#remembermaidan

История Майдана от Кристины Бердинских

25 ноября, 2015
Специальный проект НВ #remembermaidan приурочен к годовщине Революции Достоинства. Это истории участников событий зимы 2013-2014 и возвращение на главную площадь украинской столицы, ставшую символом мужества и отваги, взаимопомощи и самоорганизации. Все истории - смотрите на странице спецпроекта.
Кристина Бердинских

Журналист "Нового времени". Во время Майдана - журналист, автор книги "Є люди".

Вечером 21 ноября я не вышла на Майдан, потому что на 22-е был назначен последний рабочий день в журнале «Корреспондент», откуда мы все уволились из-за цензуры. Только в тот день я осознала, что это за шаг. Настроение было ужасное, я понимала, что прощаюсь с частью своей жизни. Утром проснулась и прочитала, что собрался Майдан, но меня все-таки больше интересовали личные проблемы. Впервые я вышла на митинг 24 ноября и сразу встретила на площади многих уволившихся коллег.

Потом был саммит в Вильнюсе. В ночь перед тем, как стало официально известно, что соглашение об ассоциации подписано не будет, мы с коллегами наблюдали за Януковичем: дежурили с Натальей Седлецкой и Мустафой Найемом под отелем «Кемпински». Мы были до последнего уверены, что ведутся какие-то тайные переговоры.

Ближе к трем утра к нам с Наталкой подошел один европейский чиновник и сказал: «Если вас заверили, что продолжаются какие-то переговоры, то нет, ничего не будет, и ассоциации не ждите. Утром мы наблюдали, как все обходили Януковича стороной, я начала опасаться, что у него случится нервный срыв. В чем он будет выражен, я не знала, но предчувствие было нехорошее. По странному совпадению, в следующую ночь произошел разгон Майдана. Тогда я плакала и понимала, что возвращаюсь в другую страну.

На Майдане меня в первую очередь поразило то, насколько разные люди здесь собрались. Сразу подумалось, какое интересное поле исследования для социологов. Мне показалось, что СМИ это практически не освещали, а 1 декабря, во время событий на Банковой, я встретила двух медиков, которые подтолкнули меня к идее создания проекта «Є люди».  Это были волонтеры в накидках с красным крестом и марлевых повязках. Я подошла, спросила, кто они и откуда. Оказалось, что это не киевские медики, они организовались через соцсети, взяли отпуск за свой счет и приехали в Киев. У нас большинство врачей уже давно считались коррупционерами, а тут я увидела медиков такими, какими они должны быть: честными, самоотверженными. Еще они поразили меня тем, что не захотели фотографироваться, сказав, что здесь не ради пиара. Вот тогда я решила записывать истории участников Майдана, которые со временем превратились в проект «Є люди».

© Фото: Кристина Бердинских

Когда у меня накопилось около шестидесяти историй, я написала в фейсбуке, что ищу волонтеров-переводчиков, потому что в мире мало кто понимает, что на самом деле происходит на Майдане. Никогда не забуду следующие два часа. Мне написали более 170 человек! Так у меня появилось еще 17 фейсбук-страниц на 17 языках.

Это был проект не о героях, а о разных людях Майдана. Некоторых я искала специально, таких как звонарь Иван из Михайловского собора, который колокольным звоном в ночь с 10 на 11 декабря созывал людей на площадь.

Но чаще я писала про тех, кого встречала на Майдане случайно. Часто бывало, общаешься с человеком, одетым в какую-то рвань, а у него оказывается совершенно фантастическая история, он может чуть ли не миллионером оказаться.

До сих пор жалею, что написала о Дмитрии Булатове. Мне почему-то захотелось поговорить с ним после того, как Автомайдан перекрыл улицу (кажется, на проспекте Победы), чтобы заблокировать милицию. В тот момент я сработала, видимо, как журналист, но с тех пор решила, что ни про каких политиков и общественных активистов рассказывать в рамках проекта «Є люди» не буду.

фоторастяжка 2

© Фото: Кристина Бердинских

Когда погиб Сергей Нигоян, я испытала шок. Не могла предположить, что кто-то из моего проекта может умереть. Мы общались несколько раз. Сначала я взяла интервью, потом Нигоян поехал на Рождество к родителям, а когда вернулся, я показывала ему в телефоне его историю, он удивлялся, сколько она собрала «лайков».

Еще одним ужасным стрессом стало принятие законов 16 января. Получалось, что весь мой проект работал на руку спецслужбам. Бери эти истории с фото да иди вылавливай людей. Тогда я решила всем сообщать, что страницу могут читать силовики. Удивительно, но после этого общаться с протестующими стало еще проще. Мне с тех пор никто не отказывал. Люди восприняли эти законы как дикий абсурд и, кажется, перестали бояться вообще.


© Фото: Кристина Бердинских
© Фото: Кристина Бердинских


Одна из самых сильных историй, которые я записала, это история 22-летней девочки изо Львова, пострадавшей при первом разгоне Майдана. Мне о ней рассказали спустя пару дней после февральских расстрелов, но встретились мы только в середине марта. У нее не было времени, чтобы со мной поговорить. Потом я поняла, почему. Она занималась организацией похорон «Небесной сотни». Делала все: от оформления документов до выбора гробов. Похороны шли постоянно, она быстро сбилась со счета. Говорит, на первых похоронах потеряла сознание, а потом привыкла. Также ей приходилось звонить родителям погибших. Они по-разному воспринимали произошедшее — многие были злы на Майдан за то, что он забрал у них детей. Не представляю, насколько мужественным и волевым человеком нужно быть, чтобы такое выдержать.

© Фото: Кристина Бердинских

А еще я помню светловолосую девушку-волонтера из мальтийской палатки, она наливала всем вкуснейший чай, не обращая внимания на то, кто подходил — бездомный попрошайка или протестующий. И всем говорила: «Щиро дякую». Ее там так и звали все ― «Щиро дякую». Спустя полгода, во время презентации книги «Є люди» во Львове, я увидела ее улыбку и расплакалась.

За время Майдана люди очень изменились, стали гораздо более чувствительными и смелыми. Даже в день расстрелов они ехали на площадь вместе с детьми. И теперь наших людей, пожалуй, ничем не запугать. 

фоторастяжка 4

© Фото: Кристина Бердинских

___________________________________

Книга #EUROMAIDAN History In The Making - первое двуязычное издание о Революции Достоинства. Проект документирует и исследует Майдан: как историческое событие, набор общих ценностей, пример самоорганизации и как художественное явление. В книгу вошло более 200 снимков 46 фотографов. Помимо уникального иллюстративного ряда (многие фото публикуются впервые), в издание вошли тексты известного украинского историка Ярослава Грицака и философа Тараса Лютого, описавших феномен и мифологию Евромайдана. Автором текстов о явлениях Майдана стала Екатерина Сергацкова («Украинская правда»), один из наиболее резонансных журналистов Евромайдана, автором текстов о хронологии событий с 30 ноября 2013 года по 22 февраля 2014 года - Константин Донин, главным редактором выступил Глеб Гусев (Esquire). Презентация книги состоялась 7 ноября 2014 года. #EUROMAIDAN - History In The Making - совместный проект агентства Art Management и издательства «Основи». Автор идеи  - Владимир Кадыгроб.

Проект #remembermaidan создан AGENTSTVO special projects специально для «Нового времени».

Присоединяйтесь к проекту #remembermaidan

Присылайте свои истории и фото на и-меил remember@euromaidanbook.com

Комментарии

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев