9 декабря 2016, пятница

Главный по домино. Илья Кива рассказывает, как с помощью настольной игры внедрялся в окружение Путина

Главный по домино. Илья Кива рассказывает, как с помощью настольной игры внедрялся в окружение Путина
Экс-борец с наркопреступностью, советник министра МВД Илья Кива признается, имеет ли прямое отношение к акциям против телеканала Интер, и объясняет, как искоренить "совок" из сознания украинцев

Экс-глава Департамента МВД по борьбе с наркопреступностью, а сегодня – советник министра внутренних дел Илья Кива на днях взорвал интернет: оказалось, что он возглавляет Всеукраинскую федерацию домино. Позже он объяснил журналистам, что эта идея – на самом деле, дальновидная стратегия, позволяющая ему внедриться в близкое окружение президента РФ Владимира Путина.  Сделать это он решил именно посредством домино, потому что Федерацию домино РФ возглавляет Анатолий Борзов, генерал-майор внутренней службы РФ и друг российского министра обороны Сергея Шойгу.

НВ договорилось с Кивой об интервью, чтобы расспросить о других его неожиданных увлечениях, узнать, правда ли он имеет отношение к поджогу телеканала Интер, и поинтересоваться, как он собирается бороться с российской агрессией. Когда мы договаривались о встрече, Кива пообещал, что расскажет интересную историю – о том, как можно изменить жизнь человека за один день. С нее и началась беседа.

– Что там у вас за история?

– Село Степовое, Полтавская область. Человек – хороший парень, но без ноги. А где нога? Ногу он оставил на фронте, защищая родину, будучи в снайперском расчете, выходя с позиции, попал под пулеметный обстрел. Получил множество ранений, в том числе, прямое попадание в ногу, которую оторвало. Никому не нужен. И все, отработанный материал для государства. И так он думал. Во всяком случае, до вчера. Потому что вчера группа оперативников приехала к нему домой, он был в глубоком замешательстве. Не понимал, что же он сделал не так, и почему к нему приехала полиция. Его привезли сегодня в Киев, оформили на него квартиру и устроили на работу. В один день можно изменить жизнь не только одного человека, а целой семьи – у него жена и двое детей. Хорошая история?

– Да. Особенно в контексте праздника Дня защитника отечества 14 октября.

– Да это отличная история!

– А почему именно он? Вы как-то отбирали тех, кому помочь? Ведь таких много.

Я прошу вас, мы никого не отбирали, это не программа одного дня. Просто произошло так, в то время, когда мы с вами сейчас встретились.

У нас живых – долг перед теми, кто остался на Востоке. Нам Господь дал сюда вернуться для чего? Чтобы мы помогали тем, кто не вернулся: у них есть семьи. И это не первый человек, кто-то был месяц назад, кто-то еще будет. С одними нужно заниматься психологу, другим нужна физическая реабилитация – все вернулись в разном состоянии. Но они еще целеустремленней и целостней, чем те, которые с руками и с ногами, а внутри – дерьмо. Эти же – кремни. В моем бывшем Департаменте есть два человека, которые работают еще лучше, чем те, которые там сидят лет по 15. Только у одного ног нету, а другого – танк переехал, и ничего. Вон, уже в курилку бегают. Да у него рука крепче, чем у меня, и взгляд ровнее – в 26 лет. И это я точно знаю. Я ему говорю, да кури в кабинете. А он: «Так нет, у меня все в порядке». А вот я смотрю, тут на улице стоят, и кричат, что у них не все в порядке. Это легче всего – плакат нарисовать, флагом помахать.

Я себя помню – я до 35 лет не ощущал себя украинцем. Я к этому относился достаточно спокойно

– Вот сейчас – волна демобилизации. И желающих сменить этих военных – гораздо меньше, чем раньше. Нет мотивации

– Нет мотивации защищать родину.

– Вы же сами знаете, поначалу очереди стояли в военкоматы из добровольцев, а теперь нет очередей.

– Ничего страшного, мы будем загонять их! Будем учить их любить родину. Потому что, к сожалению, патриотическая часть населения в нашей стране, увы,  мелковата. И сейчас нас около 40 млн – какие могут быть проблемы у государства, когда в нем 40 млн человек, а на твою землю пришла война? Но, к сожалению, только 2% со всего населения хоть как-то себя идентифицирует как защитников родины и готовы к действию. А ведь у нас, у мужчин, у каждого есть долг перед родиной, о котором многие забыли.

Родина была потеряна и затерта за 23 года этого безумия, в котором мы жили. Украины до этого – не было. Для меня День Независимости и день рождения нашей нации – действительно разные праздники. Первый – день рождения страны – действительно 24 августа. Второй – это тогда, когда люди встали, поднялись и вышли на Майдан. Вот тогда проснулась, родилась нация, начал формироваться ее стержень, на который будут наслаиваться следующие поколения.

Я помню – я до 35 лет не ощущал себя украинцем. Я к этому относился достаточно спокойно. Что произошло сейчас? Да, наверное, это чувство собственности и мужского достоинства и долга. Мы любим эту землю потому, что она пропитана кровью наших товарищей. Именно ее мы хотим передать своим детям. И мне говорят: «А когда это ты превратился в такого патриота, националиста?». К сожалению, недавно.

Все уперлись в эту «колбасу»: тарифы, презумпция правоты полицейских, какие там у нас еще проблемы? Слушайте, вы видите минимум и не видите максимум

– Как научить украинцев действительно отойти от советских пережитков и принять все свое, украинское?

– Мое субъективное мнение, как гражданина – у нас провалена система образования. Почему руководство страны не обращает на это внимания? Ведь это стратегический вопрос обороны государства буквально через каких-то пять лет. Эти школьники – это воины, те мужчины, которые станут в строй, возьмут в руки оружие и будут с преданностью, с любовью к родине защищать ее. А кто сейчас занимается воспитанием таких школьников? Все те, кто любил «совок». Они знают историю нашего государства не ту, которая была на самом деле, а такую, которой их когда-то учили. Как они могут выучить детей?

Сейчас нам нужно как можно скорее уделять внимание воспитательному процессу с самого начала: с детских садов, со школ. История советской оккупации Украины – вот, как это должно на самом деле звучать. Потому что мы были оккупированы и жили под геноцидом советского режима, когда все украинское убивалось. Заметьте, мы с вами разговариваем на русском, я разговариваю на русском, потому что я – жертва этого геноцида. Меня воспитывали на русском, и все, что было во мне украинского – убивалось. Нам нужно изменить свое сознание.

Все уперлись в эту «колбасу»: тарифы, презумпция правоты полицейских, какие там у нас еще проблемы? Слушайте, вы видите минимум и не видите максимум. Нам нужно сконцентрировать свое внимание на формировании патриотической, политической основы нашего государства в подрастающем поколении. Потому что завтра от них будет зависеть крепость нашей страны.

– Нельзя не концентрироваться на тех же тарифах. Сложно думать о высоком, когда не знаешь, как выжить, потому что все дорого.

– Я это как пример привел. Но на самом деле – неполноценное экономическое состояние Украины как раз и мешает, размывает, не позволяет оценить проблематику сегодняшнего дня. Потому что голодным о патриотизме думается очень плохо, к сожалению. Слушайте, но и не хлебом же единым.

Этот случай еще будет записан в учебниках по истории как внедрение агентуры в ряды противника на примере домино

Сейчас тут проходит митинг [под зданием Министерства внутренних дел]. Я послушал тех людей, которые приехали митинговать: они говорят, что нужно думать о материальном обеспечении сотрудников, что сотрудники полиции должны бастовать и не выходить на работу, если чего-то не хватает. И я вспомнил, это так остро было в создании: когда я попал на восточный фронт, я был в Правом секторе. Мы были более-менее обеспечены: обуты, одеты, раздетыми мы себя не чувствовали. И я помню, когда нам начали попадаться навстречу первые добровольцы из ВСУ. Эти ребята ехали на БТРах в тапках, перемотанных скотчем. Но они ехали, и они не бастовали, не говорили, что пока не дадут им берцы, они не будут защищать родину. А вот этими проплаченными активистами мы никогда ситуацию не изменим. Не они – стержень. Они только накипь. Стержень – это те, кто в земле лежат, и те безногие и безрукие, которые вернулись или продолжают защищать страну.

– Про активистов, кстати. По поводу акции с поджогом Интера.

– Давайте так. Интер – это противник. Ну, по-честному. Мы не говорим за журналистов. История моего взаимодействия с журналистами началась как раз на Донбассе. Я знал работников 1+1, Интера, как у них на фронте проходили ротации – они находились там же, где мы, подвергались такой же опасности.

Проблема-то вся в чем? В том, кто руководит этими каналами, формирует контент, кто является владельцем этих СМИ. Вот к чему сегодня претензия. Но никак не к самим журналистам.

– Я говорю о методах – о поджоге, например.

– Поджоге? А кто сказал, что это был поджог?

– В СМИ так освещали. Если ошибаюсь – можете меня исправить.

– Освещают все так, как удобно. Может, это и есть поджог, а может, самоподжог, почему вы именно так формируете вопрос?

– Потому что были материалы, фото, видео.

– Кто показывал? Интер же и показывал, да?

При всем уважении к журналистам, будучи патриотом – а ведь многие из них патриоты – я бы все-таки выбирал, на кого работать. Кто такой этот [российский консультант канала Интер Игорь] Шувалов? Это человек, требующий казни на украинской земле за всё то зло, которое он принес. И вопрос его нахождения на территории Украины – это прямая недоработка СБУ.

Вот здесь, на Печерских пагорбах, противников гораздо больше, и этот противник – гораздо коварней, чем на фронте

– У нее много подобных недоработок.

– У нас очень много в стране недоработок, но это не значит, что патриоты должны сидеть, сложа руки. Всего лишь высказывание гражданской позиции – такая задача стояла в этих мирных акциях, где участвовала организация Всеукраинский союз ветеранов АТО, я ее возглавляю.

А кто такой [экс-глава Администрации Президента Сергей] Левочкин? Подождите, и вообще, что они все здесь делают, и почему до сих пор не в тюрьме? Он ездит на отчеты к [олигарху Дмитрию] Фирташу, а Фирташ сидит на российских деньгах. И через Левочкина и Шувалова формирует пророссийскую позицию внутри нашего общества.  По моему мнению, весь этот Оппозиционный блок отравляет наше государство.

В нашей стране война. Хочет президент это признавать, не хочет, удобно это кому-то, неудобно – я был на этой войне. И я имею право давать этому оценку. Так вот, в нашей стране в верхних эшелонах власти повальное предательство. Потому что война идет еще и внутри нашего государства. Вот здесь, на Печерских пагорбах (склонах), противников гораздо больше, и этот противник – гораздо коварней, чем на фронте. Но мы дойдем и до них. У нас руки крепкие. Вы поймите, мы-то умирать привыкли и умеем, только мы еще умеем сегодня и убивать. За два с половиной года мы этому научились. И коль Господь оставил нас живыми, то мы дочистим нашу землю.

– Я задала вопрос про каналы, потому что недавно беседовала с владельцем канала NewsOne Евгением Мураевым – тем же оппозиционером, и он говорил, что вы с Дмитрием Корчинским приходили к нему на канал, где, кстати, когда-то работали, пугали сотрудниц и обещали такую же участь, которая постигла Интер.

– Когда это вы с ним разговаривали? Начнем с того, что я там не работал. Меня пригласили. Это было мое хобби. У кого-то хобби – лыжи, у кого-то – домино…

Меня воспитывали на русском, и все, что было во мне украинского – убивалось. Нам нужно изменить свое сознание

– Вот у вас, например.

– Ну да. У меня была возможность за счет генерального продюсера канала, Алексея Семенова, с которым я в дружественных отношениях, приходить на канал, получать эфир и формировать свою позицию в этом эфире в противовес той, которая формируется на этом же канале спикерами из Оппоблока. Я прекрасно понимал, что этот канал просматривается в Харькове, на территории «ДНР», и я разговаривал, в первую очередь, вот с ними, с чужими.

Мураева, наверное, уберегли от наших мирных акций сотрудники его же канала.  То, что он ватный – это понятно, с ним никто не проводил патриотических бесед. Он просто еще не попал в руки, где бы его перевоспитали. При правильной постановке вопроса у него есть шанс быть перевоспитуемым для того, чтобы он занял в нашем обществе достойное место.

– Про спонсоров, кстати. Он утверждал, что финансирует канал со своих средств.

– Я не залажу к Мураеву в карман, мне это не интересно. Ни для кого не секрет, и, по-моему, он тоже этого не будет отрицать, что деньги на покупку канала ему дал экс-премьер Николай Азаров.

– Он отрицал, я спрашивала. 

– Ну, что ж...



– Мы уже начали про хобби. Недавно интернет взорвала новость про домино. И потом вы объясняли журналистам, что это был дальновидный план, чтобы приблизиться к окружению Путина. У вас получилось?

– Ничего себе, конечно получилось. Этот случай еще будет записан в учебниках по истории как внедрение агентуры в ряды противника.

– На примере домино?

– На примере домино. Ведь это был гениальный план. Борзов – был, и является одним из главных инспекторов по ядерной безопасности. А значит, в его голове больше информации о стратегических объектах России. Мы подошли так, как было легче всего подойти. А кто-то ближе подошел? И это мы подошли на исключительно прямом энтузиазме. А перевести все на хихи – умный и так поймет, а дураку объяснять не надо. Я вообще ничего не вижу плохого в домино, и всем его рекомендую.

– Какие у вас еще есть хобби?

– Я еще являюсь президентом Всеукраинской федерации дворового футбола. Это дает мне возможность заниматься воспитанием подрастающего поколения.

– Самые неожиданные сферы деятельности.

– Самые ожиданные. Потому что основная задача взрослого человека какая? Вас спрашиваю.

– Я думаю, у каждого свои задачи.

– Это воспитание подрастающего поколения и ответственность за их выживаемость, жизнеспособность. Я прививаю им любовь к спорту в самых простых условиях. Федерация дворового футбола – это формирование правильного детского социума.

– Чем еще занимаетесь?

– Хожу в спортзал, и на работу. В зале я отдыхаю.

– Стоит ли ожидать вашего появления в каких-то новых проектах?

– Конечно, на сегодняшний день мы готовимся, формируем площадку, будем наводить порядок в нашей стране. Будем бороться с российским агрессором. С любым агрессором, кто посягнет на нашу страну.

– Вы – это кто?

– Мы – граждане и патриоты Украины.

– Я думала, может, вы о каких-то партнерах или соратниках.

– Для меня каждый человек с проукраинской позицией – это соратник.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: