Праздники закончились. Что дальше?

15 января 2016, 16:28
Цей матеріал також доступний українською
Праздники закончились. Что дальше?  - фото

Майдан породил начальную историю людей, готовых отвечать за свою жизнь

То, что будет происходить с нами в этом году, зависит от оптики, которую мы сами себе настраиваем 

Новогодние праздники традиционно переключают жизнь большинства украинцев в режим standby. Как бы ни было сложно выходить из такого состояния, каникулы все равно заканчиваются. Впереди целый год. Надо решить с каким настроем и состоянием мы будем в нем жить.

С одной стороны, прошло два года после Майдана, и отсутствие явной «перемоги» вызывает желание спекулировать. Многим, особенно тем, кто на Майдане не стоял, хочется сказать, мол, вот прошло два года, и где же ваши изменения? Все предатели, коррупция не исчезла, экономика в шоке и прочие дела. Самое печальное в том, что часто претензии обоснованы.

Но возникает вопрос: а как каждый из нас смотрит сам на себя? Готов ли меняться и быть честным, красивым, отважным, много работать, и в этом радостном, но тяжелом труде строить свою страну? Или же говорить, что кто-то должен построить, а я буду при этом, сидя на диване, как-то рефлексировать?

Безусловно, Майдан породил начальную историю людей, готовых отвечать за свою жизнь, за свою страну, но их пока мало. К тому же многие активизировавшиеся после Майдана сейчас в депрессии. Это легко объяснить. Ты сначала в эйфории начинаешь что-то делать, а затем сталкиваешься с рутиной. Ведь на самом деле Майдан – это не сотни тысяч людей. Присутствующих было гораздо больше, но реально активных – тысяч сорок-пятьдесят. И эти люди растворяются, попадают в инфантильное общество, настроенное патерналистски, чтобы кто-то за них что-то решал. Это касается практически всех – деятелей культуры, учителей, врачей, госсектора – этой инерционной махины с постсоветским сознанием, чтобы зарплаты были больше, а работы меньше.

Самое страшное, что людям, готовым что-то менять и что-то делать, приходится работать в кислотной враждебной среде

И одно дело - энергия протеста, которая была на Майдане, когда пассионарная часть общества смогла отделиться и сказать, что мы идем точно не туда. А вот дальше – возникает более сложный, трудоемкий процесс: а как мы будем идти по этой непростой дороге? И вот тут пассионарии, лидеры, которые хотят изменений, оказываются на беспощадной площадке, обдуваемой враждебными вихрями. С одной стороны, брюзжание «а где вот это все, за что вы стояли» с другой - скептицизм на уровне «а где же ваша новая Украина». И самое страшное, что эти вопросы вроде справедливы, но людям, готовым что-то менять и что-то делать, приходится работать в кислотной враждебной среде.

Более того, им сложно даже между собой договориться, потому что, снова-таки, одно дело ставить перед собой задачу снести стену, а другое – понять, что мы строим на месте стены. Снести стену – тяжело, драматично, трагично. Но тут все просто: кто посильнее – бьет кувалдой, кто послабее - веничком заметает, отверточкой колупает, в фейсбуке сидит… А дальше все оказывается куда сложнее.

И тут вот, пусть это звучит немножко менторски, возникает вопрос, что нельзя пускать в свое сердце уныние. Нельзя. Это смертный грех. Начинается какая-то самозаводящаяся история: искать подтверждение плохому проще, чем брать и делать, чем научиться доверять и видеть глаза другого человека.

Уныние как проказа, которая медленно, но безостановочно разъедает твою душу. Я понимаю, что сомнения входят в сердце, и появляется чувство одиночества и чувство беспомощности. Но ведь нам навязывают это катастрофичное сознание. Вроде бы интереснее читать новости о том, что все пропало. Но это лишь дразнит бесов внутри нас. И тут необходимо мужество, чтобы помогать друг другу и себе. Не хочется использовать слово позитив, но нужно верить в свет и делиться светом друг с другом, и тогда, безусловно, возникнет потенциал.

И это уже происходит. Это как губка, накапливающая воду. Есть граница, где она начнет эту живительную влагу отдавать. И эта граница проходит не между людьми, а внутри каждого из нас.

В каждом есть и Бог, и бес, каждый из нас несовершенен. Но при этом есть искра спасения. Не абстрактного – где-то там после смерти или когда будет страшный суд. Этот страшный суд происходит каждый день. И когда ты склоняешься к мизантропии и скептицизму – это и есть ад.

Нужно какое-то неимоверное усилие, как вырвать свою душу из этого омута неверия. Неверия в общем понимании – не только в Бога и себя, но и в жизнь. В то, что ты можешь. Этот инфантилизм, мол кто-то, президент, премьер или Россия, или еще кто-то во всем виноват.

То, что будет происходить с нами в этом году, зависит от оптики, которую мы сами себе настраиваем. Захотим увидеть мрак и темноту – нет проблем. Или все-таки найдем в себе силы увидеть свет, помогать друг другу, протягивать друг другу руку, доверять. Научиться доверять другому, делиться надеждой и верой даже иногда вопреки своему внутреннему состоянию – это большая школа для каждого.

Это ежедневный труд. Буквальный труд, не абстракция. И это не когда-то потом – это надо делать прямо сейчас. Собственно, это и есть жизнь – ответ на вопрос: «Я живу или я выживаю?».

Журнал НВ (№ 21)

Парламентские списки

Благодаря двум новым политсилам парламент ждет беспрецедентное в истории Украины обновление

Читать журнал

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

Travel

Вчера, 11:30

img
Минимум туристов и свой Ленин. Записки из путешествия в столицу Эквадора
Культура

Вчера, 09:27

img
Инопланетный гость. Рецензия на фильм Люди в черном: Интернэшнл
Lifestyle

Вчера, 09:45

img
Сейчас нет цели накачать мышечную массу. Как тренируется и питается Зеленский — эксклюзив НВ