Сумерки Авдеевки. Одна ночь под обстрелами в самой горячей точке Донбасса

4 февраля 2017, 16:42
6428
Цей матеріал також доступний українською
Сумерки Авдеевки. Одна ночь под обстрелами в самой горячей точке Донбасса - фото

Фото: Гулливер Крэг, Кристина Бердинских

Война ближе и страшнее, чем кажется из Киева или Одессы. Там можно набрать 103, чтоб вызвать врача раненому - и попасть в "скорую" на стороне противника. Оттуда можно сбежать, а можно жить - с "шенгеном" и без тепла

Вместе с Гулливером Крэгом, репортером телеканала France 24, мы приехали в Авдеевку 2 февраля в 15.00. Мы уже были в этом городе в середине декабря, общались со многими местными людьми, и благодаря старым знакомствам, быстро нашли жилье.

Это квартира в пятиэтажке на улице Коммунальная, из которой выехали жильцы года два назад, оставив ключи друзьям. В квартире выбитые окна заклеены пленкой и завешаны коврами. Воды нет, света тоже, зато батареи теплые и есть газ.

На лестничной площадке встречаем соседку – 87 летнюю Елизавету Григорьевну. Она страшно обрадовалась, что хоть пару дней рядом с ней будет кто-то жить. Мы договариваемся зайти в гости в 20.00. В Авдеевке уже пять дней нет света, по вечерам здесь скучно и страшно.


87-летняя Елизавета Григорьевна живет пятый день без света и не первый год - без соседей87-летняя Елизавета Григорьевна живет пятый день без света и не первый год - без соседей


С наступлением темноты город пустеет. В 16.40 на Центральном проспекте практически нет людей.

В городской больнице люди есть всегда. И гражданским, и военным сейчас оказывают медицинскую помощь в одном месте. Возле больницы стоит скорая, увозит раненого бойца.

На велосипедах к больнице приезжают двое местных. Им сообщили, что их родственник погиб, отравился газом, его увезла скорая в Покровск. Больше они ничего не знают и пришли за информацией в больницу. «Когда бабушка узнает, будет еще один труп», - говорит племянник погибшего.

Тем временем Роман Хомечко, 1-й замкомбата 66-го военно-мобильного госпиталя, отправляет вторую «скорую» с раненым военным. Госпиталь базируется в Покровске. Хомечко приехал в Авдеевку, чтобы следить за логистикой: координацией между водителями, волонтерами, военными. Из Покровска в Авдеевку приехала и вся группа из госпиталя.


Роман Хомечко, 1-й замкомбата 66-го военно-мобильного госпиталя, отправляет из Авдеевки «скорые» с раненымиРоман Хомечко, 1-й замкомбата 66-го военно-мобильного госпиталя, отправляет из Авдеевки «скорые» с ранеными


По пустым и пока что тихим улицам, возвращаемся в квартиру. И, как и договаривались, в 20.00 идем в гости к нашей новой знакомой – Елизавете Григорьевне. Общаемся при свечах, пьем чай, едим бутерброды. Начинаются обстрелы, они становятся все громче и громче, но за беседой мы как-то не сильно обращаем на них внимание. Елизавета Григорьевна живет одна, все ее родные – в Германии. Дочь с мужем и внук. «И долго ты там сидеть еще будешь?» - передает свой последний разговор с родными она.


Пенсионерка с внуком в ГерманииПенсионерка с внуком в Германии


Она и могла бы к ним поехать. За последние пять лет она была в Германии четыре раза, у нее есть шенгенская виза до осени, но пенсионерка все еще не знает, что делать.



Мы не знаем, что происходит, в Авдеевке нет интернета. Коллеги, остановившиеся на ночь в Константиновке, по телефону рассказывают, что в Авдеевке есть попадания в пятиэтажные здания на улице Молодежная. Это в 10 минутах ходьбы от нас.

Во время обстрелов, Елизавета Григорьевна пересказывает нам сюжет книги Поющие в терновнике, которую она недавно прочитала.

- Какие же вы смелые, что сюда приехали, - говорит нам бабушка. Немного необычное замечание на фоне того, что она переживает здесь каждую ночь.

Мы расходимся. Я предпринимаю попытку узнать, что происходит в городе. Отправляю смс 19-летней Жене, девушке, с которой мы познакомились в Авдеевке в декабре. Помню, что она снимает квартиру с парнем как раз на Молодежной. Спустя какое-то время получаю от нее ответ:

Уже в пятницу Женя рассказала мне, как они прятались в подвале и как ночью бежали с Молодежной на Центральный проспект к родителям. Но этой ночью, я пытаюсь проверить информацию о Молодежной. Пишу смс Маси Найему, недавно демобилизованному брату нардепа Мустафы Найема – он здесь, в Авдеевке, служил и примчался сюда как волонтер сразу, как только начались обстрелы. Он уже несколько дней находится в Авдеевке и как раз в том самом районе, просит вызвать скорую на Молодежную, 19 – там женщину ранило осколком в голову. На Молодежной связь такая, что не дозвониться, а с Коммунальной, где я, звонки идут. Набираю 103.

— Скорая помощь, говорите, - слышу ответ оператора.

— Нужна скорая на ул. Молодежная, 19. Женщину ранило осколком в голову, - объясняю я.

— Вы из какого населенного пункта звоните?

— Как из какого? Из Авдеевки, - недоумеваю я.

— Это Скорая помощь Ясиноватой.

У меня тихий шок: Ясиноватая – это территория так называемой ДНР.

Тогда я пишу коллегам в Константиновку. Им быстро удается связаться с военными медиками в Авдеевке, на Молодежную отправляют скорую.

Когда мы узнали, что обстрелы дошли до жилых пятиэтажек (раньше страдала в основном старая Авдеевка), трудно сохранять спокойствие.

Чтобы переключиться, начинаю писать этот текст.

В 00.40 авдеевский таксист, привезший нас из Константиновки в Авдеевку, звонит Гулливеру Крэгу. Спрашивает все ли с ним в порядке, поскольку появилась информация, что ранен западный журналист.

С Крэгом все нормально. Ранен другой человек – британский фотокорреспондент Кристофер Нунн. Как раз на той самой Молодежной.

В 02.00 ночи становится тише, но еще долго невозможно уснуть. Утром в Авдеевке опять наступит обычная мирная жизнь. Мы узнаем, сколько человек пострадало за ночь. Увидим, какие именно здания задело (Женя совсем немного ошиблась). Но мало какая картинка сравнится с ночными звуками войны и страхом в городе, который обстреливают подряд шестые сутки.



Интересно