СБУ и другие украинские властные институты будут долго страдать от такого удара по доверию. Еще одна вещь, в которой можно не сомневаться: Россия использует это инсценированное убийство, обвинив Украину в распространении фейковых новостей и будет сеять сомнения относительно будущих атак на диссидентов и журналистов внутри и за пределами РФ. К сожалению, реальность заключается в том, что когда в следующий раз случится настоящая трагедия, мы все остановимся, чтобы задуматься – а действительно ли эти новости правдивы.

Правда, думаю, взвешивая плюсы и минусы этой операции, мы должны отдавать предпочтение разоблачению российской разведки и их методов, а также остановить убийц, прежде чем они решатся на другие кровавые поступки. И хотя правительственные учреждения, как правило, никогда не обманывают общественность, иногда следует руководствоваться более высокими целями, вот как вопрос жизни и смерти.

Владислав Давидсон, шеф-редактор The Odessa Review

Позавчера я написал материал об убийстве Бабченко. А на следующий день, после пресс-конференции, вынужден был извиняться перед своими читателями. На самом деле, я раздражен и разочарован. Шокирующие новости об обмане со стороны СБУ и государства в инсценировке этой смерти невероятно меня огорчили. Этот трюк выставил нас всех в плохом свете и будет иметь дальнейшие последствия для СМИ как института. Одним из кардинальных преимуществ Украины в этом конфликте была ее честность и порядочность, зато последствиями этого инцидента станут сомнения – доверять ли теперь украинскому государству и его способности подавать свою позицию. Отныне мы будем в десять раз более подозрительными к тому, что говорит СБУ. И я не уверен, что эта спецоперация того стоила.

Питер Дикинсон, эксперт Atlantic Council и издатель Business Ukraine Magazine

СБУ лучше иметь очень, очень убедительные доказательства в необходимости этой инсценировки, иначе это может обернуться для Украины крайне плохо. Опасность заключается в том, что этот трюк может подорвать доверие ко всему, что скажет Украина в будущем и одновременно подпитать извечный кремлевский тезис «правды нет». Отныне международные медиа будут очень осторожно относиться к любым заявлениям и новостям из Украины, их вполне можно понять. Их поставили в глупое положение. И стоило ли? Украина имеет достаточно имиджевых проблем и без того славу места, где инсценируют политические убийства. Весь этот негативный резонанс станет оправданным лишь в том случае, если доказательства причастности российских агентов будут убедительными и неопровержимыми. Но даже если и так, то такой способ поймать кремлевского киллера все же кажется странным.

Максим Эристави, сотрудник Atlantic Council и соучредитель Hromadske International

Мои дорогие зарубежные друзья и коллеги, я прошу прощения за то, что украинская власть не оправдала ваших ожиданий в демонстрации того, как должны работать или коммуницировать органы правосудия. Я просто счастлив, что жизнь моего коллеги спасена, а справедливость впервые сработала в нашей стране во имя журналиста.

Эвелин Фаркаш, старший научный сотрудник Atlantic Council и аналитик NBC/MSNBC

Это странный инцидент, и примечателен тот факт, что мы все в него поверили. Это в духе российской схемы внутренних и экстратерриториальных убийств оппонентов Кремля.

Эндрю Фоксалл, директор Центра изучения России и Евразии в Henry Jackson Society

Некоторые первые мысли про новости о Бабченко. Прежде всего, это переворот украинской тактики, в рамках которой – как объявили – станет известно немало информации о том, как работает Россия за пределами своих границ. Но с другой стороны, это стратегически коммуникативная катастрофа для Украины, что дает России возможность давать фейковую информационную ответ на дальнейшие события.

Сергей Лещенко, депутат и экс-заместитель редактора Украинской правды

Это хорошая возможность изменить нормативно-правовую базу работы СБУ. Им следует сосредоточиться на делах, которые они способны решать, как это случилось с Бабченко. И их стоит лишить полномочий расследовать бизнес и антикоррупционные дела. Подобное только разрушает репутацию СБУ.

Илья Лозовский, редактор Центра исследования коррупции и организованной преступности

Мою почту и Twitter просто подорвало дебатами по этичности всех этих событий. И это действительно нужно обсуждать. И давайте не будем упускать из виду тот факт – при условии, что дело все-таки выгорит, – что теперь украинцы имеют доказательства того, как российские спецслужбы преследуют журналистов в Киеве.

Леонид Рагозин, экс-корреспондент BBC и российского отделения Newsweek

Убийство Бабченко кажется фейковой новостью века. Это бездумное и драматическое пренебрежение к народной эмпатии, одновременно дискредитирует Украину, российских либералов, а также журналистов. Только Кремль одержал победу.

Виталий Рыбак, аналитик UkraineWorld Initiative

Какое облегчение знать, что Бабченко жив! Однако вся эта операция выглядит не слишком выигрышной. Представители СБУ сказали, что они задержали потенциального убийцу и установили его связь с российскими спецслужбами. И какую цену за это заплатило украинское правительство?

Во-первых, вся операция на международном уровне ставит под сомнение доверие к украинскому правительству. СБУ эффективно представили большую историю, которая всколыхнула общество далеко за пределами Украины. Мы, как государство, послали месседж: посмотрите, здесь снова убивают журналистов. Украина представила то, что называют фейковыми новостями – и это методы российской пропаганды, которые используют в той же гибридной войне, против которой мы боремся.

«Убийство» Бабченко напомнило мне еще один подобный случай – Павла Шеремета. К сожалению, это убийство было настоящим. И украинские спецслужбы не продвинулись в этом расследовании вперед, несмотря на то, что прошло почти два года. И это отнюдь не способствует доверию к украинскому правительству.

Симон Островский, редактор отдела расследований Coda Story

Чем больше я об этом думаю, тем больше злюсь из-за того, что они расследуют убийства, которых на самом деле не произошло, вместо того, чтобы заняться делом Павла Шеремета. Мы ждем результатов уже почти два года, а СБУ даже не представляет подозреваемого. Я лично знал Аркадия, и я действительно очень счастлив, что он жив. И заодно я очень сильно запутался и не знаю, было ли это все так необходимо.

перевод НВ

Новое Время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Atlantic Council. Републикация полной версии текста запрещена

Оригинал опубликован на Atlantic Council

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Журнал НВ (№10)

Момент истины

Шесть главных претендентов на президентское кресло ответили НВ на семь вопросов — политических, мировоззренческих и личных

Читать журнал онлайн

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

Политика

Сегодня, 12:00

thumb img
#ВибориБезБрехні: проверяем достоверность заявлений Зеленского, Порошенко и Тимошенко
Футбол

Сегодня, 01:54

thumb img
Германия победила Нидерланды, Хорватия проиграла Венгрии - видео. Результаты матчей отбора Евро-2020
Финансы

Сегодня, 09:30

thumb img
Что с курсом. Кто остановил девальвацию гривни и каков прогноз после выборов