23 июня 2017, пятница

Кризис-менеджеры страны. Как волонтеры вытягивают из лап террористов людей и пинают "сонное" командование

комментировать
Задача опытного волонтера - не просто достать денег, а знать, кому и чем помогать.

Задача опытного волонтера - не просто достать денег, а знать, кому и чем помогать.

История о том, как экс-главред ЖЖ и бизнесвумен выменивали у боевиков полуживых нацгвардейцев, и почему военное командование страны никак не выйдет из "спячки"

Свою работу волонтеры описывают так: "Если ты не знаешь, как выйти из затруднительного момента войны, фронта, беженцев, раненых - позови волонтера, они мгновенно найдут решение".

Наталья Воронкова, один из создателей Волонтерской сотни, и Диана Макарова, создательница именного БФ, который помогает армии, вспоминают о событиях на 32 блокпосту под Смелым в октябре 2014 года. Тогда полсотни нацгвардейцев оказались в блокаде боевиков, к ним не могли подвести воду несколько суток.

"Их выводили многие, - говорит Макарова. - Они понимали, что можно защищать блокпост и нужно - это часть нашей земли, стратегическое значение, но не надо делать людей пушечным мясом. Когда вот эти полудохлые люди после пяти дней жажды, когда они слизывали воду с БТР, деревьев, собирали росу по траве. Эти люди, у которых автоматы, какая-то тяжелая раздолбанная техника, а против них Грады и танки. Как-то или укрепляйте, но не пускайте людей пушечным мясом".

Волонтеры уверены, что там готовился "маленький Илловайск" – "этих людей раздавили бы и все – смысл в чем? Их нужно было выводить".

Макарова и Воронкова были среди тех, кто привлек внимание прессы к происходящему, что в результате помогло вывести бойцов из окружения. По прибытию прессы боевики дали нацгвардейцам вывезти 200-х, взяв в заложники оставшихся в живых украинских бойцов.

"Было понятно, почему их не выводят, почему не принималось никакое решение - ни по доставке туда воды, ничего - шли выборы, выбирали Петра Алексеевича, - рассказывает Макарова. - Он не реагировал - считал, наверное, что после выборов отреагирует".



Тогда же были пойманы на лжи АП, когда они сообщили, что вода была доставлена на блокпост, но на самом деле нет.

"Нас обозвали паникерами, - рассказывает Воронкова. - До сих пор офицеры, те, кто не знает о нашем участии в судьбе 32-го, удивляются - а как там одновременно собрался пул журналистов, волонтеров, и Генштаб, ОБСЕ. Какой-то заговор?".

Сейчас волонтеры занимаются также эвакуацией людей из зоны АТО.


collage
Наталья Воронкова и Диана Макарова


По словам волонтеров, военное командование вынуждено к ним нормально относится, так как понимают, что в одиночку они бы не справились. 

"Мы умеем разговаривать с ними - у нас нет врагов, но есть очень много друзей, - говорит Воронкова. - Мы сотрудничаем с теми военными, кто понимает происходящее, готовы сражаться, и кто, самое сложное, ловят наш ритм. Это очень сложно. Нужно уметь мгновенно принимать решения".

Чиновники делятся на две категории - либо те, кто хочет и старается работать с волонтерами, либо те, кто их ненавидит. 

"Но я уже вижу результат - когда чиновники звонят и просят помочь, когда к тебе обращается Минобороны. Да, мы готовы помогать, главное делайте правильные вещи, мы вам поможем", - говорит Воронкова. 

Чаще работать с чиновниками высокого уровня – министры и замминистры, начальники департаментов. Средний персонал еще не вышел из "спящего состояния", они находятся еще "на мирных рельсах", оправдывая свое бездействие фразами "это вне зоны нашей компетенции" и "это не имеет отношения к нашему ведомству".

Многие волонтеры хотят вернуться к прежней жизни, Макарова и Воронкова не планируют бросать свое новое дело. После окончания войны, волонтерское движение не прекратится, а переключится на отстраивание страны, прогнозируют женщины.

Еще год назад Диана Макарова работала главредом в ЖЖ. Ей пришлось уйти оттуда после того, как начался Майдан и руководство попросило ее "притушить" ЖЖ Майдана. Тогда она начала помогать на Майдане в качестве волонтера.Смерть Сергея Нигояна для Макаровой стала последней каплей – после этого события она начала целенаправленно собирать деньги для майдановцев.

"Мы разработали линию производства бронежилетов на Майдан - сделали несколько тысяч, - рассказывает Макарова. - У меня люди на тайных квартирах шили чехлы для броников. Мы тайно клепали сталь, гнули ее, в моем доме это все складывалось. Ну и кроме бронежилетов мы поставляли все, что можно. А потом уже, когда Майдан плавно перетек в войну, АТО, понятно, я ринулась туда".

Среди волонтеров слово "чиновники" - это оскорбление. А когда хотят обидеть волонтера, говорят - ты похож на чиновника-бюрократа

Для АТО волонтеры шьют маскировочные халаты, пончо, костюмы, ремни для автоматов, подсумки, делали бронежилеты.

"Нам ребята присылают фотографии и говорят - вот сегодня ваш броник мне спас жизнь, - говори Макарова. - Мы знаем, что мы работаем на спасение жизней, но вот это всегда удар".

Воронкова рассказывает, что до волонтерства у нее была весьма успешная карьера.

"У меня был определенный пик карьеры, когда я поняла, что я вырастила своих помощников, они могут меня заменить, я могу спокойно уйти в волонтерство и сделать там гораздо больше. Я увидела результаты", - говорит волонтер.

В правительство волонтеры пока не планируют идти – "мы не претендуем на их должности".

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: