Украина и Польша. Испытания историей

2 мартa 2018, 06:03
1625
Цей матеріал також доступний українською

Поскольку от истории нам, похоже, никуда не уйти, выскажу несколько своих мыслей на эту тему

У Польши и Украины сотни лет общего прошлого, и, к сожалению, оно было непростым, а часто и трагическим. Однако есть ли в нынешней Европе две соседние страны, в отношениях которых не было бы трагических, кровавых страниц? И что бы произошло с Европейским Союзом, если бы сейчас каждый вытащил из сундуков свои старые обиды и претензии?

Вместе с тем я убежден, что определяющими в польско-украинской истории были не войны и конфликты, а именно века мирного сосуществования, совместная работа, миллионы совместных браков и родившихся в них детей. Об этом свидетельствует результат исторического развития: сегодня мы видим две очень близкие нации с подобными языками, культурами, ментальностями и цивилизационными ценностями, а также с естественным настроем на дальнейшее мирное и дружественное сожительство. Очень хочу надеяться, что нынешняя ситуация не сможет этот настрой разрушить.

Не существует никаких объективных причин для какого-либо ухудшения взаимоотношений. Однако нас неожиданно накрыла ненужная и вредная для обоих народов волна из прошлого, искусственно поднятая и расшатанная политиками и СМИ.

К истории нужно подходить с большим уважением и осторожностью. Из ее контекста нельзя вырывать и искажать те факты, которые кому-то нужны в данную минуту. Ею нельзя жонглировать, ее нельзя кроить, кому как хочется.

Недопустимо также присваивать себе как саму историю, так и право на окончательную истину. Есть объективные факты, но каждый народ, каждое государство все-таки смотрит на прошлое сквозь свои национальные очки, то есть с определенной степенью субъективности. С особой силой это может проявляться при оценке сторонами-участниками древних войн, а также исторических персонажей. Поэтому нередко одно и то же лицо является для одного народа выдающимся полководцем, а для другого – жестоким захватчиком, для одного – героем-освободителем, а для другого – предателем и мятежником.

От эскалации исторических споров не может выиграть ни Польша, ни Украина, пользу от этого может получить только Россия

Скажем, гетман Богдан Хмельницкий объективно является довольно противоречивой фигурой. Выбаривая для Украины самостоятельность, он заключил союз с Россией, надеясь на православное единство. Мы знаем, что это привело Украину к новому, еще хужему рабству и вызвало не одну национальную катастрофу. По моему мнению, это имело катастрофические последствия и для самой России, поскольку породило в ней имперское самосознание и на столетия вперед заблокировало ей путь к нормальному развитию.

Но как бы там ни было, Хмельницкий вошел в историческую память украинцев именно как герой, спасший Украину от польского порабощения и тяжелого национального унижения. При этом он никогда не посягал на собственно польские земли, не стремился завоевать Польшу и покорить ее Украине. Поэтому нам трудно согласиться с польскими антипатиями к Хмельницкому.

Однако цивилизованная Европа в конце концов выработала неписаные правила сосуществования различных национальных вариантов истории. Главное здесь взаимное уважение, толерантность и попытки если не принять, то хотя бы понять точку зрения другого. Зато неприличными считаются попытки силой надеть свои собственные исторические очки на нос соседу. К сожалению, именно этим сейчас и занимаются польские политики.

Еще большей деликатности и толерантности требует новейшая история, в нашем случае это прежде всего украинского-польские войны и трагические этнические конфликты ХХ века. Здесь также действует правило «национальных очков». Бандера, ОУН и УПА боролись за независимое Украинское государство не только против польского, но и немецкого и советско-российского господства. И боролись они не просто на украинских этнических землях, а на государственной территории Западно-Украинской Народной Республики, возникшей на развалинах Австро-Венгерской империи одновременно с Республикой Польшей и которую Польша вскоре захватила. Именно борьба за независимую Украину является главным фактором, по которому мы, современные украинцы, оцениваем деятельность ОУН-УПА, и никто не может нам запретить считать их героями.

В начале этого года у карпатского села Рунгуры я посетил восстановленное бандеровское убежище (криївку). 9 февраля 1951 (через 6 лет после окончания Второй мировой!) здесь героически погибли пятеро бойцов УПА. Их выдал предатель, НКВД-исты выставили перед собой 15-летних подростков из соседнего села, заставили их открыть крышку и забросали бункер гранатами. В нескольких сотнях метров находилась еще одна землянка с шестью партизанами. Все они покончили с собой, чтобы не попасть в плен. Это их мы должны отречься? Это их мы должны считать преступниками? Ясно как белый день, что такого не будет никогда.

При этом хочу четко подчеркнуть: военным преступления, преступлениям против человечества, совершенным в ходе украинского-польских конфликтов во время Второй мировой войны и после нее, нет оправдания. Однозначно осуждаю все такие преступления – и те, которые направлены против украинцев, и те, что против поляков. В нынешней трактовке событий польской стороной просматривается тенденция поставить знак равенства между национально-освободительной борьбой украинцев и преступлениями против гражданского польского населения. В принципе, таким образом можно дискредитировать любое освободительное движение. Но и для таких ситуаций цивилизованная Европа давно нашла ответ: каждое преступление индивидуально и имеет своих исполнителей, которые и должны нести за него ответственность. Приписывание же преступления всей нации или всему освободительному движению является недопустимой пропагандистской манипуляцией.

Если же некоторые польские политики и дальше будут настаивать на запрете в Украине Степана Бандеры и УПА, то по принципу «начни с себя» они бы прежде всего должны запретить Юзефа Пилсудского с его жестокой «пацификацией» украинский Галичины, а также Армию Крайовую, чьи отряды осуществляли кровавые карательные акции против украинских сел.

3-го марта исполняется очередная годовщина трагедии украинского села Павлокома, в котором уже в 1945 году местная польская самооборона и подразделения Армии Крайовой под командованием поручика Юзефа Бисса расстреляли 366 украинцев, среди них 157 женщин и 59 детей в возрасте до 14 лет. И таких сел было не одно и не десять. Так что будем делать с Армией Крайовой?

Мы готовы признать и осудить преступления, совершенные против поляков, но и Польша должна сделать то же самое в отношении преступлений против украинского народа. Пока же она сознательно демонстрирует отчетливо однобокое видение: украинскую сторону противостояния изображает исключительно черными красками, а польскую представляет как «белую и пушистую».

О том, что история не бывает черно-белой свидетельствуют и такие факты, которые многим в Польше сегодня могут показаться невероятными: после прихода коммунистов подразделения Украинской повстанческой армии и польского движения «Свобода и Независимость», управляемого бывшими офицерами Армии Крайовой, не раз проводили совместные вооруженные акции против войск НКВД. Наиболее известной из них стала операция в Грубешове Люблинского воеводства в мае 1946 года. В свою очередь коммунистическая машина террора одинаково беспощадно расправлялись как с польскими, так и с украинскими подпольщиками. Многие из них нашли свой вечный покой в ​​общих братских могилах, одна из которых была недавно открыта и на Варшавских Повонзках. Кстати, большинство памятников воинам УПА на территории Польши стоят на могилах тех бойцов, которые погибли именно в борьбе с советским НКВД, против которого воевала и Армия Крайова.

К сожалению, недавно принятый в Варшаве закон «О внесении изменений в закон об Институте национальной памяти – Комиссии по преследованию преступлений против польского народа и некоторые другие законы» стал ярким примером одностороннего, черно-белого подхода к истории.

Как известно, законы имеют «букву и дух». Следует признать, что польские юристы постарались, чтобы как можно тщательнее выписать букву, но суть закона настолько шаткая и неуверенная, что им это сделать не удалось.

Согласно дополнениям к закону, заключением карается отрицание фактов преступлений «украинских националистов и членов украинских формаций – коллаборационистов Третьего рейха Германии». Закроем на минуту глаза на то, что националисты и коллаборационисты подаются как синонимы, хотя на самом деле они были антонимами. Давайте зададимся вопросом, кто же такие здесь украинские националисты и что считается их преступлениями?

Закон разъясняет, что такими преступлениями являются «действия, совершенные украинскими националистами в 1925-1950 годах, которые заключаются в применении силы, террора или иных форм нарушения прав человека в отношении индивидуальных лиц или общественных групп».

Извините, но именно в этот период украинские патриоты вели освободительную борьбу против иностранных оккупаций Западной Украины. Значит, речь идет не только о тех украинцах, которые совершили военные преступления против человечности, а вообще обо всех патриотах, которые боролись за независимость Украины. А из этого следует, что сегодня любой украинец за любую положительную оценку наших освободительных устремлений может быть заключен в Польше на 3 года, поскольку Польша об этих устремлениях иного мнения. Под реальной угрозой оказывается и коренное украинское меньшинство, и почти миллион наших работников, трудящихся в Польше. Более того, наказание настигнет украинцев, даже если свою оценку он высказал у себя в Украине. Если последовательно придерживаться буквы нового закона, то польская полиция в Варшаве должна снимать таких украинцев с поезда, скажем, «Киев – Берлин» и бросать их в каталажку. Или я что-то не так понимаю?

Следующий вопрос: а почему в законе не упоминаются польские коллаборационисты Третьего рейха, ведь они совершили преступления против своей родины? И почему нет ни слова о польских националистах, среди которых были и те, кто участвовал в массовых убийствах украинцев?

Как отдельное преступление украинских националистов и украинских коллаборационистов Третьего рейха закон выделяет «участие в уничтожении еврейского населения или геноциде граждан Речи Посполитой на территории Волыни и Восточной Малопольши».

К сожалению, на Волыни шла взаимная резня, поэтому если вообще начинать говорить о геноциде, то тоже о двустороннем. И опять же, почему не упоминаются польские коллаборационисты? Ведь их было немало по всей Польше и они помогали нацистам в проведении Холокоста.

Отдельное возмущение вызывает употребление в современном польском законе названия «Восточная Малопольша». Так, оказывается, во времена Пилсудского называли украинские земли Львовщины, Станиславщины и Тернопольщины. Господа светлейшие, это что, случайная оговорка или неудачная попытка пошутить?

Это касательно буквы. А с духом еще хуже. (Кстати, именно дух закона вызвал резкую негативную реакцию Израиля и Соединенных Штатов). Авторы закона явно присвоили себе право на абсолютную историческую истину и право диктовать свое видение другим странам. При этом они подают польскую сторону как априори непогрешимую, а грешными огульно преподносят всех остальных, прежде всего украинцев.

Это откровенная подмена реальной истории пропагандой. Это наивная попытка отретушировать прошлое политическим декретом. Это и высокомерие относительно других стран и народов. Это затыкание рта, ограничение свободы слова и дискуссии. Это, в конце концов, запугивание. Это дорога в никуда.

Возникает вопрос, что же делать, где выход? Ответ, опять же, уже давно выработан, на нем собственно и построено мирное сожительство наций в Европейском Союзе. Здесь лучшим образцом являются бывшие извечные враги, а ныне ближайшие друзья и партнеры Германия и Франция. Их политики оставили острые проблемы прошлого ученым, а сами тщательно следят, чтобы это прошлое не омрачило сегодняшний и завтрашний день. Взаимное уважение, толерантность, общее осуждение преступлений и почтение памяти невинных жертв, в конце концов, прагматизм и элементарный здравый смысл – вот проверенный европейский рецепт преодоления нынешнего кризиса в украинско-польских отношениях.

Напомню и завещание, которое оставил нам великий поляк, в жилах которого текла и украинская кровь, святой Иоанн Павел II: «Прощаем и просим прощения».

Больше всего огорчает то, что еще совсем недавно Украина и Польша жили по этому завещанию. Мы по праву считались эталоном межнационального примирения ради общего будущего. Президенты обеих стран не раз на могилах невинных жертв вместе отдавали дань и украинским, и польским погибшим. Просили прощения и прощали. Та же Павлокома в Польше и Павловка в Украине стали не только местом нашей общей скорби, но и символом совместной надежды и восстановленного братства.

Мы просто не имеем права пренебрегать завещанием Иоанна Павла II и бессмысленно терять все, чего достигли невероятными усилиями наши политики и дипломаты, наши интеллектуальные элиты, миллионы обычных украинцев и поляков.

Неужели не понятно, что от эскалации исторических споров не может выиграть ни Польша, ни Украина, что пользу от этого может получить только одна сторона – Россия. Именно это заставляет меня предполагать, что идею спекуляций на польско-украинской истории польским националистам подсунул не кто иной, как российские спецслужбы. Если вспомнить об их влиянии на «Брекзит», вмешательство в выборы в США, референдумы в Голландии и Каталонии, то такие подозрения выглядят вполне логичными.

Главное же, на что хочу обратить внимание польских коллег, которые интересуются историей: в прошлом отсутствие солидарности между Польшей и Украиной рано или поздно заканчивалось тем, что обе они попадали под московское иго. Если кто-то убаюкивает себя верой в то, что с Польшей такое больше случиться не может, то я должен предостеречь наивных: программа-максимум Кремля – ​​дезинтеграция ЕС и восстановление влияния бывшего СССР, распад которого Путин считает «крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века». В конце концов, четыре раздела польского государства с участием России и полная зависимость Польши от СССР в послевоенное время должны чему-то научить и самого беззаботного политика.

У нас было пусть и непростое, но общее прошлое, у нас общее настоящее и, не сомневаюсь, у нас должно быть и будет общее европейское будущее. Мы не смеем просто так погубить нашу дружбу и наше действительно стратегическое партнерство, от которого, вполне возможно, сегодня зависит судьба обоих народов.

Я готов к откровенному диалогу с польскими коллегами, я готов вместе с ними почтить память наших погибших всех национальностей, просить прощения и прощать. Я готов взять на себя ответственность за то, чтобы вернуть наши отношения в нормальное и цивилизованное европейское русло. К сожалению, пока я не вижу такой готовности с польской стороны. Но я твердо знаю, что другого пути у нас просто нет.

Призываю украинцев и поляков, которым дороги наши совместные достижения, не молчать и сказать свое слово.

Текст опубликован с разрешения автора и издания. Впервые опубликовано на zbruc.eu

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Журнал НВ (№10)

Момент истины

Шесть главных претендентов на президентское кресло ответили НВ на семь вопросов — политических, мировоззренческих и личных

Читать журнал онлайн

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

Food&Drink

Вчера, 15:37

thumb img
Диета апокалипсиса. Ученые назвали пять продуктов питания, которые исчезнут из-за глобального потепления
Культура

Вчера, 23:34

thumb img
Позволить изменить сознание? Что смотреть на фестивале документального кино о правах человека Docudays UA-2019
Политика

Вчера, 10:55

thumb img
Разговор с Путиным – вопрос не смешной. Главное из интервью Зеленского западным СМИ