Новый режим и темное прошлое

14 января, 17:15
1709
Цей матеріал також доступний українською

12 января – день, когда мы чтим украинских политзаключенных – жертв советского и теперь уже российского репрессивных режимов

Хотя, мой отец очень любил, когда к нему и его соратникам-диссидентам применяли это определение "жертвы режима", особенно с приложением "невинные жертвы". Он всегда настаивал: "Мы были борцами против этого режима!"

Именно 12 января состоялись скоординированные аресты многих представителей украинской свободолюбивой интеллигенции. За литературоведческие и публицистические статьи, искусство вне прокрустового ложа соцреализма, а главное – за желание сохранить свое достоинство – режим рассчитывался десятком лет тюрьмы, концлагеря, ссылок. Для многих этот срок пыток становился синонимом смертного приговора (Стус, Тихий, Литвин...) или гарантией возврата в состоянии глубокого увечья (как мой крестный Иван Светличный). Но, зная, как расправлялись с их предшественниками в 40-50 годы, выступали шестидесятники, после ужасных сроков заключения только за вольнодумство, поднималась плеяда узников совести 1970-х, дальше шли члены правозащитной Украинской Хельсинской Группы. Была бы у нас возможность получить свою независимость, если бы за нее каждый раз, поколение за поколением не жертвовали бы лучшие свои годы, а иногда и всю жизнь без остатка, лучшие люди нашей земли?

Хочу предложить из своего фотоархива несколько фото. Здесь вид на политзону, снимки с пермской "особой", в которой оборвалась жизнь Василия. А еще несколько фотографий из дела моего отца, которые были в уголовном деле по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде. Там вы не увидите оружия или взрывчатки. Только статьи, стихи, фотографии собратьев, в том числе и моей крестной Аллы Горской, которую к тому замучили под Киевом кагебисты. Этот набор обычного творческого человека тогда оценили в 7 лет концлагеря и 3 ссылки в Якутии, к которым впоследствии устроили еще 5 лет зоны по сфабрикованной статье.

Фото из архива автора

Фото из архива автора

Фото из архива автора

Я помню тот день, хотя был еще ребенком-первоклассником. Гэбисты ворвались в дом на рассвете. Отец перепечатывал материалы для подпольного "Украинского вестника" на какой-то другой законспирированной квартире, которую так и не вычислили, его же схватили на улице. У нас прерывали все, вплоть до срыва досок и перекопки земли в пивной, почти круглые сутки. Таких обысков и арестов были десятки, сотни, тысячи.

И сегодня мы не имеем права об этом забывать, потому что к востоку от нас развивается новый режим, новая кагебешное государство, в котором активно возрождают это темное прошлое. А главное – страшно хотят навязать нам свою "братское" единство в репрессиях, как тогда, когда полстраны сидели в тюрьмах, а вторая половина строчила доносы.

Текст опубликован с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

События

Вчера, 19:33

article_img
Смертность и рождаемость. Почему в Украине растут темпы сокращения населения
Футбол

Сегодня, 04:08

article_img
Они не прошли. Реакция соцсетей на победу Динамо и поражение Шахтера в Лиге Европы
Гаджеты

Вчера, 20:00

article_img
Прогиб засчитан. Все, что нужно знать о Samsung Galaxy Fold и будущем гибких смартфонов