День П. Что произошло с Приватбанком

19 декабря 2016, 11:19
Украинская власть едва ли не впервые поставила экономическую необходимость выше политической целесообразности

Украинское государство едва ли не впервые приняло сложное решение. Украинское правительство едва ли не впервые взялось решать проблему, а не осталось в стороне, ожидая пока она сама рассосется. Украинская власть едва ли не впервые поставила экономическую необходимость выше политической целесообразности.

Видео дня

Необходимо отметить, что нет ничего хорошего в национализации, экспроприации или реприватизации. Это плохо. Нет ничего хорошего в том, что украинские налогоплательщики заплатят 150 млрд грн (120,130 – не важно) из своих карманов. Нет ничего хорошего в том, что украинский государственный долг вырастет почти на $5 млрд. Национализация – это плохое решение. Но оно лучшее из всех возможных в той ситуации, куда нас завела жадность и непринятие важных решений.

Когда банк сталкивается с проблемой недостаточности капитала, существует несколько решений. Банк может быть ликвидирован или национализирован, собственник может внести необходимый капитал или же можно ничего не делать. Так как Приватбанк - это системообразующий банк, то ликвидировать его нельзя. Слишком большой социальный эффект и слишком сильный удар по финансовой системе и доверию к ней. От такого удара оправляются не скоро. И совсем другие управленцы. Докапитализация собственниками – была бы лучшим решением. Если бы собственники на него были способны. Мы прекрасно знаем, кто стоит за банком. И прекрасно знаем, как они относятся к собственным долгам - спросите у тренеров и игроков футбольного клуба Днепр. Да и сами они не скрывали, что возвращают долги только трусы. Тем более, в плане докапитализации они должны были постепенно вносить в капитал миллиард за миллиардом. Отдавая свои деньги, лишь снижая риски национализации. При нынешнем уровне доверия друг к другу лиц, принимающих решение в Украине, это просто невозможно. Даже если бы у собственников и было желание.

И да, государство не забирает актив Коломойского и Боголюбова. Государство забирает пассив. Государство забирает на себя долги

В итоге, остаются два подхода. Ничего не делать или национализировать банк. Классический пример безответственности и волевого решения. Кто знает, что бы выбрали в очередной раз украинские политики, если бы не МВФ. Если бы не зависимость от кредиторов, которые не позволяют закрывать глаза на проблему, лишь увеличивая ее.

Откуда же возникла проблема с капиталом? На столь катастрофическую сумму. Национальный банк заключил со всеми банками в Украине соглашение. На фоне кризиса регулятор обещал банкам поддержку в ликвидности, что обеспечивало их текущую работу, в то время как собственники банков обязывались восполнить потери капитала, которые, надо сказать, у всех банков были значительные. Кто не выполнял программу или не хотел ее выполнять изначально, выводились с рынка. Так не стало больше 80 банков, среди которых банки-зомби, отмывки и банки-пылесосы, забиравшие деньги с рынка и выдававшие их связанным лицам. Для таких было установлено очень жесткое правило: необходимость сформировать 100-процентные резервы, то есть, нарастить капитал под все кредиты связанных лиц. И это вполне логично, так как собственники не спешили возвращать деньги, выведенные из банков.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Приватбанк был самым большим украинским пылесосом. Если верить публикации в прессе, а не заверениям банка, то кредиты связанным лицам составляли 80%-90% кредитного портфеля юридическим лицам. При этом надо понимать, что очень часто, если не всегда, кредиты брались на безродное ООО «Иванов, Петров, Коваленко», которое, в свою очередь, кредитовало работающий актив группы. Таким ООО ничего не стоит исчезнуть в одну ночь, что делало портфель банка крайне рисковым. А сам портфель к моменту национализации достиг 182 млрд грн. Остальное, как говорится, подсчитайте сами. Именно поэтому в меморандуме с МВФ и появилась цифра в 166 млрд грн, зарезервированных для нужд капитализации. Так что МВФ, как и Нацбанк, тоже не склонен был верить банку. Да и в принципе трудно понять, почему люди продолжают верить украинским олигархам, которых одновременно так не любят как класс. В итоге Приватбанк получил поддержку ликвидности и обязательства устранить дыру в капитале. Но он их не выполнил.

Шанс не допустить эту проблему был упущен давно, еще в 2005-2008 годах., когда на фоне роста банковского сектора строилась пирамида. С тех пор крах пирамиды Приватбанка был неизбежен. В дальнейшем банк мог только постоянно наращивать портфель депозитов, отдавая старые, потому как со стороны активной части баланса поддержки не было. Деньги ушли и возвращаться не собирались. Поэтому затягивание решения проблемы лишь увеличивало бы ее. А креативность менеджмента Приватбанка, который на определенном этапе был ограничен в привлечении депозитов населения, могла породить историю гораздо ярче, чем приключения псевдовкладчиков банка Михайловский.

И да, у банка нет проблем с ликвидностью. Это правда. Но проблема банка совершенно в другом. А ликвидность у него есть только стараниями государства в лице Национального банка. У Банка проблемы с капиталом. С фундаментальной подушкой безопасности, необходимой каждому банку. Потому что банк работает с чужими деньгами. И именно поэтому банкам необходимо жесткое регулирование. И именно поэтому Нацбанк вынужден брать все в свои руки, когда риски вкладчиков слишком велики.

И да, менеджмент банка будет рассказывать сказки о стабильности банка и информационных атаках. Собственники банка пойдут в политику под лозунгом, что у них забрали работающий банк и это опять Гонтарева всех обманула. Они уже пару месяцев готовили почву для такого ухода, не жалея денег ни на бабушек с флагами, ни на печатную продукцию, ни даже на билеты для своих посланцев в Вашингтон и Лондон. Все это пустое. Как и пуст был до прихода государства Приватбанк.

И да, Приватбанк – самый технологичный банк в Украине. С этим никто не спорит. Они продвинутые, они технологичные, они инновационные. Они очень удобные для клиента. Иногда, даже слишком удобные. Но когда вас грабят на улице очень стильные грабители, делая это с улыбкой и очень современными пистолетами в руках, что вы будете делать? Вы будете рассказывать, какие они молодцы? Или пойдете в полицию, требовать, чтоб их задержали, даже несмотря на их обаяние и стиль? С финансовым учреждением, которое вывело почти $5 млрд вкладчиков, логика должна быть такой же.

И да, государство не забирает актив Коломойского и Боголюбова. Государство забирает пассив. Государство забирает на себя долги. Государство забирает на себя банк, стоимостью минус 5 млрд. долларов.

И да, на данном этапе государство вынуждено было договариваться с собственником. Слишком велико значение банка и поэтому стране была необходима дружественная национализация. Когда никто не нажмет красную кнопку, не отключит систему платежей, не вытрет базу клиентов и прочих радостей самого технологичного банка. Собственники, наверное, также торговались за то, чтобы остаться на свободе и не лишиться своих активов. Власть им, наверное, это пообещала. Но не общество, которое заплатит из своих карманов $5 млрд. Власть может договорится «по-пацански», но не существует такой законной схемы, которая бы освободила собственников от ответственности. И это уже задача общества - требовать справедливости.

И да, государство плохой собственник. Государство собственник неэффективный, а его менеджеры - коррумпированы. Но государство собственник ответственный. И это то, что сейчас больше всего нужно клиентам банка.

И да, пройдут годы, и мы с интересом почитаем мемуары сотрудников Нацбанка о том, как это было. По этому сценарию даже выйдет прекрасный голливудский фильм. А сейчас нам остается только догадываться, скольких годов жизни и нервных клеток стоила ответственным людям реализация этого процесса. Который еще не завершен до конца. Который будет сложным. А иногда будут и форс-мажоры.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X