История. Первая дума

Глоток свободы

24 июля, 2016
Первую Госдуму, созданную в царской России, власти выдержали всего три месяца и разогнали

Игры в демократию в России—СССР всегда были короткими: первую Госдуму, созданную по правилам, которым позавидовала бы современная Верховная рада, царские власти выдержали всего три месяца. После разогнали

 

Олег Шама

 

 

Парламент в Российской империи возник в 1906 году как уступка обществу. Позорный проигрыш огромной страны в войне с маленькой Японией неожиданно уязвил самые разные слои населения. Народ вышел на улицы. Власти ответили огнем, чем вызвали еще большие беспорядки. Чтобы успокоить стихию, в октябре 1905‑го император Николай II объявил о созыве Государственной думы.

Все выглядело соблазнительно. Впервые даже крестьяне и рабочие получили право избрать и послать своего представителя в столицу, где тот, гляди, и поможет им в чаяниях.

Полгода страна жила Думой. Манифесты, призывы, слухи, разъяснения, наконец, многоступенчатые выборы. В апреле 1906‑го в бывшей резиденции Григория Потемкина Таврическом дворце на равных встретились чопорные аристократы с крестьянами и рабочими. Перед ними стояла единая задача — изменить страну к лучшему.

Однако надежды на это прожили всего 73 дня. Проблемы, озвученные депутатами Думы, и способы их решения вызвали раздражение у правительства и царя — предполагалось, что парламент будет ведомым и, по возможности, бутафорным. Думу распустили. В ответ народные избранники — почти половина созыва — собрались в Выборге и оттуда призвали народ к мирному неповиновению властям: отказываться идти в армию и не платить налоги. В итоге все протестанты, невзирая на знатность, получили трехмесячный тюремный срок.

 


РАВЕНСТВО: Депутаты первой Думы от Полтавской губернии. Слева рядом сидят крестьянин Феодосий Дубовик и помещик Иван Присецкий. Третий во втором ряду — Николай Онацкий, который выступал в Думе на украинском языке
РАВЕНСТВО: Депутаты первой Думы от Полтавской губернии. Слева рядом сидят крестьянин Феодосий Дубовик и помещик Иван Присецкий. Третий во втором ряду — Николай Онацкий, который выступал в Думе на украинском языке


Все на выборы

Первый парламент представляли четыре курии: по одному депутату могли избрать 2 тыс. помещиков-землевладельцев, 4 тыс. горожан, 30 тыс. крестьян и 90 тыс. рабочих.

К выборам допускались все мужчины империи старше 25 лет, которые за год до выборов соответствовали таким критериям: помещики должны были владеть от 100 до 650 десятин (чуть более гектара) земли в зависимости от местности и иметь недвижимость стоимостью не менее 15 тыс. руб.; из горожан к выборам допускались владельцы недвижимости и торгово-промышленных заведений, квартиросъемщики или служащие; из крестьян — домовладельцы; из рабочих — те, кто был занят на предприятии с коллективом не менее 50 рабочих мужского пола.

Также имелся список тех категорий граждан, избирать которых в Думу не дозволялось. Ограничение распространялось на виновных в преступлениях, отстраненных от должности по суду, банкротов (по любым причинам, кроме несчастных случаев), признанных расточителями, лишенных духовного сана за пороки и исключенных из сословных обществ (например, из купеческой гильдии).

 

ПРОБЛЕМА РОСТА: Почтовая открытка, посвященная выборам в Думу. Шарж изображает члена партии конституционных демократов (кадетов) в образе мальчика, так как партия образовалась в дни объявления выборов

 

Уже тогда власти задумывались об использовании админресурса: губернаторы, вице-губернаторы, градоначальники и их помощники, а также полицейские не имели права избираться и даже голосовать. Военные, состоявшие на действительной службе, также лишались права голоса — считалось, что на их волеизъявление легко можно повлиять.

В итоге в Думу избрали 478 депутатов. Состав был более чем демократичным: высшее образование имели менее половины делегатов, у четверти оно было начальным, и двое думцев и вовсе оказались неграмотными.

Всем депутатам полагалось равное жалование — 10 руб. в сутки, но только на период работы. Причем за один прогул без уважительных причин был установлен штраф — 25 руб.

Тогдашний уровень цен позволял жить депутатам довольно безбедно. Фунт (445 г) самой лучшей свинины стоил до 60 коп., курица — 70 коп., около килограмма картошки — 3 коп., творог — 8 коп. за фунт. Самой дорогой была красная икра — за фунт просили до 4 руб.

Но при этом думцы не имели никаких надбавок и льгот. Лишь в третьей российской Думе (1907–1912 годы) стал оплачиваться проезд до места, необходимого для работы, и обратно из расчета 5 коп. за версту, а также ежегодный отпуск.

“Южнорусский” акцент

Девять украинских губерний в сумме делегировали в Петербург 102 депутата: 24 помещика, 42 крестьянина, 26 представителей городской интеллигенции, восемь рабочих, двоих священников.

В первые же дни работы Думы почти половина из них — 45 депутатов — создали украинскую громаду, которую возглавил адвокат из Чернигова Илья Шраг, этнический немец. С трибуны парламента он заявил о необходимости автономии отдельных областей империи, в частности Украины.

Як взбудоражится патриотизм, то будет идиотизм!
Аркадий Грабовецкий,
депутат Думы от Киева,— о возможном негодовании донских казаков в случае прямого подчинения их войска центральному командованию

В Петербурге возник Украинский клуб, в который вошли думцы и местные интеллектуалы-малороссы. В начале лета в столицу империи приехал историк Михаил Грушевский — его идеи будут постоянно звучать из уст украинских парламентариев в Думе. Тогда же в клубе появятся первые наброски возможной конституции для Российской империи.

К позиции, озвученной Шрагом, в Думе прислушивались внимательно. Более того, два депутата от Украины постоянно выступали на родном языке — казак-крестьянин Николай Онацкий с Полтавщины и киевский рабочий-путейщик Аркадий Грабовецкий. Реплики второго порой были довольно искрометны. Как‑то в Думе обсуждался вопрос о снятии самостоятельности с войска донского, которое традиционно не подчинялось внешнему командованию напрямую. Было опасение, что казаки взбунтуются. Грабовецкий по этому вопросу высказался: “Тут нам говорят, что будет, если взбудоражится патриотизм? Я бачу, что будет, як он взбудоражится, то будет идиотизм!” Эти слова были встречены одобрительным смехом и аплодисментами.

Однако Шраг и его товарищи не успел провозгласить декларацию об автономии Украины с парламентской трибуны — царь упразднил Думу.

 


ОТ ДУМЫ ДО ТЮРЬМЫ: Караул петербургской тюрьмы Кресты ожидает прибытия депутатов первой государственной Думы для отбывания срока
ОТ ДУМЫ ДО ТЮРЬМЫ: Караул петербургской тюрьмы Кресты ожидает прибытия депутатов первой государственной Думы для отбывания срока


Да покорится!

С первых дней Дума вошла в жесткую конфронтацию с правительством, которое тогда возглавлял Иван Горемыкин. За два месяца депутаты зарегистрировали 391 запрос по поводу незаконных действий кабинета министров. Реакция на них была нулевая. Более того, в мае Горемыкин, выступая с парламентской трибуны, в витиеватых, не всем понятных выражениях заявил, что Дума очень многого хочет.

А основные стремления Думы вырисовывались в двух направлениях. Во-первых, рассматривался вопрос о расширении крестьянских земель за счет казенных, церковных и принудительно выкупленных у помещиков. Во-вторых, думцы требовали амнистии политзаключенных и отмены смертной казни.

Уже в день открытия Думы среди приветственных телеграмм председатель парламента Сергей Муромцев зачитал и такие: “Мы, родственники 13 политических заключенных Андрияшевки Полтавской губернии… умоляем вас сделать все возможное к ускорению полной амнистии политических заключенных”. В ответ зал скандировал: “Амнистии!”

И в своих амбициях влиять на страну Дума была непреклонной. “Исполнительная власть да покорится власти законодательной!” — провозгласил с парламентской трибуны Владимир Набоков, отец известного писателя, в ответ на превентивную речь Горемыкина. После такого министры еще больше “окопались” и стали откровенно бойкотировать Думу. А первый правительственный законопроект, поданный на рассмотрение в парламент, был намеренной насмешкой: кабмин попросил утвердить выделение 40 тыс. руб. на строительство оранжереи Юрьевского (Тартуского) университета.

 


ПОЛУЧИЛОСЬ: Депутаты первой Думы читают газеты с их призывом к народу не платить налоги и не идти в армию. Парк городка Териоки (сейчас Зеленогорск), июль 1906 года
ПОЛУЧИЛОСЬ: Депутаты первой Думы читают газеты с их призывом к народу не платить налоги и не идти в армию. Парк городка Териоки (сейчас Зеленогорск), июль 1906 года


 

Дума очень скоро стала раздражать и царя. И даже не из‑за ее притязаний на власть. Она не утихомирила, как ожидалось во властных кабинетах, протестные настроения в стране, а местами даже усиливала их. Порой крестьяне, прочитав в газетах о думских прениях по аграрному вопросу, истолковывали их по‑своему и шли на самозахват помещичьих земель. Но главное — не удалось преодолеть разгул терроризма.

Партия социал-революционеров (эсэров), проигнорировав выборы в Думу, казалось, входила в раж. Члены ее боевого крыла только в 1906 году экспроприировали — простыми словами, ограбили — у банков более 1 млн руб. Со дня провозглашения октябрьского манифеста, давшего начало Думе, в империи убили и ранили 3.611 чиновников — от министров и губернаторов до простых полицейских.

Царь отправил в отставку Горемыкина и 6 июля на его место поставил более решительного министра внутренних дел Петра Столыпина. Николай II сопроводил свое решение словами: “Я прошу вас принять этот пост. Я вам приказываю”.

Когда через три дня парламентарии вышли на работу, на двери Таврического дворца они увидели замок и свежеотпечатанный манифест царя. В нем сообщалось о роспуске Думы и причинах такого решения: “Выборные от населения, вместо работы строительства законодательного, уклонились в не принадлежащую им область и обратились к расследованию действий поставленных от Нас местных властей, к указаниям Нам на несовершенства Законов… Смущенное же таковыми непорядками крестьянство, не ожидая законного улучшения своего положения, перешло в целом ряде губерний к открытому грабежу, хищению чужого имущества, неповиновение закону и законным властям”.

Многие депутаты-крестьяне разъехались по домам. Там их встретил довольно нетеплый прием, ведь земляки отправляли их в столицу в ожидании улучшить свое положение. Бывших думцев просто избивали до полусмерти и жгли их дома. Так, до сих пор неизвестно, от чего умер 27‑летний Онацкий сразу после возвращения из Петербурга.

Многие несостоявшиеся законодатели просто исчезали.

 


ЛЕСНЫЕ БРАТЬЯ: Депутаты первой Думы от партии кадетов совещаются после подписания Выборгского воззвания. Тогда было решено разъяснять его суть избирателям на местах. Выборг, июль 1906 года
ЛЕСНЫЕ БРАТЬЯ: Депутаты первой Думы от партии кадетов совещаются после подписания Выборгского воззвания. Тогда было решено разъяснять его суть избирателям на местах. Выборг, июль 1906 года


Ни денег, ни солдат

Интеллектуальная часть первой Думы всерьез возмутилась роспуском. В тот же день депутаты решили дать отпор и дружно выехали в Выборг, в 130 км от столицы. Он тогда находился на финской территории, и хотя это все еще была Российская империя, местная полиция закрыла глаза на возмутителей спокойствия.

Ядро протестантов сплотилось вокруг Павла Милюкова, лидера партии конституционных демократов (кадетов). К нему примкнули сначала около 200 бывших парламентариев. За два дня в выборгской гостинице Бельведер, а порой и просто в близлежащем лесу думцы составили воззвание к народу. “Граждане! Стойте крепко за Государственную думу… Правительство не имеет права без согласия народного представительства ни собирать налоги с народа, ни призывать народ на военную службу. А потому теперь вы вправе не давать ему ни солдат, ни денег”. Также думцы призвали иностранные правительства не давать ни копейки реакционному режиму.

Сейчас такое ненасильственное сопротивление принято называть “гандизмом”. Именно подобными методами Махатма Ганди добился независимости Индии от Великобритании. Однако гандизм начался через три десятка лет после Выборгского воззвания.

Думцы разослали свой манифест по всем мало-мальски значимым газетам. Реакция властей была мгновенной. Тиражи изданий с воззванием арестовывались, а некоторые редакторы отправлялись на полгода в тюрьму.

 


А ВОЗ И НЫНЕ ТАМ: Карикатура по мотивам басни Ивана Крылова изображает ситуацию в первой Думе. Решение парламентских вопросов тормозит правительство Ивана Горемыкина в образе рака
А ВОЗ И НЫНЕ ТАМ: Карикатура по мотивам басни Ивана Крылова изображает ситуацию в первой Думе. Решение парламентских вопросов тормозит правительство Ивана Горемыкина в образе рака


 

Но многие парламентарии разъехались из Выборга и изложили тезисы протеста своим избирателям напрямую. Так, барон Федор Штейнгель, депутат от Украины, собрал митинг в волынском селе Городок, где было его имение, и доступно объяснил крестьянам суть Выборгского манифеста.

Так или иначе позицию подписавших воззвание поддержали более половины распущенного парламента.

Уже через неделю после первого собрания в Выборге правительство открыло уголовное дело против смутьянов. К суду привлекли 167 подписантов. Разбирательство растянулось на полтора года. Приговор огласили в декабре 1907‑го. Кадетская газета Речь писала: “Сам факт нахождения депутатов на скамье подсудимых свидетельствует, что мы еще очень далеки от нормальных условий жизни”. Всем подсудимым назначили трехмесячный тюремный срок — довольно мягкий, но достаточно унизительный. Ведь впервые после декабристов за решетку среди прочих массово отправляли и дворян. Адвокат подсудимых Оскар Пергамент тогда сказал: “Венок славы подсудимых так пышен, что даже незаслуженное страдание не вплетет в него лишнего листа”.

В питерскую тюрьму Кресты осужденные прибывали в назначенный час самостоятельно, без силового сопровождения. И наказание они отбывали весьма комфортно. Обеды заказывали в ресторанах, а Владимир Набоков даже выписал себе надувную гуттаперчевую ванну из Англии.

Но узников потрясало другое. Еще на суде прокурор не без издевательства обратился к думцам: “Вы говорите, что вас народ оправдал, народ вам верит; но история и в этом усомнится, так как история скажет, что если бы народ вам поверил, то пошел бы за вами, а народ за вами не пошел”.

Так оно и было. Посланников народа судили, а народ безмолвствовал, ведя обычную жизнь. Разве что крестьяне, перед которыми выступал Штейнгель, не стали свидетельствовать против барона. Газета Наш день тогда писала: “Завтра перед ними раскроются двери тюрьмы… И мы не только не потрясены, но нам, как видите, совершенно ясно, что это не может потрясти нас”.

 


ПОСЛУШАНИЕ ЗАКОНУ: Депутаты первой Думы, осужденные на трехмесячное заключение, прибывают в питерскую тюрьму Кресты — самостоятельно, без силового сопровождения
ПОСЛУШАНИЕ ЗАКОНУ: Депутаты первой Думы, осужденные на трехмесячное заключение, прибывают в питерскую тюрьму Кресты — самостоятельно, без силового сопровождения


 

Материал опубликован в НВ №25 от 15 июля 2016 года

Комментарии

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев