Смотреть нельзя игнорировать

22 октября 2016, 20:57
6096
Цей матеріал також доступний українською
Смотреть нельзя игнорировать - фото
Скандальная лента Волынь режиссера Войцеха Смажовски — это два часа "польской правды" о событиях 1943 года, в которой поляки — жертвы, а украинцы — убийцы

Немного жаль, что социологи не проводили зондаж общественного мнения в Украине на тему: “Что вы знаете о событиях на Волыни летом 1943 года?” Проблема в том, что любой поляк ответит на этот вопрос. А представители определенных категорий — выходцы из так называемых кресов, сторонники Качиньского, Кукиза и тех парней, которые еще правее, — тем более.

Жить в Польше и не знать, что такое Волынь-43, нельзя. По крайней мере, в последние годы точно. Жить в Украине и не знать, что такое Волынь-43, можно. Беззаботно и просто жить, не ведая о девятом вале из боли утрат, ксенофобии, политиканстве и многом другом, что в сумме определяет отношение наших соседей к данной проблеме.

О катастрофе поляков на украинских землях у нас не снимают кино, редко пишут популярные еженедельники, не дебатируют интеллектуалы и политики. Даже сложно себе представить в наших медиа то количество публикаций, что свалилось сейчас на головы польских обывателей. Все ключевые газеты и журналы страны, разговорные радиостанции и телевещатели не остались в стороне. Вот лишь некоторые заголовки прессы, которую я купил в Варшаве за два дня: “Хотели нас всех убить” (еженедельник Do Rzeczy), “Как нарастала гроза” (журнал Polityka), “Любовь, ненависть и преступление” (специализированный месячник Кино), “Волынь. Дом злой” и “Бандера — убийца или герой?” (оба — Newsweek Historia, тут в первом заголовке отсылка к предыдущему кровавому блокбастеру режиссера Смажовски).

Самая позорная выдумка режиссера — это сцена освящения в церкви орудий убийства

Фильм Волынь Войцеха Смажовски вышел в прокат на пике интереса к теме, подогретой решением сейма о признании событий на Волыни и Галичине в 1943–1944 годах геноцидом. За первые три дня кассовые сборы составили $ 1,246 млн. На полмиллиона больше, чем за то же время собрала ближайшая голливудская лента. И это не предел, а лишь начало — картину увидят во всех странах мира, где традиционно проживают поляки (Соединенные Штаты, Канада, Великобритания, Франция, Германия).

Теоретически фильм могли увидеть и избранные украинцы. Польский институт — правительственное учреждение, занимающееся продвижением страны и ее культуры на внешней арене, пригласил политиков, журналистов и историков на закрытый сеанс в кинотеатр Киев. Планировалось, что в представлении и дискуссии примет участие и режиссер Смажовски. Но в последний момент украинскую премьеру отменили. Организаторы заявили, что переносят событие по соображениям безопасности. Что тоже не добавляет нам плюсов в заочной полемике. “Если государство неспособно обеспечить безопасность участников презентации фильма, то способно ли оно быть партнером по строительству европейского дома и адекватно оценивать трагические события, послужившие канвой для сценария фильма?” — допускаю, что именно так мог подумать не один человек в Польше, прочитав о срыве презентации.

Я посмотрел Волынь. В Варшаве, в почти заполненном молодыми людьми зале кинотеатра Луна. Не будучи кинокритиком, не смогу дать развернутый профессиональный анализ приемов режиссера, качества сценария, операторской работы. Глазами обычного зрителя — фильм не впечатлил. Репутация “польского Тарантино” пана Смажовски — комплимент за былые успехи. Все очень предсказуемо и просто. Драматургия почти отсутствует. Линия хронологическая, не прерывается. Иных линий нет вовсе. А что есть? Два часа “польской правды”. От идиллической жизни в 1930‑х, где поляки, украинцы и евреи живут вместе, вместе работают и вместе выпивают на свадьбах, и до собственно войны. Где поляки — самые главные жертвы. А украинцы — самые главные убийцы.

Трагедия десятков тысяч поляков Волыни, погибших в годы войны в результате этнической чистки, показана на примере одного села. Прием не нов, но возможен. Другое дело, что возникающие при этом ситуации иногда нелепы, иногда оскорбительны. Самая позорная выдумка режиссера — это сцена освящения в церкви орудий убийства — топоров, молотков, кос, серпов. При этом священник играет роль погромщика-подстрекателя, направляющего отморозков на смертоубийство. Нюанс заметят не все, но он заложен паном Смажовски сознательно: церковь, где происходит сие, неизвестное истории Второй мировой действо, грекокатолическая. На Волыни! Где грекокатоликов практически не было.

Роль зачинщиков и убийц, таким образом, переносится на галичан. Если в начале фильма некто “из Львова” предлагает выпить горилки за здоровье фюрера Адольфа Гитлера, а в конце представитель ГКЦ освящает орудие расправы над мирными людьми — значит, это кому‑нибудь нужно. Понять бы — кому. Полякам и украинцам, которые хотят осмыслить катастрофу Волыни, — точно нет.

Колонка опубликована в журнале Новое Время за 21 октября 2016 года. Републикация полной версии текста запрещена

Больше мнений здесь

Журнал НВ (№10)

Момент истины

Шесть главных претендентов на президентское кресло ответили НВ на семь вопросов — политических, мировоззренческих и личных

Читать журнал онлайн

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

События

Сегодня, 20:30

thumb img
Папа говорил, что не позволит семье находиться под одной крышей с "педиком". Как живут ЛГБТ-подростки в Украине
Travel

Сегодня, 21:08

thumb img
Выше облаков. Восторг, горная болезнь и вереницы паломников - какие ощущения дарит Тибет
IT-индустрия

Сегодня, 13:00

thumb img
Netflix, берегись. Все, что нужно знать о новом онлайн-телевидении от Apple