До и после Brexit. Почему Европа страдает

23 января, 22:31
1483
Цей матеріал також доступний українською

То, что начиналось как сообщество наций, стало одержимым двумя массивными проблемами


Наблюдая за тем, как Великобритания переживает лихорадку Brexit, легче всего рассматривать решение покинуть ЕС как акт глупости и рану, которую страна сама себе нанесла, и от которой британцы будут беднеть годами. Европа – это крупнейший рынок Великобритании, составляющий почти половину национального экспорта. Потеря особого доступа к нему и является той высокой ценой за символические достижения для британской независимости.

И фиаско Brexit проливает свет и на саму Европу, что выглядит политическим проектом, который прекратил работать по крайней мере для многих людей в западноевропейском ядре. Я говорю это как убежденный сторонник ЕС. США и ЕС были двумя главными двигателями, стоявшими за миром свободных рынков, политики демократии, свободы и закона, прав человека и глобального процветания. Эти ценности, вероятно, будут подорваны по всему миру, если сила и значение какого-то из этих двух центров продолжит слабеть.

За последние три десятилетия европейский проект сходил с курса. То, что начиналось, как сообщество наций, которые вместе работают для создания больших рынков, большей эффективности и политической стабильности, стало одержимым двумя массивными проблемами, которые подорвали его главные достижения.

За последние три десятилетия европейский проект сходил с курса


Первой стала – после распада Советского Союза – стремительная интеграция многих новых стран, которые были куда менее экономически и социально развитыми, чем первые члены ЕС. Начиная с 1995 года, он расширился с 12 стран до 28. Изначально сосредоточившись на открытии рынков, оптимизации правил и создании новых возможностей для роста, вскоре ЕС превратился в «трансферный союз», масштабную схему перераспределения средств от процветающих стран на рынки развивающихся стран. Даже в нынешней мощной экономической среде расходы ЕС составляют более 3% экономики Венгрии и почти 4% – Литвы.

Этот разрыв между богатой и бедной Европой с открытыми границами неизбежно породил миграционный кризис. Как отметил в Foreign Affairs профессор Маттиас Маттийс, с 2004 по 2014 годы более двух миллионов поляков мигрировали в Великобританию и Германию, а более двух миллионов румын - в Италию и Испанию. Такие движения создали огромную нагрузку на системы социальной защиты стран назначения и разожгли национализм и нативизм. Приток в Европу более чем одного миллиона беженцев в 2015-м, преимущественно с Ближнего Востока, должен быть вмещен в то и так завышенное число мигрантов. И как можно было увидеть почти везде, от США в Австрии, страх эмигрантов стал ракетным топливом для правых националистов, которые дискредитируют политический истеблишмент так, что тот кажется ответственным за неконтролируемые потоки людей.

Вторым вызовом, пожирая ЕС, стала его валюта – евро. Предложенный скорее с мыслью о политике, а не экономике, евро олицетворял собой глубокий структурный недостаток: навязал единую валютную систему 19 странам, которые до сих пор имеют совершенно разные фискальные системы. Поэтому когда бьет кризис, страны не имеют ни возможности ни снизить стоимость своей валюты, ни получить существенные дополнительные ресурсы из Брюсселя (так как штаты США сейчас получают из Вашингтона в таком случае). В результате, как мы можем увидеть из лет после 2008-го, появляется экономическая стагнация и политический бунт.

Brexit должен заставить британцев хорошо подумать над их местом в мире и внести коррективы, которые бы позволили им в нем процветать. Но он также должен и стать причиной для европейцев в целом пересмотреть свой проект – большую идею, которая пошла под откос. ЕС требует не просто подумать, а вернуть назад свои первоначальные принципы, заново изобрести свою главную цель, и выяснить, какие аспекты валютной системы больше не работают и не поддаются контролю. Как сказал мне на этой неделе в интервью CNN бывший британский премьер-министр Тони Блэр, имеет ключевое значение то, что «Великобритания ошибается, но и Европа ошибается тоже».

Европа страдает. И хотя некоторые американцы, кажется, радуются этой перспективе, но это плохо и для нашей страны.

«К середине века мы будем жить в мультиполярном мире, – говорит Блэр. – В этих условиях Запад должен быть объединенным, и Европа должна оставаться бок о бок с Америкой, потому что в конце-концов ... мы – страны, верящие в демократию, свободу и верховенство права ... Иначе получится так, что это век будет прогрессировать, а мои дети и внуки будут искать свое место в мире, Запад будет становиться все слабее. И это плохо для них, и плохо для всех нас».

Новое Время  обладает эксклюзивным правом перевода и публикации колонок Фарида Закарии.

Оригинал опубликован на The Washington Post. Републикация полной версии текста запрещена


Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени


Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

События

Вчера, 20:45

article_img
Предвестник Сети. Как украинский кибернетик едва не создал Интернет
Страны

Сегодня, 14:01

article_img
Опасность-2019. Из-за волны отказа от вакцин миру грозит возвращение забытых эпидемий
События

Сегодня, 09:06

article_img
День Небесной сотни. Фильм-воспоминание НВ