30 сентября 2016, пятница

В Украине уже стала традицией непрозрачная структура управления обществом - экономист

комментировать
В последние месяцы Тимофей Милованов проявил себя как лоббист проведения децентрализации в Украине
Фото: Тимофей Милованов via Facebook

В последние месяцы Тимофей Милованов проявил себя как лоббист проведения децентрализации в Украине

Украинский экономист и профессор Питсбургского университета Тимофей Милованов рассуждает о бесполезности антикоррупционных комитетов и о том, что отпугивает иностранных инвесторов от Украины больше, чем война

Профессор экономики Питсбургского университета Тимофей Милованов — один из наиболее успешных украинских экономистов.

Он давно живет и работает в США, хотя его часто можно увидеть и в Киеве.

Милованов является инициатором платформы Vox Ukraine — экспертной дискуссионной площадки об Украине для профессионалов в области экономики и политики со всего мира.



Он частый гость TEDx Kiev — платформы-катализатора свежих идей в обществе, направленных на позитивные изменения в стране. А еще Милованов — блогер.

В последние месяцы он проявил себя как лоббист проведения децентрализации в Украине.

Ему принадлежит идея открытого письма Верховной раде о необходимости политической децентрализации, которое подписали мировые светила экономики, а также ученые и общественные активисты Украины.

Именно с этого острого для страны вопроса и началась беседа Милованова с НВ.

— Одна из обсуждаемых сегодня реформ — это децентрализация. Какие риски могут возникнуть при проведении этой реформы?

— Я предполагаю, что эта реформа может не осуществиться. Потому что децентрализовать власть можно было уже сейчас, необязательно для этого менять Конституцию.

Но у центральной власти есть обоснованные опасения потерять контроль на местах. Кроме того, существует нездоровая политическая конкуренция.

Система исполнительной власти в Украине несбалансированная, у президента — контроль над исполнительной властью на местах, премьер-министр контролирует правительство на национальном уровне. Это создает конфликт.

Децентрализовать власть на местах — значит ослабить полномочия главы государства и изменить баланс на национальном уровне. Вряд ли президент на это пойдет.


На короткой ноге: Тимофей Милованов, один из инициаторов визита в Украину Нобелевского лауреата-экономиста Роджера Майерсона / DR
На короткой ноге: Тимофей Милованов, один из инициаторов визита в Украину Нобелевского лауреата-экономиста Роджера Майерсона / DR


— Сегодня в Украине талантливые экономисты приходят на госслужбу, но долго там не задерживаются. Почему так происходит?

— В Украине уже стала традицией непрозрачная структура управления обществом. Одному человеку, который пришел в такую формальную структуру, даже если у него есть законодательные права, сложно что‑то изменить.

Потому важно сформировать коалицию единомышленников, и они должны загореться вашими идеями. Одиночка-новатор вызывает максимальное сопротивление системы.

Второй важный момент — переход от закулисной борьбы к консенсусным решениям. Простой пример.

Занимаясь парусным спортом в США, я попытался договориться с яхт-клубом о возможности выходить в море по ночам. Но я не смог найти одного человека, который мог бы решить этот вопрос.

Президент яхт-клуба говорил, что у него нет права принять такое решение, члены правления клуба — то же самое.

Но когда они встретились вместе, то обсудили мое предложение, никто не высказался против, и решение было принято мгновенно.

Это пример того, как решение формируется в результате консенсуса основных игроков, и происходит это прозрачно.

В Украине, к сожалению, даже чтобы справку из жэка получить, нужно искать конкретного человека и решать вопрос лично.

— Какие реформы вы считаете первоочередными для Украины?

— Важно, чтобы в реформировании была видна идеология и системный подход, а фокус был не на технических вещах, а на принципах того, что нужно делать с обществом, чтобы изменить условия игры и улучшить ситуацию.

Мы можем концентрироваться на каких‑то отраслях и пытаться увеличить их прибыльность на 10 %, а можем сказать так: давайте защитим права собственности.

И мне кажется, что второй вариант более разумный. Этим и нужно заниматься, избегая популизма.

Конечно, государство находится в сложной ситуации, нужно обещать людям что‑то конкретное, но увеличение ВВП до $16 тыс. к 2020 году вряд ли возможно в Украине. Опыт показывает, что для этого должно произойти нечто исключительное.

Важно воспитать общество, которое не требует увеличения ВВП, а понимает системность изменений в стране.

— И как это сделать?

— Изменить представление о том, что реформирование — это процедура, которая идет сверху вниз. Люди в Украине до сих пор пребывают в заблуждении, что если на уровне правительства принять закон, от этого что‑то изменится.

Коррупцию можно добить эффективнее, чем создавая очередное агентство

У нас уже много законов, которые не выполняются, так что на самом деле принятие законов не гарантирует ничего. Важен контроль. Если за чиновником бегают 20 журналистов, делают публичные расследования, то ему все сложнее брать взятки.

Второй механизм — здоровая конкуренция внутри коррумпированной структуры. Важно заставлять ее саму себя очищать. Ты берешь взятки, но твой заместитель использует эту информацию, чтобы тебя “съесть”.

Таким образом, коррупцию можно добить эффективнее, чем создавая очередное агентство, потому что это агентство точно также легко коррумпировать. А если в стране есть 10 тыс. хороших журналистов, то попробуйте их всех купить.



— Еще один важный для Украины вопрос: что, по вашему мнению, нужно сделать, чтобы создать здоровый внутренний энергорынок?

— Решение проблемы энергозаивисимости Украины — вопрос больше европейский. И эта энергозависимость специфическая, исключительно газовая.

Несмотря на то что Россия экспортирует много нефти, она не может использовать ее с целью давления на европейские страны, потому что там есть развитый рынок нефти.

А газового рынка нет. Поэтому только диверсификация потребления газа в ЕС, поставка газа, создание новых инфраструктур решит эту проблему.

— А что может сделать Украина в этом вопросе?

— Хорошее направление — реструктуризация Нафтогаза. Опять же, есть частные компании, которые добывают газ. Нужно посмотреть, как уменьшить на них давление.

Если энергонезависимость — одна из категорий национальной безопасности, то государству следует заниматься инвестициями в альтернативные источники энергии, энергосберегающие технологии для населения и предприятий.

— Какой должна быть экономическая стратегия Украины в отношении непризнанных республик на востоке страны?

— Проблема востока будет использоваться для политической и экономической дестабилизации Украины, и потому краткосрочного решения конфликта нет, он выгоден одной из сторон.

Можно посмотреть на Грузию и Молдову — средняя продолжительность замороженного конфликта измеряется десятилетиями, и он не будет решен завтра.

Единственный шанс не заморозить ситуацию на 20 или 30 лет — провести агрессивные реформы и превратиться в европейскую державу, тогда смысл замороженного конфликта исчезнет сам по себе.

Сегодня важно понимать: либо мы будем воевать на уничтожение друг друга, либо искать пути компромисса.

С точки зрения экономической стратегии, мне кажется более эффективным не восстанавливать предприятия в тех регионах, а привлекать инвестиции и создавать новые в 50–100 км от зоны.

Чтобы местные могли добираться на работу на маршрутке и видеть, что за пределами их территорий — стабильность и будущее.

— Учитывая военные риски Украины, как все же привлечь в страну инвесторов?

— На самом деле основной риск для инвесторов в Украине не военный. Главные проблемы все те же — искажения в экономике, протекционизм и коррупция. И если это изменить — экономический рост возможен.

Прозрачные правила игры гораздо важнее для инвестора, чем острый конфликт в одной из частей страны.

Правительству нужно убедить инвесторов, что правила игры меняются фундаментально, а не ситуативно. Если удастся, то тогда проблем с инвестициями не будет.

Пять вопросов Тимофею Милованову

— Какое событие вы считаете главным в своей жизни?

— Распад СССР. Меня это потрясло и сделало очень циничным. Я понял, что все, что преподавали в школе и во что я верил,— совершенная ложь. Это выработало неприятие и недоверие к людям, которые пытаются объяснить, как устроен мир и как я себя должен вести.

— Ваш любимый город?

— Филадельфия. Мне она очень напоминает Киев. Хотя многие не согласились бы, ведь там много бандитов и высокий уровень преступности. Но мне кажется, это развитый город с интересными и умными людьми. Там я чувствую себя умиротворенным.

— На чем вы передвигаетесь по городу?

— На Volvo C30.

— Каков ваш месячный прожиточный минимум?

— Мне сложно ответить — я не знаю, сколько у меня денег. Меня больше волнует то, сколько у меня пенсионных накоплений и как мне не навредить собственной репутации.

— К чему вы стремитесь?

— Я не знаю, плыву по течению.

Материал опубликован в №27 журнала Новое Время от 14 ноября 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: