«Война – моя жизнь»

17 мартa 2016, 20:43
1817
Цей матеріал також доступний українською
Многие украинские солдаты с нетерпением ждут возвращения домой. Но некоторых мирная жизнь пугает

Читайте первую и вторую часть колонки Нолана Петерсона

Украинские солдаты, воюющие на востоке страны, признаются, что испытывают смешанные чувства, думая о возвращении к мирной жизни.

В подразделении морских пехотинцев, располагающемся в Мариуполе, служат призывники из разных слоев населения. Возраст тоже разный: от 21 до 56 лет. И список основных профессий - здесь и инженеры, и юристы, и даже два кладбищенских работника.

В июле 2015-го украинская армия взяла на себя оборону близлежащего Широкино. Ранее город защищали добровольческие батальоны.

Морские пехотинцы служат в районе Мариуполя больше года и скоро должны отправиться домой на ротацию. Многие ждут этого с нетерпением, но есть и те, кто переживает из-за возвращения к мирной семейной жизни.

Военнослужащие, добровольно ушедшие на фронт, относятся к перспективе возвращения домой не так, как призывники. «Я останусь в подразделении до самого конца, - говорит доброволец Андрей из Харькова, у которого дома остались жена и ребенок. – Но жена волнуется». Такие, как он, служащие в регулярных подразделениях украинской армии 93-й и 92-й бригад (где есть и добровольцы, и призывники), а также бойцы из полноценных добровольческих батальонов (например, Правый сектор) обязались бороться до тех пор, пока война не закончится.

«Не знаю, что буду делать, когда война закончится»

«Дух зависит от каждого человека, - говорит медик Национальной гвардии Игорь Хлодыло, служащий вблизи Попасной. - Одни рвутся в бой, другие здесь лишь для того, чтобы отслужить положенное».

Правый сектор – украинский добровольческий батальон, один из тех, что возникли после Революции 2014 года. Эти военизированные группы укрепили плохо оснащенную регулярную украинскую армию в первые месяцы войны.

На базе Правого сектора в детском лагере советских времен, спрятанном в лесу под Днепропетровском, группа солдат собирается на обед из вареников, борща и сала. База находится в нескольких часах езды от зоны боевых действий. Она служит тренировочным центром и местом остановки бойцов, сменяющих друг друга на фронте каждые 2-4 недели.

После обеда 40 солдат придвигают стулья, чтобы послушать группу гражданских психологов-добровольцев, обсуждающих с ними сложности, связанные с возвращением к мирной жизни, и симптомы посттравматического стресса.

«Я чувствую себя на войне как дома, чего не скажешь о мирной жизни, - говорит один 41-летний солдат психологу. - Мне нужна реабилитация... и моя жена нуждается в вашей помощи».

«Я не хочу возвращаться к гражданской жизни», - говорит 36-летний боец.

Многие кивают головой в знак согласия, после чего он добавляет: «Не знаю, что буду делать, когда война закончится. Не могу этого представить. Теперь это моя жизнь. Война – моя жизнь».

Перевод НВ

Полную версию материала Нолана Петерсона можно найти на The Daily Signal

Больше мнений здесь

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

События

Сегодня, 14:16

img
Арест Крючкова. Что известно о ходе дела о финансовых махинациях в облэнерго
Travel

Вчера, 21:25

img
Блеск и нищета. Чем может удивить Индия
Культура

Сегодня, 14:40

img
Объявлена программа Каннского кинофестиваля 2019