4 декабря 2016, воскресенье

Глава МОЗ Мусий: Когда воруют миллионы и миллиарды, виноваты именно те, кто во главе

Мусий - 49‑летний специалист в области анестезиологии и реаниматологии с опытом работы в Украине и стажировками в Европе и США
Фото: Александр Медведев

Мусий - 49‑летний специалист в области анестезиологии и реаниматологии с опытом работы в Украине и стажировками в Европе и США

Министр здравоохранения Олег Мусий объясняет НВ, почему коррупция по сей день присутствует в его ведомстве и кто в этом виноват

За первые четыре месяца на должности министра здравоохранения Олег Мусий успел вызвать недовольство как у власти, так и у некоторых своих коллег.

Он, известный как главный врач Майдана, создавший в экстремальной ситуации и силами волонтеров эффективную службу медицинской помощи, теперь все чаще слышит критику в свой адрес.

Мусию достается за то, что он, 49‑летний специалист в области анестезиологии и реаниматологии с опытом работы в Украине и стажировками в Европе и США, получив пост министра, не смог стать хорошим топ-менеджером и политиком.

Из наболевшего — неразбериха с закупками лекарств по государственным программам, преждевременное, по мнению многих, реформирование медицинской отрасли, неэффективная работа министерства по наиболее острым вопросам.

Встреча с главой ведомства состоялась в полутемном и пустом зале для совещаний Министерства здравоохранения.

Пресс-секретарь Мусия заранее предупредила, что рабочий график шефа позволяет общение с прессой только по окончании рабочего дня. Впрочем, интервью, назначенное на 19:00, все равно началось с опозданием в час.

— Вы неоднократно заявляли, что реформы в Минздраве блокируют ваши заместители, которых назначил Кабмин. Зная, что так будет, Ольга Богомолец, например, отказалась возглавить министерство. Почему вы согласились?

— Это было во многом идеалистическое решение. Мне дали день на раздумья. А я тогда верил, что Майдан победил, и ценности, которые там отстаивались, разделяет и правительство. Оказалось, что политики просто воспользовались людьми.

Я рассчитывал, что мне дадут реформировать систему здравоохранения. Я обладаю для этого достаточным опытом работы в общественном секторе, у меня хорошие международные контакты, да и медслужба Майдана,которую мы организовали, работала очень эффективно и слаженно — это вам любой скажет.


Тот самый доктор: Олег Мусий стал известен всей стране прошлой зимой, когда организовал службу медпомощи для активистов Майдана в столице / DR
Тот самый доктор: Олег Мусий стал известен всей стране прошлой зимой, когда организовал службу медпомощи для активистов Майдана в столице / DR


Но проблема в том, что я никогда не занимался политикой. Привык работать открыто, опираясь на команду единомышленников. А сейчас столкнулся с тем, что Кабмин блокирует мои предложения по кандидатурам заместителей, назначая людей по партийным квотам. Эти партийные заместители просто саботируют работу министерства.

— Вы готовы называть имена тех, кто заинтересован в блокировании реформы Минздрава?

— Я политическая фигура и не могу дискредитировать людей, с которыми работаю в правительстве. Но, думаю, настанет время, когда я смогу всех назвать.

— Что‑то вам удалось сделать за четыре месяца в министерстве?

— Конечно. Мы начали люстрацию. Я добился увольнения трех заместителей министра, семерых начальников департаментов, а также руководителей государственной санэпидемслужбы, Госслужбы по лекарственным средствам. Это люди, которые сидели на схемах.

Среди наиболее одиозных, например, бывший глава тендерного комитета Роман Богачев.

Фактически это был кассир Александра Януковича. Сейчас он ходит на допросы. В отношении нескольких чиновников заведены уголовные дела. Но, к сожалению, пока ни одно из них не доведено до конца.

Кстати, если с заместителями министра у меня проблемы, то начальниками госслужб были назначены достойные люди. Например, Госслужбу по лекарственным средствам возглавил Михаил Пасечник — профессионал, который когда‑то создавал этот орган.

А главой Госслужбы по вопросам противодействия ВИЧ / СПИДу и другим социально опасным заболеваниям стал Владимир Курпита — мне его рекомендовала общественность, это честный человек, который придерживается европейских ценностей.

— По каким критериям вы увольняли работников Минздрава?

— Они работали при прежней власти, и я убежден, что главные коррупционеры — это всегда те, кто возглавляет систему. Когда воруют миллионы и миллиарды, виноваты именно те, кто во главе.

— То есть вы стрижете всех под одну гребенку?

Я пришел и сразу предложил всем написать заявления об уходе

— Да, я пришел и сразу предложил всем написать заявления об уходе. Правда, в министерстве нельзя вот так просто уволить человека. Есть процедура реорганизации, поэтому сейчас мы оказались в ситуации, когда многие уже уволены, но дорабатывают двухмесячный срок согласно законодательству.

— Ваши действия критикуют и известные медики. Например, психиатр и правозащитник Семен Глузман утверждает, что главного психиатра вы назначили, не посоветовавшись с профильными ассоциациями. И незаслуженно уволили хорошего специалиста.

— При всем уважении к Семену Глузману, он не единственный представитель профессионального сообщества. Он входит в одну из ассоциаций, а в Украине их пять.

Кроме того, Ирина Пинчук, которая, очевидно, имеется в виду, была уволена только с должности внештатного специалиста и остается директором Института психиатрии, профессором — у нее не стало меньше возможностей изменить ситуацию с психиатрической службой в Украине. Так что такие претензии считаю просто неэтичными.

Мы стараемся быть публичными. Все кандидатуры на новые должности рассматривает общественный совет. Кроме того, у меня есть советники — люди, которые работали со мной в общественных организациях.

Для разработки стратегии развития медицины в Украине мы сейчас создаем экспертную группу. Заявки для участия в ней уже подали более 100 человек, среди них, например, бывший министр здравоохранения Грузии.

— Вас критикуют также за то, что в этом году не были вовремя проведены тендеры по госзакупкам лекарств. Почему так произошло?

— За госзакупки отвечает первый замминистра Руслан Салютин. В феврале должны были заявить 40 тендеров. Но он всячески затягивал этот процесс.

Нам удалось объявить их только сейчас, и из‑за роста курса валют и непростой системы госзакупок пациенты рискуют остаться без лекарств. В основном проблему нам удалось решить, но по четырем тендерам такая угроза остается.

Самые большие проблемы — с препаратами по детской гемофилии, группе орфанных заболеваний, взрослой онкологии и вакцинам. Мы вынесем на заседание Кабмина предложения по тому, как решить проблему.

— А зачем вы назначили Салютина первым заместителем, если он не справляется?

— Я априори отношусь к людям положительно. Тем более если это доктор медицинских наук, известный трансплантолог. Ко мне пришли депутаты от Батькивщины и предложили кандидатуру Салютина. Все эти назначения — квота коалиции в правительстве… приходится идти на уступки.

Первое впечатление о нем было позитивным. Но оказалось, что я ошибся. Я подал премьеру прошение о его отставке. Правда, его не торопятся рассматривать.

— Кто зарабатывает на тендерах?

— В Минздраве процесс тендерных закупок очень продолжительный. В сентябре начинается сбор заявок по регионам, затем специалисты пишут технико-экономическое обоснование, а рабочие группы и эксперты его проверяют. Именно на этом этапе существует наибольший риск коррупционных схем — можно указать определенный препарат, конкретную фирму или поставщика. Именно так поступала предыдущая власть.

Поэтому в феврале — когда проводятся тендеры — мы оказались в непростой ситуации: отменить торги уже не могли, так как это поставило бы под угрозу жизни пациентов.

Единственное, что нам удалось,— расширить список закупаемых препаратов. Но в закупках этого года по‑прежнему есть коррупционная составляющая, доставшаяся нам в наследство от старой команды.

— Как вы намерены менять эту систему?

— Есть два важных шага — увольнение прежнего руководства и смена самой системы. Причем не только процедуры тендеров, но и разрешительной системы. На самом деле, хотя тендеры у всех на слуху, это всего 2,2 млрд грн из 52 млрд грн бюджетных средств, выделяемых на медицину.

Нам нужно создавать кардинально новую систему здравоохранения. Например, изменить статус врача — сейчас орган здравоохранения получает лицензию и аккредитацию, а на самом деле лицензию должен получать врач.

Еще нужно демонополизировать систему финансирования здравоохранения. Реформировать систему социального медицинского страхования. Заново отрегулировать оборот лекарственных средств.

Министерство здравоохранения из лечащего министерства или министерства госмедзакупок должно превратиться в орган здоровья и профилактики и пропагандировать в обществе здоровый образ жизни.

У нас очень проблемная ситуация в здравоохранении. И одна из сложностей заключается в том, что за 23 года независимости страны я уже 18‑й министр.

Для реформ нужно время, а его, судя по срокам пребывания на должности, ни у одного министра не было. Для меня принципиальный момент — я не хочу реформировать старое, нужно создать новую систему здравоохранения европейского типа.

Мы уже подготовили пять законопроектов для этого. Дальше нужно политическое решение руководства страны.

— Сейчас все чаще говорят о том, что вас могут уволить. Это реально?

— Это вполне возможно. У меня много “доброжелателей” — медицинская мафия, многие из уволенных мной чиновников министерства. Например, Роман Богачев и Алексей Соловьев, курирующие ряд фармацевтических фирм, публикуют заказные статьи обо мне в желтой прессе.

Системно против меня работает и Виталий Москаленко — ректор Национального медицинского университета, который подает на меня даже иски в суд. Или Игорь Щепотин — отстраненный мной директор Института рака.

— А кто вас сейчас поддерживает и защищает?

— Меня поддерживают многие народные депутаты. С Кабмином гораздо сложнее. Есть недопонимание с премьером.

— Почему?

— Не знаю. Возможно, я ему не нравлюсь, или то, что я делаю, не так ему видится (смеется).

Он очень образованный, умный человек, но вот к системе здравоохранения у него специфическое отношение. Возможно, это все из‑за того, что я человек Майдана, а в Кабмине собрались в основном партийные функционеры.

Но мы нормально сработались с вице-премьерами Александром Сычом и Владимиром Гройсманом. Однако друзей у меня в правительстве нет. Есть команда, которая работает на благо страны.

— Сейчас внимание всей страны приковано к происходящему в Донбассе. Как вообще сейчас устроена медицинская служба в зоне АТО?

— На самом деле у армии есть своя медицинская служба, которая абсолютно от нас независима. Все медицинское снабжение вооруженных сил идет через них.

Но у нас налажено сотрудничество на уровне замминистров. Например, в медучреждениях мы резервируем до 30 % койко-мест для лиц, пострадавших в зоне АТО, организовали телекоммуникационные консультации наших ведущих специалистов в ходе операций с тяжелоранеными.

В Славянске мы возобновили работу четырех больниц. При террористах там работала только одна. А вот, скажем, психиатрическая клиника сильно разрушена, да еще и заминирована. Полуразрушена санэпидемстанция, остался без крыши роддом. Их мы использовать не можем.

В Донецке и Луганске ситуация еще сложнее. Донецкая областная клиническая больница частично захвачена террористами, и люди боятся туда обращаться за помощью. В Луганске онкологический диспансер находится очень близко от базы террористов, и во время обстрелов туда попадают снаряды. Многие врачи просто уехали из региона.

Но гражданская медицина в регионе в целом функционирует, лекарствами обеспечена. Есть много проблем, но все понимают, что идут боевые действия, и мы делаем все возможное для организации медпомощи.

Пять вопросов Олегу Мусию

— Ваш любимый город?

— Их два — это Краков и Вена. Красивые, исторические, ухоженные, с высокой городской культурой. А еще они мне очень напоминают Львов — мой любимый украинский город.

— Самое главное событие в жизни?

— А можно не говорить (смеется)? Обычно это поддержка тех людей, от которых помощи совсем не ждешь. Я недавно встречался с врачами Майдана. Оказалось, для них очень важно то, что именно Майдан делегировал министра здравоохранения, а для меня это большая честь — их доверие и поддержка.

— Как вы передвигаетесь по городу? Есть ли у вас собственный автомобиль?

— На выходных я с семьей езжу на собственной машине Peugeot 407. А на работу меня возят на автомобиле, который арендует для министра ведомство,— это Ford Mondeo.

— Каков ваш личный прожиточный минимум?

— Для себя мне хватает примерно 3 тыс. грн в месяц. А для всей семьи — около 7–8 тыс. грн.

— Чего вы хотите достичь в жизни?

— Хочу жить в счастливой и свободной Украине, где каждому комфортно и есть основания гордиться тем, что ты украинец.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: