VIP-жилье первых лиц

Дома у Оксаны Сыроид

10 февраля, 2017
Новое Время показывает, где и как живут самые влиятельные люди страны

Топовые украинские политики демонстрируют НВ свои «миллионы под матрасами». Первой дверь квартиры открывает четвертое лицо в государстве – вице-спикер Оксана Сыроид

 

Юлия Артамощенко

 

 

Волна возмущения, которую вызвал процесс заполнения политиками электронных деклараций, побудила журналистов НВ воочию увидеть, где и как живут украинские чиновники. Мы попросили их пустить нас домой – и они согласились (конечно, не все – и о тех, кто и почему отказался, мы будем писать отдельно).

Мы рассматривали «высокопоставленные» интерьеры и на «высокопоставленных» кухнях говорили с ними о стране, власти, изменениях, обществе – словом, обо всем том, о чем говорят обычно на кухнях.

Первыми двери своих домов раскрыли самые смелые – женщины и глава охваченной войной Донецкой области.

Сегодня в дебютном материале VIP-жилье – откровенные «разговоры на кухне» у заместителя председателя Верховной Рады Оксаны Сыроид.

фото_1_вид на новостройку

Вице-спикер парламента живет в спальном – Святошинском – районе столицы. Это – ближе к выезду из города, в высотке на проспекте Победы. Район – далеко не элитный. До Грушевского, 5, здания Верховной Рады – 13 км.

фото_2_новостройка

В утренний час пик проспект Победы – это каждый раз битва за право добраться до центра вовремя. Поэтому, чтобы не застрять в пробках, вице-спикер выезжает из дома не позже чем в 7:15-7:25. Пять минут задержки – и дорога стоит.

Трехкомнатная квартира площадью 76 квадратов в собственности Сыроид уже 13 лет. Она приобрела ее в 2003-м за 270.680 гривен, что на то время составляло около $60000. Живет в ней одна, но часто гостят друзья.

– Когда покупала эту квартиру – это было кино, – рассказывает вице-спикер, показывая жилье. – Я назанимала денег. Попросила подругу помочь. Идем мы с [писательницей] Ларисой Денисенко, несем эту наличку в сумочках. Говорю: «Держи это в сумке, иди немного дальше от меня. Если будет кто-то нападать, то ты с деньгами беги. Ведь если отберут, чем я буду отдавать?»

фото_4_кухня_столовая

Жилье вице-спикера – на 17 этаже, но скоро видами из окон уже не полюбуешься: рядом идет строительство новой высотки, как раз напротив огромных, в пол, окон политика.

– Пока Луценко был министром внутренних дел, участок, принадлежавший МВД, отошел под частное строительство. Прекрасный вид уничтожен, – говорит она. – И стали нужны шторы.

фото_3_сироид_диваны

Квартира вице-спикера поражает минимализмом и выдержанным дизайном без намеков на «Пшонка-стайл». Свежий ремонт (его окончания, собственно, редакция ждала несколько недель, чтобы получить приглашение). С потолка еще свисают голые лампочки на проводе без абажуров. Из самых дорогих изменений – новая мебель и двери отечественного производства. Также пришлось заменить старую электропроводку и трубы, которые прорывало каждый раз в начале отопительного сезона.

Ремонт обошелся примерно в $20 тысяч. Они – из сэкономленных $34 тысяч, указанных в е-декларации, уточняет вице-спикер.

фото_5_книги

В прошлом году она задекларировала 80 тыс. грн годовой зарплаты, еще столько же – средств на выполнение депутатских полномочий, 7,5 тыс. грн – гонораров и кучу погашенных и непогашенных кредитных обязательств банку – всего более 200 тыс. грн.

Никакой политической или партийной символики в квартире нет. Я спрашиваю, есть ли портрет, к примеру лидера Самопомочи – Андрея Садового. Сыроид отвечает, что как у лица, уполномоченного выполнять функции государственного чиновника, в кабинете у нее висит единственный символ Украины – Герб.

«Люди на портретах имеют значение, – говорит она. – Возможно, у кого-то есть фотография конкретного политика, политического лидера, и он может иметь к нему особые сантименты... Ну а если это просто конъюнктура?» – спрашивает она.

фото_6_панно с родителями

На стене ее квартиры – другие фото: черно-белые семейные. Еще вице-спикер хранит записки от родителей, которые те писали ей – студентке и вкладывали в передачи. И мамины платья. Этот мир – очень личное, дорогое и уважаемое, признается вице-спикер.

фото_7_подушка

На диване – вышитая подушка. Ее политик вышивала школьницей, классе в пятом. На полках – фарфоровые фигурки.

– Это подарок друзей, ироническое изображение моих предпочтений. Это – как будто я у портнихи, – показывает она одну.
фото_08_полочка

О портнихах друзья подшучивают над вице-спикером не зря. Сыроид почти всю одежду шьет у мастериц из Харькова и Киева. Иногда покупает наряды у отечественных дизайнеров. Спрашиваю, есть ли в ее гардеробе что-то от Chanel – бренда, который особенно любили украинские женщины-парламентеры во все времена.

– Конечно, дизайнеры делают прекрасные вещи, конечно, есть люди, которые могут себе это позволить. Я – нет. Это первое. И второе – я думаю, что быть обвешанной брендовыми вещами – плохой вкус. Надо носить вещи потому, что подходят, а не потому, что – бренд. Чтобы выглядеть стильно и современно, не обязательно идти в самый дорогой бутик.

фото_09_часы

В декларации Сыроид нет ценных сумочек. Но СМИ время от времени пишут, что они у нее имеются, и недешевые. Поэтому просим показать самую дорогую.

– Вот это знаменитая «кожа крокодила», – с иронией демонстрирует Сыроид одну. – Об этой писали, что она стоит 30.000 гривен. Она из коллекции 2011 года. И стоила, если не ошибаюсь, 350 евро.

Я подсчитываю: в сентябре 2011 года обменный курс был немного меньше чем 11 грн за евро, поэтому в гривнах сумочка стоила около 4 тысяч.

фото_10_туфли

В доме вице-спикера есть отдельный шкаф для обуви. Сыроид рассказывает, что всегда мечтала о таком. Обувь помогают покупать друзья за границей, утверждает она.

– В Украине она невероятно дорогая. Я – намеряю, пишу подруге, и она мне присылает. Но есть там одна пара, за которую отдала когда-то бешеные деньги. Это было лет десять назад. Тогда разошлись с парнем. Я их купила где-то за 700 долларов. Жалела потом. Но ношу и сейчас, – говорит она.

фото_11_синий диван

Порядок в трехкомнатной квартире Сыроид поддерживает не сама.

– Уже много лет мне помогает одна пани. Но шкафы – это я сама. Люблю в них складывать.

Я спрашиваю, есть ли в квартире оружие. Нет. Сыроид признается, что неплохо стреляет и в целом – поддерживает легализацию оружия.

– Не вижу проблемы, - говорит она. - Что нужно, так это закон, регулирующий право на оборону для всех. Оборот оружия – сплошная проблема. Страшная коррупция! К примеру, награждение оружием является формой его легализации.

фото_12_кухнячтоли

Вице-спикер рассказывает, как просила МВД предоставить перечень всех, кого наградил оружием действующий министр Арсен Аваков. Говорит: «Страна должна знать своих героев».

Вместо этого Министерство – возмущается она – попросило награжденных обратиться к нему с просьбой признать информацию о предоставлении оружия конфиденциальной.

Кто-то звонит Сыроид на мобильный. Из ее ответов я понимаю, что предмет разговора – тренировки. Йога, теннис, фитнес? – спрашиваю. Она отвечает – бокс.

– Неужели мэрские амбиции? - шучу я, намекая на столичного главу Виталия Кличко.

– Все время надо расти и стремиться к большему, – отвечает политик.

фото_13_бокс

Между тем я спрашиваю о знаменитой «наличке под матрасом», миллионы которой декларировали чиновники осенью. Прошу показать «хранилище». Она – шутя или нет – предлагает искать.

Денег мы не находим. Однако в углу в комнате видим настоящую бандуру, изготовленную в Чернигове полвека назад. Оказывается, вице-спикер закончила музыкальную школу. Сейчас не играет, а инструмент, который давала в пользование в детскую музыкальную школу, нужно реставрировать.

фото_14_бандура
фото_15_библиотека

Также в доме есть большая библиотека. На всю стену в зале – книжный шкаф. По книгам видно, что они здесь – не для вида или красоты: во многих торчат закладки.

– Сейчас почти не читаю. Законопроекты и отчеты – это мое чтение на ночь, - признается Сыроид. – Но каждая книга здесь – какая-то история. Вот Миротворцы о разделе мира после Первой мировой войны, о первородном грехе, проблемы, которые мы сейчас переживаем. Там мы были не признаны, проигнорированы.
фото_16_книги

В свое время я с удовольствием прочитала дневники Олеся Гончара. Он их вел с 1943-го, своего плена, до последнего дня. Это как изложение новой истории. Начала читать книгу о справедливых и несправедливых войнах – О праве войны и мира. Проблема для Украины. Вот что нам делать? Какой должна быть армия? Объяснить пока никто не может. Нужно изучать, искать решения.

фото_17_картина

На стенах квартиры вице-спикера – картины.

– Это я купила у Сергея Савченко в 2013 году. Она стоит меньше, чем нужно декларировать. Но она очень ценна, поскольку уютная. Есть еще полотна у меня в рабочем кабинете в Раде, – говорит спикер.

Из другого имущества в декларации Сыроид – автомобиль Suzuki Grand Vitara 2006 года выпуска. Она приобрела его в 2008 году за 180 тысяч гривен. Водит сама, накатала уже 20 тысяч км.

фото_18_возле окна

Есть у Сыроид и служебный автомобиль – Toyota Camry. Автопарк в ВР старенький, машины постоянно ломаются, но обновлять – не время, отмечает вице-спикер. Автопарк госаппарата должен отражать уровень благосостояния государства: если государство неимущее, то и машины должны быть очень скромными.

Мы заканчиваем «ревизию». Вице-спикер спешит на работу, и мы шутя напрашиваемся проинспектировать еще и ее кабинет – в частности, картины, хранящиеся там.

фото_19_авто_дорога
фото_20_в авто
В здание Рады на Грушевского едем служебным автомобилем вице-спикера. По дороге расспрашиваю ее, почему, сделав неплохую карьеру и заработав приличную репутацию в международных организациях типа ООН и ОБСЕ, а затем – в Реанимационном пакете реформ, она вдруг решила пойти в большую политику.

– Зарекалась, что ноги моей в политике не будет. Но в первые дни после Майдана можно было принять какие-либо решения, исправить все ошибки... А вместо этого – вакуум. И мне кто-то тогда сказал, что, может быть, я уже перестану спорить с телевизором, а попробую реализовать свое видение, - вспоминает Сыроид.

А потом была встреча с политиками Европарламента, на которой Яцек Сариуш-Вольский, польский дипломат, сказал: перестаньте наконец «заклинать», это ваша страна – делайте что-то. И Сыроид решила «делать».

– Я поняла, почему не хотела идти в политику. Это такая гордыня: все там грязные, а я возвышаюсь – такой красивый, чистый, белый и пушистый, - говорит она. - Решила, ладно – 20 лет потратила на имя и репутацию, но, может, уже пора этим пожертвовать? Потом встретила людей из Самопомочи. Рискнула.

Уже предвыборная парламентская кампания показала, кто есть кто, говорит вице-спикер, намекая на результаты партии на выборах 2014 года. Объединение Самопомич получило 10,97% – 1,7 млн голосов избирателей, третье место в гонке и 32 мандата в Раде.

– Я до сих пор не пожалела, – говорит Сыроид.

фото_21_возле дома

В парламенте Самопомич присоединилась к коалиции большинства, однако надолго в ней не задержалась. Жесткая позиция ее нардепов в вопросе «особого статуса Донбасса» и Конституционных изменений, а также постоянная критика в адрес властей закончились переходом фракции в оппозицию. Из-за постоянного оппонирования власти в адрес партии стали раздаваться обвинения в популизме. После демарша из рядов коалиции Самопомич упрекнули в желании выйти «белой и пушистой» из процесса непопулярных реформ. А потом разразился «мусорный скандал» во Львове, который отразился и на репутации ее лидера Андрея Садового, и на рейтингах Самопомочи.

По данным последних опросов, проведенных фондом Демократические инициативы совместно с Центром Разумкова в декабре 2016-го, если бы выборы состоялись сейчас, Самопомич набрала бы 7,6%. Впрочем, рейтинги четырех других крупнейших партий, опережающих ее – Блока Тимошенко, БПП, Оппоблока и РПЛ – тоже были бы скромными – от 7,8 до 11%.

Пока служебная «тойота» едет в здание под куполом, мы говорим об изменениях, которые произошли в украинской политике за последние два года.

фото_22_возде рады

– У нас была идеология «красных директоров», на смену которой пришла идеология олигархата. Идеологии развития Украины не было, – говорит Сыроид. – Самопомич – единственная политическая сила, которая беспокоится о том, какой страна будет через 15-20 лет.

Об идеологии остальных партий можно судить по бюджетному процессу, иронизирует она.

– У нас Госбюджет – это ресурс для обогащения людей, которые приходят в ВР. Вот поэтому все и делается только на год: в этом году дерибаним это, а в следующем – что-то другое.

Я интересуюсь, правду ли шепчут в кулуарах Рады, что именно вице-спикер лично руководит фракцией, а не ее официальный глава – Олег Березюк.

– Слухов много, – отвечает она. – В Самопомочи горизонтальный процесс принятия решений. Есть председатель фракции, который представляет ее, но руководителем фракции является фракция. Этот коллективный разум чрезвычайно силен.

Вскоре мы уже на Грушевского. Проходим через металлоискатель. Поднимаемся на третий этаж. В ее кабинете действительно висят полотна Влады Ралко. На них – топоры. В здании парламента топоры Сыроид выглядят, как вызов.

фото_23_топоры

На полу ее кабинета – простенькие серые коврики. Сыроид приобрела их, как только переехала в новый «офис», вместо пафосных дорогих ковров, которые были здесь, потому что ненавидит «советские рудименты».

 

фото_24_в кабинете

Рассмотрев детали рабочего пространства вице-спикера, я спрашиваю, проходят ли финансовые потоки ВР через этот парламентский кабинет?

– Новость для меня, - удивляется она. - Пусть бы люди рассказали и показали, что же это за потоки. Может, я чего-то не знаю.

Она показывает на стену с картиной: наверное, потоки идут через стену, а я их пропускаю.

– Если бы Самопомич сидела на распределении финансовых потоков, то у нас не было бы многих проблем – львовского мусора, уголовных производств в отношении депутатов Самопомочи, кампаний по дискредитации, - говорит вице-спикер и добавляет: Если бы были финансовые потоки, к которым причастна Сыроид, то у Сыроид не было бы жесткой позиции по Конституции.

фото_25_котик

Мы прощаемся.

Уже на пороге Сыроид вдогонку обещает: в следующей ее декларации будет больше имущества – вскоре она станет «латифундисткой». Объясняет, что как раз сейчас вступает в наследство на семейный дом площадью 180 кв. м на Львовщине, а с ним – огороды, участки под пашню и сенокосы.

– Планируете продать?

– Да вы что?! Мы вместе строили, фундамент заливали, кирпичи клали, - восклицает она. - И нужны будут вложения, в том числе и в дом, по энергоэффективности. Наверное, возьму кредит.

 

Фото – Наталья Кравчук

Оформление – Дарья Алтунина

 

 

Комментарии

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев