24 января 2017, вторник

Курды против всех. Как ближневосточная война может привести к созданию новой страны

Курды всю свою историю самостоятельно сражались против ненавидящих их соседей

Курды всю свою историю самостоятельно сражались против ненавидящих их соседей

Война на Ближнем Востоке угрожает существованию целой нации и одновременно дает ей шанс на исполнение многовековой мечты о собственном государстве

Курды – 40-миллионный народ, живущий в горной местности на границах Турции, Сирии, Ирана и Ирака – со средних веков были постоянной головной болью тогдашних властителей Османской и Персидской империй. Они категорически отказывались ассимилироваться, сохраняя собственные порядки и обычаи в труднодоступных городках и деревнях, с большой неохотой принимали власть иноземцев и всегда помнили о наследии самого известного курда в истории.

В XII веке султан Сирии и Египта Салах уд-Дин (в русской традиции – Саладин) не только наводил ужас на крестоносцев во время их попыток захватить Иерусалим, но и завоевал их огромное уважение своей мудростью, честностью и великодушием. Собственно, его гордыми потомками курды ощущают себя и поныне.

Рассчитывая на появление нового лидера такого же масштаба, они всю свою историю поднимали восстания против иностранных властителей, неизменно терпели поражения, но никогда не сдавались, чем заработали себе репутацию народа воинственного и даже дикого. Возможно, именно поэтому после распада Османской империи победители в Первой Мировой войне – британцы и французы – в очередной раз отказали им в государственности. Курды оказались разрезаны границами четырех упомянутых выше стран. В каждой из них их немедленно стали притеснять.

В Турции им отказывали даже в собственной идентичности, долгое время называя «горными турками», в Сирии просто не раздавали паспорта, считая неблагонадёжными «негражданами», в Ираке Саддам Хусейн активно травил их химическим оружием, проводил массовые депортации и политику насильственной арабизации. В Иране курдов едва терпели по религиозным соображениям: будучи суннитами они вызывали (и продолжают вызывать) большое раздражение местного шиитского режима. Во всех упомянутых странах курды для большинства населения – «пятая колонна», потенциальные смутьяны, сепаратисты и враги государства. Небольшая деталь: в арабском языке существует поговорка: «В мире есть три беды: крыса, саранча и курд». Отношение к этому народу со стороны персов и турок примерно такое же.


В отличие от соседей, женщины у курдов всегда воевали наравне с мужчинами
В отличие от соседей, женщины у курдов всегда воевали наравне с мужчинами


Чувства эти, разумеется, взаимны. Свободолюбивые курды, несмотря на постоянное культурное, политическое и военное давление никогда не оставляли попыток освободиться от власти турок, арабов и персов. Во всех странах рассеяния всегда существовали группы, которые разными методами добивались той или иной степени самоуправления – от культурной автономии до полной независимости.

Пока регион был в относительной стабильности, шансов на реализацию древней мечты у них не было. Саддам Хусейн, Хафез Асад и его сын Башар, Исламская республика Иран и полувоенный турецкий режим держали ситуацию в курдских регионах под железным контролем, называя любые поползновения курдов в сторону самостоятельности «терроризмом». Все сильно изменилось после американских вторжений в Ирак 1991 и 2003 года, а также после гражданской войны, начавшейся в Сирии в 2011 году.

Первыми автономию получили иракские курды, живущие на севере этой полуразвалившейся страны. Под защитой американской авиации фактически они построили там независимое государство, которое остается в составе Ирака лишь на бумаге. У него есть серьезная экономическая база – нефть, своя столица – Эрбиль, крепкая национальная идентичность и большие планы на будущее. Они практически не скрывают, что в случае окончательного коллапса Ирака (а все к тому идет) будет объявлена полная государственная независимость. Сейчас от этого шага курдов останавливают два фактора: американцы, не желающие признавать распад Ирака и неопределенность судьбы их соплеменников в соседних государствах. А там события развиваются все более интересно.

Пока правительство Башара Асада несколько лет отчаянно сражалось против сирийских повстанцев и пришедшего им на смену Исламского государства, местные курды, живущие, в основном, вдоль границы с Турцией, явочным порядком оформили себе автономию. Правительственных сил там не осталось, а боевики ИГ больше были заняты сражениями в Ираке и в окрестностях Алеппо. Сирийские курды при поддержке иракских стахановскими темпами создали себе квазигосударство, никем, конечно, не признанное, но вполне работающее – с армией, полицией, налоговой системой и прочими необходимыми атрибутами.


Выдворив войска ИГ с севера Сирии, курды создали там никем не признанное мини-государство
Выдворив войска ИГ с севера Сирии, курды создали там никем не признанное мини-государство


Поскольку Дамаск был занят собственным выживанием, главным противником этого процесса выступила Анкара. Создание второго курдского государства на границах Турции уже не просто «намекает», а кричит, что и турецкие курды должны воспользоваться своим правом на самоопределение. Для президента Реджепа Тайипа Эрдогана – исламиста с националистическим уклоном – даже разговоры о подобном развитии событий категорически, абсолютно неприемлемы. Он не может этого допустить ни при каких обстоятельствах.

С самого начала существования Исламского государства турецкие власти видели в нем силу, способную как минимум сильно испортить жизнь никому не подчиняющимся курдам, а как максимум – раздавить из недогосударство в Сирии. Анкара не препятствовала развитию ИГ, пропускала на его территорию добровольцев из других стран, деньги, различные припасы и даже негласно покупала его нефть, поддерживая экономическую базу боевиков. Самым ярким эпизодом, иллюстрирующим отношение турецких властей к курдам и исламистам одновременно, стала осада сирийского города Кобани, находящегося в непосредственной близости от турецкой границы.

Анкара не только не стала предотвращать резню курдов, устроенную боевиками ИГ в захваченных районах города, но и категорически отказывалась пропустить на сопредельную территорию турецких курдов, рвущихся на помощь своим соплеменникам, уничтожаемым буквально на их глазах (с турецкой территории за боями можно было следить даже без помощи бинокля). Выстоять защитники города сумели только благодаря круглосуточным бомбардировкам позиций ИГ американской авиацией, а также помощи от иракских и турецких курдов, которую турки согласились все-таки пропустить под беспрецедентным давлением мирового сообщества, не хотевшего допустить очередное массовое убийство жителей целого города.


Сражение за город Кобани стало одним из самых ожесточенных в этой войне
Сражение за город Кобани стало одним из самых ожесточенных в этой войне


Впрочем, даже после этого турецкие власти еще несколько месяцев не чинили никаких серьезных препятствий деятельности халифата, не без оптимизма наблюдая за его сражениями против курдов и сирийской правительственной армии. В этом состояло фундаментальное, близкое к враждебности, различие позиций Анкары и Вашингтона. Для американцев ИГ был и остается главной мировой угрозой, курды – самыми вероятными союзниками в деле его уничтожения. Для Турции курдские формирования – извечный, непосредственный враг, а халифат – грубый, жестокий, но эффективный таран для разрушения нарождающейся курдской государственности и порядком расшатанного режима Асада. Позиция Анкары была примерно такова: главное – разобраться с организованными курдами и Дамаском, а полудикое Исламское государство для мощнейшей турецкой армии никакой опасности представлять не будет.

Эта точка зрения была подвергнута серьезному испытанию, когда халифат начал вполне открыто действовать в самой Турции, собирать митинги и демонстрации с требованием установления исламского правления и в этой стране, а 20 июля провел теракт в сирийском городе Сурудж, в результате которого были убиты 32 человека. Кроме того, в тот же день произошла перестрелка на границе, в ходе которой погиб турецкий военнослужащий.

Анкара незамедлительно объявила, что позволит США использовать свои авиабазы для бомбардировок позиций ИГ, да и ее собственные ВВС тут же нанесли ряд ударов по целям халифата. Кроме того, по всей стране были арестованы сотни людей, подозреваемых в связях с террористами. Многие специалисты поначалу не поверили своим ушам: Турция так долго флиртовала с ИГ, что разговоры о негласном взаимовыгодном сотрудничестве между ними стали уже общим местом. Больших сомнений на сей счет ни у кого не было. И вдруг – такой разворот!

Взрыв в Сурудже для турецкого президента особенным шоком не стал – абсолютное большинство убитых – курдские активисты и волонтеры, проводившие мероприятия по сбору средств для соплеменников в Сирии. Ни малейших симпатий к ним со стороны Эрдогана не было, скорее, наоборот – курдов он искренне и люто ненавидит. Он направил оружие против ИГ вовсе не из мести за убитых сограждан, а по совсем иным причинам.


Президент Эрдоган привык играть на национализме избирателей
Президент Эрдоган привык играть на национализме избирателей


В последние месяцы быстро и неуклонно расширялось сотрудничество сирийских и иракских курдов с США. Одновременно с этим отношения Анкары и Вашингтона быстро ухудшались из-за американской поддержки турецкой оппозиции, из-за разногласий по Сирии, из-за негласной помощи Эрдогана халифату и по ряду других причин. Характерный пример: 24 июля в Эрбиль (столицу иракского Курдистана) с официальным визитом прибыл министр обороны США Эш Картер. Во время встреч с местными лидерами он не скупился на похвалы в их адрес, называя курдов «секретом победы» над Исламским государством, «самым надежным» американским союзником в регионе и «самой боеспособной силой». После таких слов из уст главы Пентагона иракские курды почти со стопроцентной вероятностью получат самое современно американское оружие, системы связи и другие припасы, а также полную поддержку со стороны разведывательного сообщества США.

Для Турции подобного рода сотрудничество – как удар ногой под дых. В Анкаре прекрасно понимают, что статус «главного союзника США» дает очень большие права и привилегии. Уже сейчас американцы закрывают глаза на деятельность официально террористической Курдской рабочей партии, с которой турки воюют на юго-востоке своей страны и на севере Ирака уже несколько десятилетий. Более того, они открыто сотрудничают с сирийским отделением КРП, делясь с ним разведывательной информацией и даже проводя совместные операции, в которых ВВС США осуществляют прикрытие курдских войск с воздуха. От этого совсем небольшое расстояние до исключения КРП из американского «террористического списка», а потом – и до «признания законных прав курдского меньшинства на самоуправление в Турции», то есть главного ночного кошмара Эрдогана и турецких националистов. Это просто необходимо было прекратить.

Взрыв в Сурудже дал настолько прекрасный повод для вступления Турции в войну против ИГ, что курды обвинили Анкару в том, что она, зная о готовящейся атаке, намеренно ее не предотвратила. Турецкие бомбардировки ИГ и предоставление баз для действий американской авиации вызвали в мире взлет воодушевления: наконец-то самая мощная страна региона вступила в схватку с угрожающим всем монстром. Однако спустя некоторое время изначальные восторги поутихли.

Выяснилось, что большинство арестованных «террористов» никакого отношения к ИГ не имеют, а являются курдскими активистами и турками, придерживающимися левых, а вовсе не исламистских взглядов. Кроме того, власти в Анкаре объявили, что целью их авиации и артиллерии будут и Исламское государство, и «курдские сепаратисты», парадоксальным образом объявленные «одним и тем же». Более того, сейчас турецкие ВВС «отсыпают» иракским курдам в разы больше, чем боевикам халифата. По сути дела, турецкое «вступление в войну против ИГ» стало прикрытием для настоящей цели Анкары – как можно более тяжелого удара по ненавистным курдам. И это не конспирология. О том, что дело обстоит именно так, открыто заявляют турецкие оппозиционеры, для которых интенции властей секретом не являются.


ВВС Турции бомбят курдов намного активнее, чем исламистов
ВВС Турции бомбят курдов намного активнее, чем исламистов


Более того, многочисленные провластные обозреватели и националистически настроенные политики в Турции прямо призывают свое правительство сделать все возможное, чтобы в ходе военной кампании снять даже малейший шанс появления территориально единой курдской автономии (или, упаси боже, государства) в Сирии. Про бомбардировки ИГ они даже и не вспоминают, лишь «хитро подмигивают» друг другу. И это понятно: бомбя позиции КРП, турецкие ВВС de facto служат авиацией халифата, ведущего постоянные бои с курдскими формированиями. Причем эффективность ударов с воздуха впечатляет: по данным турецкой прессы, в Ираке убиты уже сотни противников ИГ.

Запад в этой ситуации пока стоит, открыв рот, в недоумении. С одной стороны, Анкара вроде как «официально вступила в войну против халифата». С другой, она с устрашающей эффективностью перемалывает не исламистов, а единственную силу, доказавшую способность противостоять им.

Ни в США, ни в Европе пока толком не осознали, что происходит. Во всяком случае, трудно считать вялые призывы к Анкаре «поддерживать с курдами диалог» серьезным давлением на Турцию. Да и слова Эрдогана о том, что мирный диалог с КРП «невозможен» в Вашингтоне и европейских столицах пропустили мимо ушей. По сути дела, сейчас все выглядит так, будто США и европейцы продали курдов за возможность использовать турецкие военные базы. Помешать Анкаре в планомерном уничтожении своих «главных союзников» Запад то ли не может, то ли не хочет.


Курдам пока остается надеяться только на свою армию, считающуюся одной из самых мотивированных в регионе
Курдам пока остается надеяться только на свою армию, считающуюся одной из самых мотивированных в регионе


Впрочем, курдам не привыкать к предательствам. На протяжении их долгой и кровавой истории это случалось множество раз, но никогда не останавливало от прекращения борьбы. Наоборот, всякий раз они поднимались и продолжали, сжав зубы, сражаться за свободу с еще большим ожесточением. Вот и в этот раз на атаки турецкой авиации они уже отвечают засадами и взрывами, направленными против турецких полицейских и военных. Причем сейчас ситуация может быть куда опаснее для Турции, чем прежде. Несмотря на все ее старания, в Ираке и Сирии курдские полугосударства все-таки уже кое-как функционируют. Это заряжает оптимизмом и все больше радикализирует 18 миллионов курдов, живущих на юго-востоке Турции. При любой возможности они обязательно восстанут и попытаются все-таки реализовать мечту своего народа о независимости.

А возможность такая представиться вполне может. Исламское государство, как бы нежно не относился к нему Эрдоган, ответных чувств не испытывает. Его планы относительно Турции предельно просты: она должна перестать существовать, влившись в халифат. Среди турок сторонников этой идеи хватает, поэтому шансы на подобное развитие событий имеются. Помешать его осуществление могли бы все те же курды, но сейчас правительство Турции, не жалея сил, бомбит их за границей и сажает в тюрьмы на родине, копая могилу себе же.

Если в политике Анкары не произойдет кардинальных изменений, то могила эта очень скоро будет готова – со всеми вытекающими последствиями.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: