Мечта о новой милитаристской Украине

18 октября 2014, 12:47
3650
Украине стоит последовать примеру Швейцарии — в условиях войны армия этой богатой европейской страны легко превращается в одну из самых больших в мире

Из советского школьного детства хорошо помню, что слова милитарист и милитаризация всегда носили исключительно негативный характер. Милитаристы-ястребы представлялись жуткими людьми, которые как минимум ловили белых голубей мира и жарили их на кострах войны. С такими установками многие из нас жили вплоть до 2013 года.

Разговоры о том, что украинская армия полностью развалена, не вызывали у общества никакого отклика. Во-первых, воевать было не с кем, а во‑вторых, никого не интересовали бездельники-генералы и армия, от которой откупалось большинство украинских юношей, не желая быть рабами на стройках дач высших военных чинов.

И вдруг в обществе все изменилось: мы по‑другому посмотрели на то, что означает слово милитаризация. Неожиданно осознав, что одна из самых мирных и богатых европейских стран является в то же время и наиболее милитаризованной. Речь идет о Швейцарии. Помимо шоколада, банков и перочинных ножей, эта страна известна тем, что в ней каждый взрослый мужчина является солдатом резерва, а дома, помимо формы, у него хранится и серьезное боевое оружие. В условиях войны швейцарская армия легко превратится в одну из самых больших в мире: государство может за две недели мобилизовать около миллиона граждан.

У Украины впервые появляется масштабная цель: стать восточным щитом европейской цивилизации

Милитаризация не так плоха, как многие думали раньше, и на сегодняшний день это жизненная необходимость для Украины. Попробую объяснить почему.

Во-первых, мы никогда не планировали ни с кем воевать. Но сегодня уже очевидно, что Украина обречена жить рядом с одним из самых грозных врагов всего цивилизованного мира. Потому что Россия не просто агрессивная страна, это страна с ядерным оружием. И у Украины впервые появляется масштабная цель: стать восточным щитом европейской цивилизации. Для этого нам нужна современная и профессиональная армия. Кстати, проект Стена, который было бы правильней назвать Европейским валом,— еще один позитивный аспект будущей милитаризации. Цепь оборонных сооружений, протянутых по всей восточной границе с Россией, не только даст толчок строительной промышленности Украины, но и создаст новые рабочие места. Вдобавок Стена может привлечь дополнительные европейские инвестиции. Ведь кому, как не странам ЕС, вкладывать средства в систему обороны, которую готова построить Украина, и где украинские солдаты готовы нести службу.

Во-вторых, мы всегда знали, что в Украине за 23 года независимости так и не сформировались элиты. Правящий политический класс традиционно происходил из бизнеса, криминала или из партийных структур бывшего Советского Cоюза, которые ничем, кроме разграбления страны и увеличения собственного благосостояния, не занимались. В то время как во всем мире элиты издавна формировались при помощи древнейшего социального инструмента, который называется армия. Потому что молодые люди шли туда не для собственной выгоды, а ради того, чтобы служить интересам страны, не жалея своей жизни,— а это именно то, что отличает элиты от масс. Поэтому армия нужна нам не только для защиты границ, но и как инструмент создания нового политического класса.

В-третьих, милитаризация означает подъем промышленности — той самой оборонки, которая у нас исчезла после распада Союза. Мы сможем снабжать вооружением не только свою армию. Речь идет о бронетанковой технике, высоких ракетных технологиях и современных электронных системах, что даст нам выход на рынки продажи оружия, а это ценится во всем мире. Если страна продает оружие, она как минимум входит в топ цивилизованных государств.

В-четвертых, это наука. Чтобы содержать и грамотно вооружать современную армию, необходимо иметь развитую военную науку. И основной задачей новой военной науки Украины должно стать возвращение ядерного статуса. Сейчас все прекрасно понимают, что это была едва ли не главная стратегическая ошибка — отдать ядерное оружие в обмен на договор, который не выполнили ни страна-агрессор, ни западный мир. Они гарантировали Украине территориальную целостность, но не предприняли не единого шага, чтобы выполнить это обязательство. Поэтому государству необходимо вернуть ядерный статус и сесть за клубный стол ядерных держав как равноправный партнер, а не как вечный объект чужих геополитических интересов.

Ну и напоследок: милитаризация – рождает совсем иной дух у всего населения. Когда страна является милитаристской, когда граждане владеют оружием, как в Израиле, Швейцарии или Америке, это совсем иной настрой нации - патриотический, мужской, и другой уровень безопасности. Уходит ощущение второсортности и появляется национальная гордость. Когда у мужчин и женщин есть оружие, в стране резко падает уровень преступности, растет сознательность. Ответственность и свободолюбие каждого отдельного гражданина, возрождаются патриотические традиции. Украинцы вспомнят, что наша нация имела необходимые исторические корни – и запорожских казаков и сечевых стрельцов до воинов УПА и героев АТО.

И самое главное – в стране, в которой есть профессиональная армия, состоящая из патриотов, а все мужское население – вооруженные и подготовленные резервисты, вряд ли больше потерпят мародёров у власти, узурпаторов или тех, кто не способен управлять таким милитаризованным народом. «Право на восстание» должно стать важным пунктом нашей новой Конституции. Как в США. Это и будет настоящая гарантия нашей демократии.

Поэтому нам стоит пересмотреть свое отношение к милитаризации и начинать мечтать о новой милитаристской Украине.

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

Политика

Вчера, 11:53

img
Какие госуслуги оцифруют: главное из интервью диджитал-стратега Зеленского
Геополитика

Вчера, 21:01

img
Российские паспорта для "Л/ДНР". Что произошло и как на это реагируют в Украине и в мире
Финансы

Вчера, 07:40

img
Противник схемы ФОП. Что известно о Сергее Верланове, который победил в конкурсе на главу Госналоговой службы