Что я думаю о конфликте на Громадське.ТВ

20 января 2016, 15:11
Цей матеріал також доступний українською
Канал, его репутация и доверие важнее сиюминутных дрязг

Hromadske.tv. Думаю, все уже в курсе событий. Я скажу свое личное, возможно даже слишком личное мнение. Этот не официальный пост и пишу я его не как народный депутат, а как один из семи основателей канала, который до сих пор считаю своей семьей.

Роман Скрыпин – один из членов этой большой семьи, которую он возглавлял в течение двух лет. За это время канал прошел долгий путь: от группы энтузиастов-единомышленников до структурированной организации с четкими прозрачными органами управления и понятными целями. Мало кто знает, но, когда я был главным редактором, мы с Ромой часто и много ссорились. Множество раз мы расходились в видении канала, структуры его управления и путей развития. Но, рассорившись в хлам, мы всегда – подчеркиваю, всегда – находили нужные слова и аргументы, чтобы отбросить разногласия и прийти к общему решению. Иногда для этого нужны были часы, иногда – дни и недели. И каждый раз единственное, что мы оба всегда признавали – канал, его репутация и доверие важнее сиюминутных дрязг.

Говорил я с Ромой и в эти дни. Мне показалось, что ничего не поменялось. Позволю себе сказать от его имени: Рома и сейчас уверен, что вспыхнувший конфликт не может и не должен обернуться против детища, которое мы все вместе создавали такими усилиями. Я ему верю, хотя и с трудом понимаю, как без потерь выйти из сложившейся ситуации.

Мое личное мнение – корень проблемы в том, что Рома не представлял себя никем, кроме главы организации. Однако устав организации предполагает регулярную смену руководства соответствующими органами управления. Будем искренни, не всегда эти процедуры соблюдались, в чем большая «заслуга» и самого Романа. Тем не менее, несколько месяцев назад его место заняла Наталья Гуменюк, за которую проголосовало большинство программного совета и которую поддержало общее собрание организации, в том числе и сам Роман. Долгое время переход функций от Романа к Наталье, скажем прямо, саботировался, но в конечном итоге Наталья получила право подписи, и все рычаги управления студией перешли к новому руководителю.

Роман Скрыпин – один из членов большой семьи, которую он возглавлял в течение двух лет

Обида, непонимание и невозможность реализации себя в создавшейся ситуации и стали причиной скандала. Теперь что касается самого конфликта.

Вопрос о домене возник буквально в первые же дни основания студии. У нас с Романом по этому поводу было несколько очень жестких разговоров, в ходе которых мы с Дмитрием Гнапом доказывали, что домен должен перейти под полное управление организации, а не оставаться собственностью одного из учредителей, кем бы он ни был. Все контраргументы Ромы сводились к необходимости взаимного доверия.

«Де-факто домен і так належить ГО. Ми маємо взаємопов'язані репутаційні ризики і, якщо я збожеволію і вирішу щось зробити, я нанесу шкоду своїй репутації в першу чергу. Чи я зацікавлений у тотальній декапіталізації свого імені? Ні».

Это фрагмент переписки с Ромой в октябре 2013 года, ровно за месяц до начала вещания.

Впоследствии мы неоднократно возвращались к этому вопросу, но к сожалению, Рома остался глух к нашим аргументам и, поскольку конфликт грозил перейти в неуправляемое русло, а мы в целом ему действительно доверяли, вопрос больше не поднимался.

Ровно по этой же причине – взаимного доверия – не поднимался вопрос об аккаунтах канала в системе PayPal и ресурсе YouTube.

Кстати, отдельно о деньгах. Я не верю и меня очень сложно будет убедить в том, что произошедшее – это воровство в общепринятом смысле этого слова. Я знаю Рому много лет, и есть вещи, в которых я доверяю ему на 100%. Рома не может своровать. Случившееся – это следствие чего угодно – волюнтаризма, обид, самодурства, желания наказать и сделать назло, но не корыстного интереса.

Однако проблема в том, что все эти дефиниции работают в личных, дружеских, партнерских отношениях, но не в юридическом поле. Потому что формально до тех пор, пока Громадське не получит доступа к управлению своими деньгами и доменом, это называется незаконным присвоением имущества организации. Иными словами, кражей или воровством. Я очень надеюсь, что до таких формальностей дело не дойдет, и конфликт будет исчерпан передачей всех средств в управление каналу.

И последнее. Hromadske не принадлежит никому. Учредители соответствующей организации – не собственники и не выгодополучатели, а всего лишь инициаторы. И изначально структура управления и процедуры в студии были продуманы таким образом (в том числе совместно с Романом), чтобы ничьи амбиции или разногласия не смогли подорвать доверие аудитории или помешать каналу жить и развиваться.

За два года через студию прошло огромное количество людей, каждый из которых сделал свой вклад и имеет полное право на отстаивание доверия к бренду. Никто не станет спорить с тем, что в студии работает большое количество заслуживающих доверия журналистов, доказавших свой профессионализм и верность аудитории не только во время Майдана и на линии фронта, но и своим каждодневным трудом в эфире и за кадром. Все они и их репутация не должны стать, и, я уверен, не станут заложниками каких-либо разногласий или конфликтов с кем-либо из членов организации. Остальное – вопрос времени. Прорвемся.

Текст публикуется с разрешения автора.

Оригинал

Журнал НВ (№ 21)

Парламентские списки

Благодаря двум новым политсилам парламент ждет беспрецедентное в истории Украины обновление

Читать журнал

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

Политика

Сегодня, 08:44

img
Первые лица. Топ-10 кандидатов от партий, которые проходят в Раду
Food&Drink

Сегодня, 10:36

img
Еще по одной. Индия и Китай догоняют Европу и Америку по уровню потребления алкоголя
Политика

Сегодня, 12:32

img
Парламентская революция, худеющие депутаты и питание Зеленского. Лучшие материалы недели по версии главреда NV.ua