После томоса. Религиозная трагедия Крыма

19 февраля, 18:11
2037
Цей матеріал також доступний українською

После образования ПЦУ нет ничего и никого, кто мог бы сдерживать российскую власть на полуострове

Православную церковь Украины в приказном порядке уведомили освободить кафедральный Собор святых Владимира и Ольги в оккупированном Симферополе в начале марта, что, вероятнее всего, приведет к тому, что восемь других приходов в сельской местности также будут вынуждены закрыться. Архиепископ Симферопольский и Крымский Климент обратился к международному сообществу с просьбой предотвратить уничтожение Православной церкви Украины, которая продолжительное время притеснялась и преследовалась в Крыму. Архиепископ также заявил, что если бы у него была возможность выбора между церковью, которая в дальнейшем сможет существовать, и принципиальной позицией с отказом регистрации согласно российскому законодательству, он выбрал бы церковь.

Климент проинформировал, что 8 декабря получил предписание с требованием освободить собор, который сейчас находится в собственности так называемого министерства имущественных и земельных отношений. Таким образом оккупационные органы прекратили соглашение между церковью и Крымским фондом недвижимости 2002 года, и собору дали 30 дней на то, чтобы освободить помещение.

Возможно, это стечение обстоятельств, и 5 февраля Климента назначили главой миссии Православной церкви Украины для предоставления помощи жертвам нарушения прав человека и незаконно заключенным в России и на оккупированных территориях.

Церкви были захвачены оккупационным режимом

На пресс-конференции 12 февраля в Киеве Климент обратился с призывом к международному сообществу, послам европейских стран, США и Канады в Украине взять ситуацию под свой контроль. Если давление на церковь усилится, говорит он, то персональные санкции станут решающими против тех, кто принимал участие в прекращении договора аренды церкви.

На следующий день Анна Анохина из оккупационного «правительства» заявила, что они предложили «легализовать отношения», и якобы церковь не перерегистрировалась как юридическое лицо в соответствии с российским законодательством.

Церковь действительно отказалась перерегистрироваться в соответствии с российским законодательством, что предполагало бы дополнить текст документов словами, утверждающими, что Крым является частью России. Отсутствие же такой регистрации означало, что эту церковь нельзя рассматривать как юридическое лицо вообще.

Как уже упоминалось ранее, Климент высказался по этому вопросу в интервью Крым.Реалии 13 февраля, заявив следующее: «Если принципиальная позиция правительства Украины сводится к тому, что «мы ничего из Крыма принимать не будем», и они снимают с себя всю ответственность за происходящее в Крыму, то я не знаю, как мне теперь поступить. Если выбирать между церковью, богослужениями, людьми (и позицией относительно регистрации – ред.), я выбираю церковь».

Кстати, уже не впервые архиепископ сетует на то, что украинское правительство недостаточно уделяет внимания поддержанию его церкви, оказавшейся в осаде в оккупированном Крыму.

Хотя на самом деле ничего не гарантировало бы того, что оккупационный режим не использовал бы другие методы выдворения церкви, и Климент рассказал, как раньше ему предлагали огромную сумму денег, если он освободит помещение храма.

Именно Климент и его церковь первыми подверглись атаке, которая впоследствии завершилась аннексией, наверняка из-за их проукраинской позиции и публичного заявления 11 марта 2014 года, когда собор осудил российскую оккупацию Крыма. Именно эта позиция привела к отказу заключить любую сделку с российским министерством обороны по церковным помещениям в Севастополе, переданным этому министерству, или их перерегистрации в соответствии с российским законодательством.

Кроме того, со времен российского вторжения на полуострове постоянно совершаются атаки на все украинское, и церковь служила важным координационным центром для людей, желающих услышать украинскую речь или быть вместе с украинцами. Хотя бы это, а также усердные призывы Климента к международному сообществу защищать украинских политических заключенных, стоят за попытками лишить церковь и верующих своих мест поклонения и других прав. Также были методы прямых угроз физическими репрессиями со стороны вооруженных военных группировок, особенно в 2014 году, уязвимая позиция из-за отсутствия российского гражданства и экономические запугивания. Например, звучали угрозы в адрес бизнесменов, предоставляющим для церкви помещения, из-за чего многие религиозные общины потеряли свои места поклонения.

В течение первого года после российского вторжения 38 из 46 приходов тогдашнего Киевского патриархата прекратили свое существование. По меньшей мере в трех случаях церкви были захвачены оккупационным режимом: в Севастополе, Симферополе и поселке Перевальном.

На пресс-конференции в октябре 2018 года Климент проинформировал, что из 25 священников в 2014 году ныне осталось только пять. Еще пять недавно переехали на материковую Украину после нескольких случаев обысков домов членов Украинского культурного центра и после того, как уже стало понятно, что отсутствие российского паспорта используют против них. Духовенство, решившее остаться на полуострове, все равно старается делать все, что в их силах, дабы продолжать отправлять службу, а иногда и благодаря помощи священников, приезжающих на день-два из материковой Украины.

Между тем этот собор является чуть ли не единственной «уцелевшей» церковью в Крыму, главным кафедральным и епархиальным центром Церкви. И это также единственное украинское православное место поклонения в Симферополе для многих верующих, которые лишены возможности посещать службу в других районах полуострова.

Новые шаги по искоренению этой церкви из Крыма можно объяснить также возмездием за создание Православной церкви Украины со статусом автокефалии или, другими словами, независимости. Недавнее развитие этих событий гневно восприняли как в Кремле, так и в Московском патриархате, и архиепископ Климент считает репрессивные меры против церкви в Крыму местью.

Также он напомнил, как однажды Сергей Аксенов, назначенный Россией так называемый лидер Крыма, заявил, что владыка Лазарь, глава РПЦ в Крыму, просил оккупационный режим воздержаться от преследований Украинской церкви в Крыму, ибо это может привести к беспорядкам против церквей Московского патриархата на материковой Украине. После того как Украина получила томос об автокефалии 6 января 2019 года, нет ничего и никого, по словам Климента, кроме Бога, кто бы мог сдержать российские власти в оккупированном Крыму.

Трагедия в том, что он действительно прав.

Перевод НВ

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Гали Койнаш. Републикация полной версии текста запрещена

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Журнал НВ (№10)

Момент истины

Шесть главных претендентов на президентское кресло ответили НВ на семь вопросов — политических, мировоззренческих и личных

Читать журнал онлайн

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

Красота и мода

Сегодня, 20:30

thumb img
10 трендов весны. Как подготовить свой гардероб к капели, солнцу и грозе
IT-индустрия

Сегодня, 18:55

thumb img
Netflix, берегись. Apple представляет свой стриминговый сервис - онлайн-трансляция
События

Вчера, 22:21

thumb img
Момент истины, плавучая Троещина и все мы немного Супрун. Лучшие материалы недели по версии главреда NV.ua