Эстония

Кремниевая гавань

30 ноября, 2016
Как Таллинн стал маяком для специалистов IT-индустрии

«Мы не либертарианская утопия, но мы свободнее многих других стран», – говорит Пол Вахур, один из основателей эстонского Института Людвига фон Мизеса. Именно эта организация продвигает в Эстонии принципы свободного рынка. По словам Вахура, одним из ключевых принципов успеха в современном технологическом мире является доверие к инженерам. Поэтому небольшая страна Прибалтики делает все, чтобы привлечь лучшие кадры IT-индустрии и завоевать негласное звание Кремниевой долины Евросоюза. В Эстонию отправляются и украинские IT-таланты. 

 



  

 

Как тут?
фоторасстяжка

Украинский рынок цифровой разработки считается одним из самых быстроразвивающихся. В 2015 году экспорт IT-услуг, которые поставляют украинские аутсорсинговые компании, достиг 2,5 млрд долларов США. Согласно прогнозам международной консалтинговой компании IDC, в текущем году экспорт может вырасти на 5-10%. Несмотря на эти успехи, доля Украины на глобальном рынке информационных технологий составляет лишь 1%. 

 

 

«В аутсорсинговых проектах задачи часто спускают сверху. Нужно сделать – значит сделайте. И зачастую это не обсуждается», – рассказывает Алексей Ломако, НВ разработчик программного обеспечения. Недавно он переехал в Эстонию, чтобы работать в IT-компании TransferWise, которая занимается разработкой платформы для быстрого перевода денег между пользователями. Среди причин своего переезда Алесей выделил возможность профессионального роста. По его словам, фирмы, которые разрабатывают собственный продукт, склонны поощрять инициативу и творчество сотрудников.

Ломако не одинок в своем решении. В последнее время украинские программисты массово выезжают за границу: туда отправляются целые офисы и команды. Этому не препятствует даже высокая для отечественного рынка зарплата: как правило, она привязана к валюте, хоть и выплачивается в гривне. По словам Юрия Антонюка, руководителя гиганта украинской ІТ-отрасли ЕРАМ Украина, среднестатистический программист с опытом от нескольких лет получает в Украине от 2 тыс. долларов в месяц.

Дефицита рабочих мест на рынке тоже не наблюдается. Отрасль ІТ находится среди лидеров по числу вакансий и уступает первенство лишь сфере продаж. По данным кадрового портала HeadHunter, в сентябре в Украине для специалистов по цифровым технологиям было почти 3,5 тыс. предложений со средней зарплатой около 19 тыс. гривен. 

 



 

«Люди склонны боятся очень многих вещей, в частности, нестабильности, отсутствия адекватных правовых условий работы. На многих влиял страх перед мобилизацией. Но в Евросоюзе свободное перемещение, а государство дает значительно больше гарантий, чем у нас», отмечает Антонюк. Алексей Ломако подтверждает его предположения. Он говорит, что многие его коллеги опасались волн мобилизации, связанных с конфликтом в Донбассе. Кроме того, молодые программисты сетуют на нестабильность и непредсказуемость ситуации в стране, ведь она влияет, в том числе, и на курс валют.

По данным исследования профильного портала DOU, большинство специалистов ІТ-сферы, которые решаются переехать работать за границу, идут на этот шаг ради спокойной и безопасной жизни для себя и своих близких. Лишь каждый десятый из более чем трех тысяч опрошенных IT-специалистов отметил, что уезжает ради карьерных перспектив.

«В Украине в ІТ-сфере можно зарабатывать довольно большие деньги. В Европе ситуация немного другая: разница в налогах велика. Я для себя решил, что готов потерять в деньгах ради того, чтобы пожить в хороших условиях. К тому же, это интересно с профессиональной точки зрения», – добавляет Ломако. 

 

Как там?
фото растяжка

За 25 лет, которые прошли с момента распада СССР, маленькая прибалтийская страна с населением менее полутора миллиона стала потенциальным ІТ-гигантом. Сегодня эстонские широкополосные Интернет-линии считаются одними из самых скоростных в мире. Еще в 2007 году Эстония стала первой страной в мире, которая позволила гражданам голосовать онлайн на общенациональных выборах. Около 95% граждан Эстонии подают налоговые декларации онлайн, тратя на это не более пяти минут, многие жители уже давно платят за парковку с мобильного, а вся их медицинская информация хранится в облаке.

Одной из причин быстрого развития IT-индустрии Эстонии стала взвешенная государственная политика. Национальный проект по оснащению компьютерами всех классов в школах начался еще в середине 1990-х, а к 1998-му школы были подключены к Интернету. Через несколько лет правительство Эстонии назвало доступ к Интернету одним из прав человека – Wi-Fi стал доступен практически повсеместно. Именно в Таллинне возник «Технополь» – бизнес-хаб, который собрал под одной крышей десятки ІТ-компаний. Там же родился и один из самых известных продуктов эстонских программистов – Skype.

Сегодня «Технополь» объединяет несколько сотен компаний. Местный бизнес давно не мыслит терминами лишь локального рынка – сеть сделала предпринимательство глобальным. По данным Всемирного банка, с 2008 по 2014 год количество регистраций новых фирм на тысячу трудоспособных граждан выросло вдвое – с 8 до 16. Благодаря недавнему введению так называемого электронного резидентства их количество продолжает расти.

 



 

В страну съезжаются специалисты со всего мира. Алексей говорит, что в TransferWise работают представители не только стран Евросоюза, но и бывшего СНГ, стран Азии, есть специалисты из Австралии, Доминиканской Республики и США. «В отличие от Украины, люди здесь меньше думают шаблонами и больше открыты возможностям работать за рубежом. Вполне нормальным считается уехать на год или на несколько лет, чтобы путешествовать или работать», – отмечает Ломако.

На фоне других потенциальных кремниевых долин Таллинн выглядит весьма привлекательно. Наряду с Канадой, США и Германией, Эстония сохраняет свое место в топ-5 стран, которыми украинцы интересуются для переезда на работу. По числу стартапов на сто тысяч населения столица Эстонии опережает крупнейшие цифровые хабы Европы: в Таллинне их 59, тогда как в Берлине – 37, а в Амстердаме – 38.

 


 


Относительная близость Таллинна к Украине может сыграть как отрицательную, так и положительную роль. Ломако, к примеру, отмечает удобство того, что большинство жителей Таллинна знают не только английский, но и русский язык: среди коллег он нашел русскоязычных друзей.

Также эстонцы гордятся своей терпимостью и открытостью. По данным нескольких соцопросов, Таллинн набирает втрое больше баллов по показателю толерантности, чем Сингапур – один из «азиатских тигров».

Уровень преступности в Эстонии относительно низкий – за первые полгода 2016-го в стране насчиталось лишь 11 преступлений на тысячу населения. Более высоким уровнем безопасности может похвастаться лишь Сингапур, который известен жестким отношением к соблюдению законов. В свою очередь, по показателям безопасности Таллинн опережает как европейские, так и американские IT-центры. 

 

 


В то же время, Оксана Белая, управляющий партнер образовательной программы SmartMeUniversity, указывает на аргумент, который можно использовать против переезда в Эстонию. «Страны Балтии и Восточной Европы не особо популярны. Это вполне ожидаемо: меняя страну, хочется все же существенно улучшить качество жизни, а информация о том, как живут наши, некогда социалистические, соседи, весьма противоречива», – поясняет она. Однако Алексей Ломако не видит никаких проблем в жизни в Таллинне. Он утверждает, что к климату привыкаешь, а за год, проведенный в столице Эстонии, он не сталкивался с трудностями в общении: эстонцы – довольно приветливые люди, хоть и более закрытые, чем украинцы.  

 


Спокойствие и размеренность
фото растяжка

По словам Ломако, переезд дался ему достаточно легко – решение большинства вопросов с документами взяла на себя принимающая сторона. Разработчик отмечает, что с местной бюрократией у него практически не было сложностей, за исключением тех случаев, когда нужно было заполнить нескольких форм, бланки для которых предлагаются только на эстонском языке. Также легко Ломако решил и бытовые вопросы. Например, регистрация новой машины заняла всего несколько минут.

На аренду квартиры Алексей тратит лишь около четверти зарплаты. К примеру, такая же квартира в Амстердаме обошлась бы почти втрое дороже. В целом стоимость жизни в Эстонии сравнительно невысока: цены на продукты похожи на украинские – сотни евро хватает, чтобы купить продукты питания на месяц.

Для увеличения конкурентоспособности на мировых рынках и привлечения иностранных специалистов эстонцы запустили специальный сайт – workinestonia.com. Среди преимуществ работы в Эстонии на сайте указано «развитие навыков в быстро эволюционирующей среде с людьми, которыми движет страсть к тому, чем они занимаются». Алексей Ломако это подтверждает: по его словам, начальство лишь поощряет инициативу, а коллеги часто обсуждают с ним новые проекты. Однако переезд в Эстонию – это не только работа. 

 



 

«В Эстонии людей меньше, а природы больше – можно просто взять и уехать куда-то в лес. Кроме того, очень популярен спорт: здесь много велодорожек и спортплощадок, зимой все катаются на лыжах. Тут все более размеренно, никто особо никуда не спешит, все спокойнее», – описывает стиль жизни в Таллинне Алексей. Лично он ощущает тоску по родине лишь пару дней после прилета из Киева.

Эстонский цифровой бизнес живет по той же флегматичной прибалтийской логике. Едва ли многие компании станут многомиллионными гигантами: правительство стимулирует в основном небольшие проекты, понимая, что амбициозные крупные компании скорее будут управляться не из Таллинна. И в этом, по мнению обозревателя Bloomberg Леонида Бершидского, залог стабильного развития цифрового бизнеса в Эстонии. По его словам, культура стартапов здесь – в степенности и спокойствии, а не в стремлении к эффектности и шумихе.