Якоря цитат

19 января, 22:03
3234
Цей матеріал також доступний українською

В каждом украинце, которому сегодня за тридцать, сидит зародыш советского Чужого. До поры дремлет. Но при случае вырвется наружу и начнет брызгать отравленной слюной. Пора его победить

На праздничном корпоративе крупной фирмы собралось не менее шести сотен гостей всех возрастов. Аниматоры подготовили большую развлекательную программу, чтобы народ не скучал над бокалом и дотянул до конца вечеринки, а не выпил все за первый час. Для участия в конкурсах активно вызывалась молодежь, что неудивительно. Странно другое: простой, на первый взгляд, конкурс оказался для молодых участников очень сложным. Хотя аниматоры старались, чтобы народ себя не загружал и получил иллюзию легкой победы.

Итак, двум командам предложили угадать цитаты из советских фильмов. На экран выводили фрагмент, а загаданную цитату не озвучивали. Теперь внимание. Никто, повторяю, никто из молодых граждан Украины в возрасте 24-28 лет не смог отгадать, что дворецкий Бэрримор говорит: “Овсянка, сэр”, капитан Жеглов утверждает: “Вор должен сидеть в тюрьме!”, герой Анатолия Папанова успокаивает героя Андрея Миронова фразой: “Тебя посодют, а ты не воруй”, а разгульная Манька спрашивает, как правильно пишется слово “облигация”. Аниматоры, которым было все‑таки за тридцать, опешили и даже предложили командам помощь зала. Но ведь зал‑то не просто угадывал — сотни украинцев, рожденных в СССР, снимали фразы с губ героев еще до того, как на экране открывали рты.

Выросло первое поколение украинцев, не знающее Глеба Жеглова, Юрия Деточкина, Женю Лукашина, Остапа Бендера и других персонажей советского кино, научивших их родителей и дедушек с бабушками разговаривать цитатами. Речь не о литературе как первоисточнике. Не об узнаваемости актеров, которые для нескольких поколений советских граждан были и остаются небожителями. Суть в цитатах, которыми до сих пор закодирована наша жизнь. И, что самое интересное, никакое другое кино словарный запас советского гражданина не пополняло. Хотя на комедии с Луи де Фюнесом и боевики с Жан-Полем Бельмондо в те времена ходили по несколько раз. Однако ни один из наших любимых заграничных фильмов наш словарный запас не обогатил.

Украинцы до сих пор общаются в быту фразами из советской киноклассики

Так обычный корпоратив снова подтолкнул к размышлениям на актуальную тему смены поколений. Казалось бы, мелочь. Ну не знает ровесник украинской независимости ни крылатых фраз из советских фильмов, ни самих советских фильмов. Могу услышать в ответ упрек: они вообще сегодня ничего не знают и знать не хотят. Однако есть у проблемы другая сторона. Та, о которой говорят в Украине даже на законодательном, государственном уровне.

Нельзя двигаться вперед, на Запад, пока на заднем дворе стоит памятник Ленину и к его подножию возлагают цветы. Ленин, как и все советское прошлое, — якорь, крепко вросший в советский ил. Тормозит в развитии не страну, но людей. Ведь любое государство — прежде всего люди. А людям свойственно жить памятью. И пока темное, бедное, нищее прошлое, в котором одна радость — очередной повтор комедий Гайдая, Рязанова да подвигов Чапаева, Жеглова и Сухова по телевизору, держит нас культурным якорем, наш корабль будет называться Беда. Как яхта капитана Врунгеля.

Цитатами из советской киноклассики украинцы до сих пор общаются в быту. В большинстве случаев не замечая этого за собой и за другими. А услышав от незнакомца: “Ох и рожа у тебя, Шарапов”, произнесенное всуе, к слову, хочется сказать: “Мы с тобой одной крови”. Это правда. Даже самый прогрессивно мыслящий соотечественник, поддерживающий декоммунизацию, путь в ЕС и НАТО, по факту родился в СССР. Был пионером, платил комсомольские взносы, возможно, подумывал о членстве в партии. Конечно, смотрел сериал про Штирлица, в силу возраста не понимая, что такое качественная идеологическая обработка и пропаганда. Страна, по которой до сих пор ностальгируют миллионы украинцев, была и остается сильной только потому, что смогла заменить экономику массовой культурой. А лучшими ее образцами фактически заклеймить, привязать к себе якорем — или пуповиной, как угодно.

В каждом украинце, которому сегодня за тридцать, сидит этот самый зародыш советского Чужого. До поры дремлет. Но при случае вырвется наружу, мутирует и начнет брызгать отравленной слюной. Победить его можно. Для этого нужно создавать собственный, украинский культурный продукт. Который массы разберут на цитаты, начнут оперировать ими и, таким образом, перекодируют себя с советских на украинских. Те, кому за двадцать, уже не держатся за советский якорь. Но у них еще нет украинского. Вот почему культура — не по остаточному принципу, а важная составляющая экономики. И казенное словосочетание “правильная культурная политика” в финале очень даже уместно.

Колонка опубликована в журнале Новое Время за 17 января 2018 года. Републикация полной версии текста запрещена

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

События

Вчера, 20:45

article_img
Предвестник Сети. Как украинский кибернетик едва не создал Интернет
Страны

Сегодня, 14:01

article_img
Опасность-2019. Из-за волны отказа от вакцин миру грозит возвращение забытых эпидемий
События

Сегодня, 09:06

article_img
День Небесной сотни. Фильм-воспоминание НВ