Спасение помогающих

9 мартa 2018, 10:03
1115
Цей матеріал також доступний українською

Помогать стало модно. Многие украинские компании ежегодно тратят сотни миллионов гривен на благотворительность. Вот только помощь эта, как правило, эффектная, но неэффективная. Почему?

2017 год стал рекордным с точки зрения пожертвований американских богачей. Бизнесмены из списка Forbes отдали на благотворительность более $ 14,7 млрд. А ведь в 2016‑м речь шла всего о $5,6 млрд. В первой тройке филантропов, по версии издания The Chronicle of Philanthropy, Билл и Мелинда Гейтс, Марк Цукерберг и Присцилла Чан, а также чета Майкла и Сьюзанн Делл.

Знаете, что их объединяет? Нет, не деньги. Благотворительные фонды. Решив изменить сферу здравоохранения и бороться с бедностью, основатель Microsoft создал отдельную организацию, в которой работает более 1 тыс. профессионалов, прицельно занимающихся вопросами помощи. Через фонд самого богатого человека в мире пожертвовано $ 50 млрд. По тому же пути пошел и глава Facebook Цукерберг.

В развитых странах, например в Великобритании и США, для компаний важно (если не принципиально) помогать через благотворительные организации или работать с руководством больниц напрямую. В клиниках существуют специальные отделы по фандрейзингу, заточенные на работу со спонсорами. У нас такая система пока невозможна, но есть к чему стремиться. Например, компания Mazda проводит ежегодную благотворительную акцию Drive for Good (Добрая поездка), во время которой жертвует “час работы” каждой арендованной или купленной машины. За четыре года Mazda отдала на благотворительность $ 15,5 млн в 46 благотворительных организаций! Таким образом они помогают профессионально и сразу в разных сферах.

Нельзя решить крупную социальную проблему покупкой чего-то одного

Почему и что не работает в Украине? Очень показательна в этом смысле история одного отечественного миллионера, семья которого столкнулась с реалиями “бесплатной” медицины (ребенку понадобилась неотложная помощь). Бизнесмена так поразили условия в клинике, что он обновил несколько машин скорой помощи и купил новое оборудование. А спустя пару лет выяснилось, что врачи требуют с пациентов деньги за лечение на этом оборудовании.

И я знаю десятки примеров помощи, оказавшейся неэффективной. Недавно нескольким региональным отделениям компании подарили сепараторы крови. Они нужны, чтобы брать у донора определенный компонент крови, необходимый пациенту (допустим, тромбоконцентрат для онкобольного). Однако сепараторы простаивают: к ним нет расходных материалов и тромбошейкеров. Их не подарили. А они тоже дорогие.

На эту тему у Рэя Брэдбери есть рассказ Пойдем со мной: молодой человек по имени Керк с синдромом спасателя решает сделать добро и защитить от пагубных отношений первого встречного. В итоге его новый знакомый все равно возвращается к партнеру-деспоту. С одной стороны, тяжело спасти того, кто не хочет быть спасенным. С другой — Керк не желал нести ответственность за молодого человека, у которого не было денег жить в одиночку. И в этом нет ничего плохого. Вот только результата тоже нет.

Нельзя решить крупную социальную проблему покупкой чего‑то одного. Помощь нужна в самых разных сферах, и то, что не так заметно, как новая штукатурка в больнице, имеет не меньшее значение.

Процесс лечения онкобольного ребенка состоит из множества звеньев. Важно все: и наличие качественных лекарств, и реагенты для проверки донорской крови, и современная диагностика, и психологическая поддержка семей. Чтобы глубоко разобраться и понять, где система не срабатывает (например, узнать, почему мамы вынуждены считать количество капель, которые получает ребенок с химией), благотворительные фонды тратят годы кропотливой работы, сталкиваясь с сотнями семей, проводя консультации с врачами и другими специалистами. Именно поэтому в своих личных пожертвованиях я всегда ориентируюсь на профессиональные организации. Им виднее, где нужны мои деньги. Они потратят их эффективно.

Бизнес в своей работе тоже стремится к выгодным вложениям средств. Для проведения аудита международные корпорации выбирают компанию среди “большой четверки”. Для подготовки к IPO привлекают лучший инвестбанк. Тот же подход должен работать и в рамках корпоративных программ в сфере благотворительности. Никто из нас не сделает себе операцию на аппендиксе и не доверит стажеру сложные переговоры. Потому что для этого нужны знания и практический опыт.

Вернемся к американцам. Благотворительные организации не только отвечают за каждую потраченную копейку (будь это покупка лекарств или оплата психолога) и оказанную в результате помощь. Они видят проблему комплексно и стараются менять систему там, где она не работает. Вот почему покупка не самых эффектных коробок с какими‑нибудь расходниками иногда спасет больше жизней, чем новый большой аппарат. Просто кто‑то должен довериться профессионалам, а кто‑то — взять на себя ответственность.

Колонка опубликована в журнале Новое Время за 07 марта 2018 года. Републикация полной версии текста запрещена

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Журнал НВ (№10)

Момент истины

Шесть главных претендентов на президентское кресло ответили НВ на семь вопросов — политических, мировоззренческих и личных

Читать журнал онлайн

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

Политика

Сегодня, 09:03

thumb img
Свободный предвыборный элемент. Какую роль выбрал для себя в большой игре политический тяжеловес Арсен Аваков
IT-индустрия

Вчера, 20:29

thumb img
А ты предохраняешься? Как защитить свои аккаунты в Facebook и других интернет-сервисах
Политика

Вчера, 16:54

thumb img
Политический азарт. Что говорят о шансах кандитатов в президенты коэффициенты букмекеров