В начале пути

2 комментировать

В Украине началась модернизация — медленная, противоречивая и шаткая. Теперь у нас всего два сценария: либо мы завершим этот путь за 70, 40 или даже 15 лет, либо нас не станет

В социальных сетях и на площадях реальных городов продолжается священная война между сторонниками двух точек зрения на перспективы страны. Одни считают других неоправданными оптимистами, зато те первых — неоправданными пессимистами. Каждая сторона придумала для другой массу обидных прозвищ, а также обвинений в потакании, если не служении, страшным силам зла.

В таких случаях полезно, как говорится, “учить матчасть”. Важно понимать, как оно есть на самом деле, а увидеть это можно, лишь выйдя за рамки “здесь и сейчас”.

Из 190 с чем‑то стран мира примерно 35 прошли модернизацию, то есть перешли к модерну — открытому обществу с открытой экономикой и открытой политикой. Все остальное, включая высокий уровень благосостояния, верховенства права, управления, человеческого развития, образования, здравоохранения и т. д., является следствием и результатом успешной модернизации.

Цифры (35 / 190) указывают на то, что все эти красивые вещи в мире — не норма, а исключение. Нормой являются нищета, несправедливость, неравенство, необразованность и страдания. Подавляющее большинство стран мира даже приблизиться не могут к модернизации. (В мире есть также авторитарные государства с высоким благосостоянием, основанным на сырьевых источниках. Но их благосостояние недолговечно: коррупция изнутри и инновации снаружи за два поколения все уничтожают.)

Оптимизм и пессимизм ни при чем. Просто очень большой объем работы

Для того чтобы приблизиться к модернизации, необходима критическая масса населения с модерным мышлением и модерными ценностями. Сама по себе эта критическая масса является следствием многих длительных процессов в экономике и технологическом развитии, в политике и государственном строительстве, в культуре и религии. Как только критическая масса есть, открывается путь надежды, путь в высшую лигу.

Этот путь может быть долгим, но он всегда успешный, если только по ходу движения не теряется страна, которая модернизируется. Иногда путь занимает канонические 40 лет, иногда 70 или даже 100. Окончательно разрушить все шансы может только большая социальная катастрофа вроде страшной гражданской войны, но и это часто не помеха с точки зрения вечности, а лишь растягивает путь, добавляя еще несколько десятилетий.

Так случилось, что в Украине эта критическая масса людей имеется, и в это внесли вклад самые разные факторы: творцы национальной культуры и просветители, советская индустриализация, борцы за национальную независимость и диссиденты, все Майданы и война, старая профессура и барыги начала 90‑х, нищие советские инженеры и нынешние миллениалы. Этот сложный многофакторный процесс вывел нас на старт.

И у нас началась наша модернизация — медленная, противоречивая и шаткая. Теперь есть только два глобальных сценария: либо мы завершим этот путь за 70, 40, или даже 15 лет (ведь технологическое развитие ускоряет мировое время), либо нас не станет, а наши остатки подберут соседи, модернизированные или архаизированные, тут уж как кому повезет.

Если бы российские лидеры были хитрее и терпеливее, то за полстолетия они бы завершили тихую неоколониализацию Украины, хотя и тут не все было бы потеряно (понятно, в других границах). Но все пошло иначе, лучшим для нас путем, как бы цинично это ни прозвучало. Еще Гомер и его слушатели знали: народ начинается с войны и странствия. А до них это знали библейские евреи, вышедшие из Египта.

В мировой истории есть множество примеров очень долгих путей. Франции понадобилось 70 лет, чтобы построить современную республику. Турция проводит модернизацию с переменным успехом уже столетие, и она все еще не закончена. Страны Восточной Европы с западной помощью сумели справиться за пару десятков лет, но и у них, как мы видим, есть проблемы. За десятилетиями развития приходит упадок, ведь каждое следующее поколение сталкивается с теми же проблемами и решает их, как умеет,— а значит, ни один народ не имеет гарантированных достижений на века, всегда возможен провал. Но пока нет больших катастроф, в целом страны движутся вверх и вперед.

Чем определяется скорость движения? Как правило, появлением и консолидацией новых элит. Вот почему олигархические кланы не любят средний класс — речь идет об угрозе не только их монополиям в экономике, но и их монополии на определение курса и скорости страны.

И это приводит нас к мысли о том, что невозможно модернизировать страну, не модернизировав людей. Иначе люди с архаичным мышлением и ценностями найдут способ привести к власти того, кто все вернет назад.

Вот почему оптимизм и пессимизм ни при чем. Просто очень большой объем работы.

Колонка опубликована в журнале Новое Время за 19 января 2018 года. Републикация полной версии текста запрещена

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени


Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.
ПОДПИШИТЕСЬ НА РАССЫЛКУ   Мнения   И ЧИТАЙТЕ ТЕКСТЫ ИЗБРАННЫХ АВТОРОВ КАЖДЫЙ ВЕЧЕР В 21:00
     
Валерий Пекар
Валерий Пекар

Предприниматель, преподаватель Киево-Могилянской бизнес-школы, соучредитель платформы Нова Країна

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

опрос

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.