Это бета-версия нового сайта Нового Времени. Присылайте свои замечания по адресу newsite@nv.ua

Год прошел. Что изменил в украинцах Майдан

21 ноября 2014, 17:59
4039
PR

Сегодня годовщина Майдана. Годовщина революции

Власть никогда не будет любить революцию – даже если именно революция вручила ей все рычаги управления

Сегодня утром по дороге на работу обратил внимание на то, чего не видел уже очень давно: под костелом на Владимирской горке стояли автобусы с милицией. Это сцена из реальности годичной давности. Помню, раньше бойцы «Беркута» у автобусов на стоянке над Украинским домом на мой вопрос «Что происходит?» стандартно отвечали «У нас заходи». Это означало, что высокопоставленные гости собираются на какое-нибудь мероприятие в Украинском доме, либо сюда пожаловал сам Янукович.

И тут меня осенило: уже год прошел. Сегодня годовщина Майдана. Годовщина революции.

Я очень хорошо помню тот день. Было дождливо, темно, и маленькая группка людей под зонтиками жалась возле стелы Независимости. Призыв в Фейсбуке о том что, нужно что-то делать в ответ на отказ правительства Азарова от подписания ассоциации с ЕС был прочитан, и пару сотен людей подтянулись сюда. Я позвонил Николаю Катеринчуку, который жил недалеко, поднял его с постели и долго убеждал в том, что это не очередная ничего не значащая акция; что-то начинается – большое и серьезное. С Николаем мы в тот период вели кампанию с требованием назначить выборы мера в Киеве. Он пришел час спустя: к этому моменту на Майдане уже были братья Кличко, появилась трибуна, с которой произносились первые речи.

Так с небольшой записи Мустафы Найема на ФБ началась украинская Революция.

Для власти этот год – красная лампочка с надписью: «Ваше время истекает»

Год назад мы были еще очень инфантильными.  Детьми. Нам казалось, что все просто. Как в  2004. «Разом нас багато – нас не подолати!»  Я помню Майдан 2004 года, больше напоминавший рождественский карнавал - полный оранжевых ленточек, песен и плясок,  веселый рождественский снег с морозом. Тот Майдан закончился так же весело – длительным периодом радости и свободы. Разочарование наступило позже. Но главное – без потерь для участников и страны.

Этот Майдан был очень взрослым. С первого момента мы чувствовали, что так же просто, как в 2004, не получится. Ощущение, что мы заплатим за свой выбор большую цену, появилось сразу.  Так и произошло: цена за революцию была не просто высокой. Мы потеряли не только тех, кто погиб на Майдане. Мы до сих пор теряем наших ребят на восточном фронте. Мы потеряли Крым, и это все не позволяет нам оставаться в плену детских иллюзий. За этот год мы все повзрослели.

Но главное, о чем заставил меня задуматься автобус с милицией, который уже не воспринимается так враждебно, поскольку многие из этих парней могли успеть побывать в АТО – мы поняли, что одним стоянием на Майдане страну не изменить.

Революция только началась. Прошел всего лишь первый год. Нам еще предстоит сменить эту власть, которая просто не способна что-то кардинально изменить, всю политическую систему, вырастить новую политическую элиту и наконец - то приступить к настоящим изменениям и строительству новой страны.

Тем, кто сейчас находится в кабинетах на Банковой и Грушевского этот день, как ни странно, не кажется праздничным. Сегодняшнее празднование на Майдане выглядит очень неофициальным. Президента, который получил свой пост и поддержку большинства избирателей благодаря Майдану, люди встретили скорее враждебно – плакатами с неудобными вопросами и свистом недовольства.  Мы не видим сцены, с которой привыкли выступать народные избранники. Для них этот год горит красной лампочкой предупреждения: «ваше время истекает».

Власть всегда будет бояться революции  – даже если именно революция вручила ей все рычаги управления. И те, кто прошел Майдан  не успокоятся пока к власти не придут те кто осуществит и воплотит все социальные запросы выдвинутые за это время. И это самое главное, чего добился Майдан. Его костры из покрышек зажгли горящую надпись над каждым государственным учреждением, где сидят нынешние политики и чиновники: «Эта работа опасна для жизни. Помни об этом, всяк сюда входящий».