Блокада Азовского моря. Что развяжет России руки?

1 февраля, 19:05
1286
Цей матеріал також доступний українською

Тенденции за январь 2019: неустойчивые положительные подвижки субъективного характера

В течение января 2019 задержаний судов посреди моря во время движения не было, как и в октябре, ноябре и декабре. Это является прямым следствием патрулирования и сопровождения судов со стороны кораблей ВМС Украины, которые были передислоцированы в Азовское море в сентябре 2018 года.

В этот же период продолжилась тенденция снижения времени ожидания разрешения на проход по Керченскому проливу до значений, приближающихся к показателей июля 2018 года, в первый месяц де-факто блокады.

Среднее время ожидания разрешения на проход по Керченскому проливу в Азовское море в январе 2019 составило 32,1 часов на одно судно (в ноябре – 124, 2, это был максимум за время блокады, в декабре – 71,5).

Вместе с тем, средняя продолжительность искусственного удержания судов в Керченском проливе в январе 2019 оставалась больше, чем в июле 2018, первом месяце блокады.

Среднее время ожидания на проход в обратном направлении – из Азовского моря в Черное – составила 23,9 часов на одно судно (в ноябре – 115, максимум за время блокады, в декабре – 46,5). Но продолжительность задержки все еще измеряется днями, а не часами, как в начале блокады.

Снижение времени ожидания началось во второй половине декабря 2018 из-за опасений РФ о введении санкций против российских портов Азовского и Черного моря, резолюций Европарламента и Генеральной ассамблеи ООН, рассмотрения вопроса на Совете ЕС, заявлений Госдепартамента США и высокопоставленных стран ЕС.

Но есть и более интересные для читателя факты, чем ссылки на воздействие каких-то решений и резолюций.

Со стороны России имеем только ситуативную и вынужденно «показательную» реакцию

Уменьшение времени ожидания разрешения на проход Керченского пролива в конце декабря и в январе 2018 года имело прямую корреляцию (совпадало во времени) с вынужденными публичными ответами чиновников РФ о том, что РФ "ничего не нарушает" в связи с совместным заявлением канцлера ФРГ Ангелы Меркель и президента Франции Эммануэля Макрона, их телефонными разговорами с Путиным в последующие дни, с визитом в Москву министра иностранных дел ФРГ Гайко Мааса, с приездом в Мариуполь делегации ЕС и министров стран ЕС.

Однако, каждый раз после даты соответствующих событий продолжительность искусственного удержания судов снова возрастала.

С одной стороны, приведенные факты свидетельствуют, что руководство РФ вынужденно реагировать на непосредственные обращения и обвинения авторитетных лидеров стран ЕС. Кроме того, в РФ явно не ожидали массированной консолидированной реакции мирового сообщества, проявилась в резолюциях Европарламента, ОБСЕ, Генеральной ассамблеи ООН. В Российской Федерации явно недооценили значение принципа свободы судоходства в цивилизованном мире, где этот принцип находится в одном понятийном ряду с правами человека и принципом свободной торговли.

Вместе с тем, со стороны РФ имеем только ситуативную и вынужденно «показательную» реакцию. Нельзя также забывать о категорическом отсутствии сдвигов в вопросе освобождения захваченных украинских моряков и военных кораблей (которые с конца ноября находятся «в одном пакете» с требованиями прекратить препятствия судоходству в Азовском море и Керченском проливе). Характерен и жесткий отказ РФ по предложению Меркель и Макрона о совместной постоянной наблюдательной миссии Германии и Франции по вопросам свободы судоходства в Керченском проливе.

Это позволяет сделать следующий вывод. Скорее всего, уменьшение времени задержки судов в Керченском проливе следует рассматривать как тактический ход РФ на фоне более важного для нее стратегического вопроса – окончательного решения судьбы проекта «Северный поток-2», который проходит параллельно именно сейчас. Если это произойдет, РФ будет считать, что у нее развязаны руки по блокаде Азовского моря и не только. Если этого не произойдет – реакция РФ в смысле усиления блокады в качестве мести будет аналогичной.

Таким образом, наша рекомендация руководству Украины и стран выступающих против блокады Азовского моря со стороны РФ, прежде всего ЕС, который готовится рассматривать меры поддержки украинскому Приазовью, заключается в том, чтобы не ослаблять давление на РФ, а параллельно быстро разрабатывать план действий в сфере кардинального улучшения сухопутной логистики из Мариуполя и Бердянска в направлении Запорожья на случай нового усиления блокады Азовского моря и возможного закрытия Россией движения судов через Керченский пролив в Мариуполь и Бердянск.

Обращаю внимание тех, кто не верит в реальность такого сценария, на последнюю информационную кампанию РФ – неожиданное распространение информации о быстром уменьшении глубин в Керченском проливе.

Статистически ситуация сейчас подобна июлю 2018 года, который все мы считали месяцем, когда блокада Азовского моря началась.

Конечно, очень важна оценка экономического влияния блокады на показатели Мариупольского и Бердянского портов. В 2018 году Мариупольский морской торговый порт перегрузил в общей сложности около 5,9 млн тонн грузов. В то время как годом ранее – более 6,5 млн тонн. По данным Администрации морских портов Украины, падение составило 9,6%. Бердянский порт в 2018 году потерял 24,4% грузооборота: 1,8 млн тонн против почти 2,4 млн тонн годом ранее.

Важное разъяснение. Какую ситуацию можно считать «нормальной», то есть такой, когда блокады нет?

Мониторинговая группа при формулировании своих оценок и выводов считает приемлемой ситуацию, когда время ожидания разрешения на проход Керченским проливом составляет обычно от 0 до 2-3-5 часов (при нормальной погоде), как это было до начала блокады.

Стандартная ситуация, в соответствии с обычными правилами Керченского порта, такова.

Информацию о подходе судна к приемным буям (Варзовскому при проходе судна транзитом из Азовского моря или к бую N 1 Керчь-Еникальского канала при проходе судна транзитом со стороны Черного моря) капитан судна или судовой агент подают в адрес капитана морского порта (копию в Службу управления движением судов СУДС "Керчь") за 48 часов до подхода, повторно – за 24 часа, а еще окончательно уточняют ее – за 4:00 до подхода.

Это означает, что к моменту подхода судна порт обязан доставить на него лоцмана. При этом судну не обязательно вставать на якорь.

Постановка на якорь происходит в следующих случаях: 
1) ожидания лоцмана, когда он вовремя не прибыл, 
2) ожидания прохода встречного каравана (в проливе одностороннее движение) – время прохода Керченского пролива от буя до буя – 2-3 часа), 
3) ожидания прибытия катера Береговой охраны ФСБ, завершения осмотра и сообщения от ФСБ диспетчеру порта (не предусмотрено обязательными постановлениями в порту Керчь), 
4) штормовая погода, когда лоцманский катер не может выйти в море.

Текст опубликован с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени 

Читайте новый номер журнала НВ

Подписывайтесь на журнал НВ и читайте свежий номер прямо сейчас. Все подписчики также получают доступ к архивным выпускам журнала. Стоимость подписки на три месяца всего 59 гривен.

Подписаться и читать журнал

Стань автором

Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу:

nv-opinion@nv.ua

Выбор редакции

Политика

Сегодня, 09:24

img
Перезагрузка парламента. Каким может быть следующий созыв Рады — инфографика
Политика

Сегодня, 08:15

img
Шанс на власть без пафоса и ритуалов. Известные украинцы поделились мнением о Зеленском
img
Ставка на зерна. Как украинцы полюбили натуральный кофе