Между двумя мирами

5 февраля, 10:30
3537

Учителя протестуют, родители негодуют. Давайте спросим себя: насколько мы взрослые и осознаем ли, что делаем со своей безраздельной властью над ребенком?

Один из навыков психолога — оставаться в нейтральной позиции. В любой системе, семейной, политической, общественной, свои законы и правила игры. Система затягивает наблюдателя или сопровождающего специалиста, но психологу важно, исследуя то, что внутри, оставаться при этом снаружи.

О ситуации. Напомню, что произошло в одном из киевских лицеев: отец узнал от сына о применении силы и неуважении учителя, пришел в школу, между учителем и родителем завязалась драка. Учитель сейчас в больнице. Ситуация неоднозначная. С двух сторон идут волны возмущения. А в зоне турбулентности — дети. Однако явный процесс лучше скрытого. Он переводит конфликт на другой уровень. Появляется шанс что‑то изменить. И сейчас это не только вопрос семьи и школы. Допускаю, речь уже о групповом процессе — конфликте человека и системы, власти. За агрессией часто стоит острая потребность перемен. Мы ведь нередко слышим: “Я бы всех (имеется в виду политиков) перестрелял”. Возможно, мы продолжаем Революцию достоинства? И собственное вызревание. Но в какой форме?

О детях. Как это часто бывает во время развода родителей, дети сейчас застряли между двумя мирами — семьи и школы. И это небезопасно. Они увязли в системе двойных посланий. Часто наблюдаю мам, бьющих детей на площадке с криком: “Не дерись, я сказала”. Родителей, которые учат детей тому, что заботиться нужно лишь о себе, и жалующихся затем на их эгоизм.

Мы живем во времена дефицита авторитета взрослых

Но ребенок впитывает не то, что мы говорим, а то, что он видит. Ребенок не понимает, что взрослые кричат, совершают эмоциональное или физическое насилие по причине беспомощности, несостоятельности. Он делает вывод, что это он плохой и заслуживает наказания.

Поэтому сейчас главный вопрос в том, насколько взрослы люди, общающиеся с детьми. Насколько взрослы родители, насколько взрослы учителя? И насколько мы осознаем, что делаем со своей безраздельной властью над ребенком?

Мы живем во времена дефицита авторитета взрослых. Не ощущая авторитетности, мы (родители и учителя) становимся авторитарными. И еще больше теряем уважение. У ребенка не остается выбора — он либо перехватывает власть, либо уходит в большее бессилие. Либо за нас проживает нашу агрессию и бессилие.

В ответ на конфликт любой человек или сопротивляется, или “продавливается”. Его сжатая пружина обязательно даст отдачу. Нельзя предсказать, когда и как. Возможно, когда он пнет ногой собаку или изобьет одноклассника. Каждый раз при переживании насилия — давления, неуважения — пружина сжимается все больше, и мы видим, что агрессия становится ужасной нормой. В Фейсбуке, в быту.

Наша психика так устроена: наблюдая или переживая насилие, мы соединяемся одновременно с двумя частями — и жертвы, и насильника. Когда мы или наши дети смотрим кадры с буллингом или жестокое видео, мы одновременно инфицируемся этими двумя ролями. Тот, кто наблюдает за насилием, получает травму, как и тот, кто с ним сталкивается.

О школе. Конечно, нужно, чтобы любые прецеденты непрофессионального поведения учителей были проявлены. Ожидания от реформы — это не только о системе обучения, но и о системе взаимоотношений. Я мечтаю, чтобы для учителей была обязательна личная терапия. Только уважающий себя взрослый может быть гармоничным проводником для ребенка.

О родителях. Ребенок проводит в школе большую часть времени. И нам важно знать, что он там в безопасности, что мы можем доверять пространству, в которое его отпускаем. И мы вправе задавать вопросы и проверять. Наша задача — создавать фон отношений, в котором он будет ощущать свою ценность. Когда ребенок сможет честно рассказать нам о сложностях и боли и не побоится откровений о своих слабостях. Важно в семье не приучать ребенка к тому, что быть жертвой — естественно, ведь толерантность к насилию формируется очень рано. Важно научить его давать отпор, не мириться с унижением. Вывести любое насилие из варианта нормы. И это очень тонкая грань — между умением защищаться в адекватной форме и совершением акта агрессии.

Ребенку важно знать, что необязательно со всем справляться самому, особенно когда силы неравны. Ему важно понимать, что мы разберемся в ситуации, и, если он виноват, будет нести свою долю ответственности, но мы останемся на его стороне. И повлияем на ситуацию как взрослые. Разобравшись и выбрав оптимальное решение.

Что делать взрослым? Заботиться о себе, чтобы быть в силах адекватно реагировать на запросы ребенка. Задаваться вопросом: чему рядом со мной учится ребенок? Исследовать свои потребности и реакции. Почувствовать, существует ли действительно близость в отношениях с детьми и могут ли они опереться на нас. Если в реакции на любую ситуацию есть сильное эмоциональное вовлечение — на время отстраниться, взять паузу, чтобы посмотреть на все целостно.

Колонка опубликована в журнале Новое Время за 31 января 2019 года. Републикация полной версии запрещена.

Диалоги о бизнесе

23 мая, в Киеве, известные предприниматели Сергей Тигипко, Пётр Чернышов, Игорь Смелянский и Дмитрий Шимкив станут спикерами лекции НВ «Диалоги о бизнесе: как преуспеть в эпоху перемен».

Записаться на лекцию

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

Культура

Вчера, 22:20

img
300 музыкантов, кино и маркет Всі.Свої. Leopolis Jazz Fest объявил полную программу
Культура

Вчера, 11:21

img
Канны 2019. Ди Каприо, Брэд Питт, Марго Роби и другие на премьере фильма Однажды в Голливуде
События

Вчера, 20:33

img
Феминитивы и экспансия Ґ. Что изменилось в новой редакции Украинского правописания