И стены, и мосты

24 января, 19:13
3544
Цей матеріал також доступний українською

Как, построив стены против российской агрессии, не разрушить мосты внутри общества, объединяющие различные национальные, культурные, языковые и религиозные сообщества?

"Мосты вместо стен" – совместный проект Украинского ПЕН и Нового Времени, в рамках которого ведущие украинские интеллектуалы – писатели, философы, журналисты и ученые – рассуждают о том, что объединяет украинцев. Все тексты ищите по тегу #мосты вместо стен

Человеку суждено жить с другими людьми. Даже отшельнику не избежать этого жребия. Украинское слово "відлюдник" подсказывает нам этот смысл, ведь быть отшельником (відлюдником) можно только по отношению к другим людям. Это позволяет в украинском переводе точно схватить содержание ключевой строки песни «My Society» немецкой группы «De-Phazz»: «In my society I'm only solitary, not alone" – "У моєму товаристві я лише відлюдник, але не самотній" ("В моем обществе я только отшельник, но не одинок"). Немецкий философ Эдмунд Гуссерль считает, что критически настроенный мыслитель не может сказать ничего о жизни после смерти, кроме того, что в ней точно нет этого общего с другими мира. Негативным соответствием этому в нашем мире является безумие. Ведь недаром другой немецкий ученый Карл Ясперс считал аутизм средоточием психической патологии. Так или иначе, в этой жизни ощущение полной обособленности от других и общего с ними мира является очень болезненным. Это болезненно ощущение замкнутости в полном одиночестве гениально передал греческий поэт Константинос Кавафис в стихотворении «Стены»:

Без краплі сорому, жалю чи співчуття

мене високим муром оточили.

У безрусі, зневіренні, щодня

гадаю лиш, чи стане мені сили?..

Зробить чимало справ хотілося б мені.

Як сталось так, що я нічого не помітив,

ні гуркоту, ні гамору робітників?!

Незчувся – і мене відрізано від світу.

(В переводе Андрея Савенко).

Но, пожалуй, самым выдающимся произведением искусства о различных модификациях стены, которая отделяет человека от остального мира, является рок-опера «The Wall» («Стена») и фантасмагорический музыкальный фильм с этим же названием британской группы «Pink Floyd».

Французский философ Жан-Поль Сартр вопреки этому считал, что «Другие – это ад». Я нуждаюсь в признании со стороны Другого, но как только мне удается привлечь к себе его внимание, оказаться под его взглядом, я наталкиваюсь на встречное требование со стороны Другого – признать его. Я не уверен в собственном бытии. Чтобы получить эту уверенность, мне нужно признание моего бытия Другим. Но вместо этого признания я сам должен признать Другого, чтобы он избавился от неуверенности в собственном бытии. И так на протяжении всей жизни: я нуждаюсь во взгляде Другого, но, как только оказываюсь под его взглядом, стараюсь избежать его. Довольно печальная картина человеческого бытия!

Вирус ненависти может инфицировать не только наше отношение к вражескому русскому миру

Если бы она была вполне адекватной, то наша жизнь действительно была бы сплошным адом. Впрочем, слава Богу, человеческая жизнь течет между этими экстремумами – полным одиночеством и потерей самого себя в непрерывной погоне за признанием Других. Шаткий баланс является залогом психического здоровья и условием возможности индивидуального успеха. Мы нуждаемся в стенах, чтобы обезопасить себя от посягательств со стороны Других, но одновременно нам не суждено выжить без мостов, которые соединяют нас с ними.

В отношениях людей мосты и стены – это метафоры. В существовании городов – это реальные мосты и стены. Города нуждаются в стенах, чтобы защитить себя от нашествия врагов, в мостах – чтобы впустить к себе друзей и иметь возможность общаться с внешним миром. Свободный средневековый европейский город, окруженный стенами и рвами, через которые перекинуты мосты, является прообразом современных городов. И вообще, эти древние города, руководствовавшиеся собственной системой права, являются прообразами современной западной цивилизации. Неслучайно именно от слова «город» и происходит понятие цивилизации, ведь на латыни город – это «civitas». Впрочем прообразом цивилизации является не любой город, а именно средневековый европейский город, в котором жили свободные и ответственные граждане, чья жизнь не зависела от произвола диктатора, а регулировалась четкой системой права. Такая система права могла существовать только в городах, хорошо защищенных стенами от нападения варваров и объединенных мостами с другими цивилизованными городами. Баланс стен и мостов символизирует баланс безопасности и свободы – двух важнейших ценностей нашей цивилизации, которые отчасти противоречат друг другу, но именно поэтому только баланс между ними и делает возможным по-настоящему цивилизованный образ жизни.

Предшественниками свободных европейских городов, очевидно, были древнегреческие полисы – единственные известные нам политические образования с прямой демократией. Каждый гражданин полиса должен был защищать собственный полис и участвовать в управлении им, принимая совместно с другими решение на агоре – центральной площади полиса. Поэтому для Аристотеля человек – это политическое животное, то есть свободное существо, ответственное за собственную жизнь и жизнь других свободных людей, живущих вместе с ним. Эта взаимосвязь свободы и ответственности является основополагающей и для средневековых городов, и для современной западной цивилизации. Мы свободны настолько, насколько ответственны за собственную судьбу и судьбу окружающих людей. Моя свобода не может угрожать свободе других, а их свобода моей свободе. Мы свободны и одновременно защищены от произвола друг друга. Более того, только действительно свободные люди могут жить в безопасности, потому что рабы всегда в опасности, поскольку зависят от произвола тирана. Поэтому, отказываясь от свободы ради безопасности, сначала теряешь свободу, а впоследствии безопасность.

Как известно, большое количество украинских свободных городов имели систему европейского права или Магдебургского, или какого-то другого. Поэтому, на мой взгляд, едва ли не самым главным знаком нашей причастности к западной цивилизации является памятник Магдебургскому праву на склонах Днепра в Киеве. Наши города запечатлели то правовое наследство также в собственной топографии: свобода – это мосты, безопасность – это стены. Но когда наша свобода в опасности, мы нуждаемся в стенах, чтобы защитить ее. Так возникли баррикады на Майдане в центре Киева в 2013 году, последнего свободного украинского города, который империя московитов лишила Магдебургского права в начале XIX века. В начале XXI века наша историческая память заставила нас построить стены в центре родного города против преступной шайки кукол Кремля, высокие стены которого издавна защищают несвободных людей от нашествия варваров, а ужасных диктаторов от собственного народа и всего цивилизованного человечества.

Образ города можно распространить на всю культуру в целом. Культурная топография также требует и стен, и мостов. Причем в сфере культуры они часто являются продуктами общественной фантазии. В произведении «Воображаемые сообщества» Бенедикт Андерсон определяет нации как нарации. Нации – это политико-культурные конструкты, которые создаются в совместных рассказах о собственной истории и видениях собственного будущего. В конце концов, такими конструктами являются не только нации, а любые общественные образования. Границы этих образований обозначают мнимые стены, а их связи с другими образованиями – мнимые мосты. Впрочем, несмотря на такую минимость, они часто бывают очень эффективными. Железный занавес, отделивший колонизированные Россией народы в составе Советского Союза от цивилизованного мира, оставаясь метафорой, калечил судьбы реальных людей, ограничивая их свободу. Мнимые стены иногда воплощались в реальные стены, например Берлинскую стену. Кстати, после ее свержения на этом месте состоялось феерическое музыкальное представление упомянутой рок-оперы «Стена». Разрушение Берлинской стены физически воплотило падение железного занавеса, что сделало возможной эмансипацию народов Центральной и Восточной Европы от Советского Союза и их присоединение к европейской цивилизации. Коммунистический тоталитаризм потерпел поражение почти через 50 лет после краха нацизма и фашизма. Вскоре распался и сам Советский Союз. Казалось, что Европа наконец выздоравливает от всех бесчеловечных форм радикальных идеологий и порожденных ими политических режимов. В конце ХХ века виртуальные и реальные стены между народами Европы крошились, осыпались и исчезали.

Но в начале XXI века в который раз встал вопрос о границах Европы. Пока речь идет уже не только о внешних, а также о внутренних границах, но теперь уже не между народами Европы, а между европейскими ценностями и европейским образом жизни, с одной стороны, и проявлениями того, что угрожает ему не как чужое, а как враждебное, внутри самих европейских государств – с другой.

Итак, должны ли мы разрушить все стены?

С одной стороны, следует согласиться с современным немецким философом Бернхардом Вальденфельсом, что уровень цивилизованности общества зависит от уровня ксенофобии в нем. Чем выше уровень ксенофобии, тем ниже уровень цивилизованности. Отождествление Чужого с враждебным характерно примитивным личностям и обществам. Зато, готовность принять Чужое, интерес к нему и жажда познать его – признак развитого человека и развитого общества. Впрочем, сам Вальденфельс отмечает, что при этом Чужое должно оставаться Чужим, не растворяясь в гомогенности своего. Только тогда мы можем говорить о настоящей толерантности и преодолении ксенофобии. А ради этого мы, кроме мостов к Чужому, должны сберечь и стены, которые не столько защищают нас от него, сколько Чужое от нас, охраняя его неповторимую и притягательную чуждость. В культурном пространстве эти виртуальные стены иногда превращаются в реальные стены музеев, библиотек и других культурных учреждений. В них хранятся артефакты чужих культур и собственной культуры, которые из-за исторической дистанции стали отчасти чужими для нас. Это позволяет широкой общественности познакомиться с ними, а ученым – изучать их.

С другой стороны, что делать, когда Чужое само превращается во враждебное, когда оно не только провоцирует и поощряет нас к конструктивному ответу, а грозит уничтожить или растворить нас в себе? Что делать, когда сталкиваешься с Чужим, которое само воспринимает что-либо чужое как враждебное, демонстрируя высокий уровень ксенофобии? В ХХ веке мы видим две стратегии уничтожения Чужого. Одна из них циничная и наглая. Это стратегия немецкого нацизма. Согласно нему, Чужое следует уничтожить или подчинить ради выживания и процветания Своего – евреев и ромов следует убить, а другие неарийские народы, прежде всего славян, превратить в рабов арийской расы. Эта ужасная стратегия отношения к Чужому привела к миллионам жертв, но именно из-за своей отвратительной наглости потерпела поражение и была осуждена всем цивилизованным человечеством. Другая стратегия уничтожения Чужого – это его постепенное растворение в Своем. Ради этого российские большевики придумали мерзкий гибрид – «советский народ», в котором должны были раствориться все различия колонизированных Россией народов в кажущемся единстве, созданном вокруг Москвы. Эта стратегия также привела к миллионам жертв, впрочем, к сожалению, до сих пор не получила однозначного осуждения.

Сегодня Россия в так называемой гибридной войне против Украины применяет обе стратегии. Российские войска и поддерживаемые ею террористы убивают и уничтожают в Крыму и на Донбассе, а внутри нашей страны пророссийские силы цинично рассказывают о братских народах, великй русской культуре, частью которой являемся как бы и мы, и тому подобное. Как вести себя в такой ситуации? Как, защищаясь от «русского мира», не заразиться «наукой ненависти» , которой он пропитан? Как, построив стены против внешней и внутренней российской агрессии, не разрушить мосты внутри общества, которые объединяют различные национальные, культурные, языковые и религиозные сообщества? Ведь вирус ненависти, войдя в тело общества, может инфицировать не только наше отношение к вражескому «русскому миру», но и все внутренние и внешние социальные связи. Однозначных ответов на эти вопросы нет. Единственное, что можно посоветовать: строя стены, не забывать о мостах, наводя мосты, помнить о стенах.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

Инновации

Вчера, 20:00

article_img
Внезапно. Технология блокчейн оказалась уязвимой для хакеров
Страны

Сегодня, 14:01

article_img
Опасность-2019. Из-за волны отказа от вакцин миру грозит возвращение забытых эпидемий
Страны

Сегодня, 16:09

article_img
Народ оказался падким на мерзость. Макаревич – о россиянах, Сенцове и сотрудничестве с Госдумой