Почему власти США не помогают своей стране

8 сентября 2017, 19:21
712
Цей матеріал також доступний українською
Мы живем в эпоху революций, естественных и человеческих, которые потрясают людей и общества. Нам нужно, чтобы власть стала больше, чем просто пассивным наблюдателем за тенденциями и силами

Увидев разрушительные последствия ураганов Харви и Ирма и лесных пожаров на Западе, сложно не задуматься о том, насколько важную роль в нашей жизни играет власть.

Со времен президентства Рональда Рейгана, большинство американцев уверены: источник всех проблем – власть. Рейган отлично пошутил: "Девять самых страшных слов на английском языке: Я из правительства, и я здесь, чтобы помочь". (I’m from the government, and I’m here to help)

Рейган не верил в необходимость активного вмешательства государства в разные сферы и отстаивал жесткое ограничение его роли, сводя к ключевым функциям, таким как национальная оборона. По его мнению, за пределами этих сфер правительство должно просто поощрять частный сектор и рынок.

Взгляды Рейгана развились в 70-е – период фискальной безалаберности, правительственного беспредела и медленного роста. Возможно, это было правильным решением в свое время. Но эта идеология, зажатая в жесткие рамки, осталась даже тогда, когда мы вошли в новый век, и США столкнулись совершенно с другими вызовами, часто отчаянно требующих активного вмешательства властей.

"Девять самых страшных слов на английском языке: Я из правительства, и я здесь, чтобы помочь"

Это был двухпартийный отказ от ответственности. Десятилетиями мы наблюдали стагнацию заработной платы 90% американцев при излишнем росте доходов немногих богачей, что привело к углублению неравенства в масштабах, невиданных со времен "позолоченного века". Предполагалось, что федеральное правительство ничего не может сделать с этим разрывом, несмотря на многочисленные доказательства обратного.

Мы наблюдали за тем, как Китай входит в глобальную торговую систему и пользуется доступом к западному рынку и капиталу, сохраняя полный контроль над внутренней экономикой и проводя агрессивную деловую практику.

Мы наблюдали за тем, как финансовые институты все чаще подвергают риску чужие деньги, играя в орла и решку. Любые разговоры о регулировании считались социалистическими. Даже после того, как система рассыпалась, приведя к крупнейшему экономическому кризису со времен Великой депрессии, продолжились призывы скорее вернуться к дерегуляции финансового сектора, потому что, несмотря ни на что, правительственная регуляция – это очевидно плохо.

В этот же период технологические компании выросли в размерах и масштабах, часто используя преимущество первопроходцев для создания квазимонополий и подавления конкуренции. Цифровая экономика должна была открыть возможности частным предпринимателям, но вместо этого стала системой, в которой четыре-пять компаний полностью доминируют в глобальном ландшафте. Новая технологичная компания стремится просто стать товаром для Google или Facebook. И мы предполагаем, что федеральное правительство не должно было играть никакой роли в формировании этой огромной новой экономики. Это была бы плохая активная позиция. Для экономики лучше просто наблюдать за процессом, вроде пассивного зрителя мелодрамы на Netflix.

И вот климат. Эти ураганы не были вызваны глобальным потеплением, но на их частоту и интенсивность, вполне возможно, повлияли изменения климата. В этом году в Калифорнии произошло более 6400 лесных пожаров. 17 самых жарких лет за всю историю наблюдений – зафиксированы в последние 20 лет.

И все же мы опасались слишком большой активности властей. Это справедливо не только в борьбе с изменением климата, но и в других областях, способствовавших разрушительной силе бурь. Хьюстон предпочел не иметь какого-либо зонирования для ограничения развития даже в районах, подверженных наводнениям. Химическая индустрия сумела убедить Вашингтон взяться за ненавязчивое регулирование, ради некоторой защиты против пожаров и загрязнения, созданной в последние несколько недель. И, конечно же, теперь Техас, с его низкими налогами и слабым регулированием, пришел к федеральному правительству с протянутой рукой, выпрашивая $150 млрд на восстановление штата.

Мы живем в эпоху революций, естественных и человеческих, которые потрясают людей и общества. Нам нужно, чтобы власть стала больше, чем просто пассивным наблюдателем за тенденциями и силами. В противном случае обычный человек будет бессилен. Я полагаю, что на этой неделе большинство людей в Техасе, Флориде и Пуэрто-Рико были бы рады услышать слова: "Я из правительства», и я здесь, чтобы помочь".

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Фарида Закарии. Републикация полной версии текста запрещена

Оригинал опубликован на The Washington Post

Новое Время приглашает на лекции наших известных колумнистов Диалоги о будущем. Подробная программа здесь

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Журнал НВ (№ 22)

Дело Порошенко

Экс-президенту Петру Порошенко светит сразу несколько уголовных дел. Каковы их перспективы?

Читать журнал

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

Лонгриды

Вчера, 21:07

img
Прикосновение. История Саши и Зори
Геополитика

Сегодня, 13:34

img
Что такое ПАСЕ и какие права она вернула России. Максимально кратко
Саме там

Вчера, 21:05

img
Экзотики захотелось. Как украинцы стали разводить улиток, держать страусиные фермы и выращивать ананасы