«Умиротворение» не остановит диктатора. Пять самых ошибочных суждений Запада о том, как Путин видит войну в Украине

3 июня, 14:22
Сюжет
Российский танк в Донецкой области (Фото:REUTERS/Alexander Ermochenko)

Российский танк в Донецкой области (Фото:REUTERS/Alexander Ermochenko)

На фоне дискуссии о том, следует ли склонять Украину к компромиссным договоренностям с РФ, Запад должен осознать: даже если Киев пойдет на максимальные уступки формальным требованиям Москвы, это не остановит Россию и ее военную агрессию.

Война России против Украины — главные события 3 июня

Об этом пишет Татьяна Становая, внештатный научный сотрудник американского Фонда Карнеги, основатель и директор аналитической компании R.Politik, главной экспертизой которой является анализ политики России.

Видео дня

В журнале Foreign Policy опубликован ее материал под названием В чем Запад (до сих пор) ошибается относительно Путина (What The West (Still) Gets Wrong About Putin). В этом тексте Становая называет пять популярных в странах Запада гипотез о позиции Кремля, которые могут быть в корне неверными, и объясняет, почему вопрос о том, стоит ли «умиротворять» Путина, ошибочен по своей сути.

НВ предлагает ознакомиться с полным переводом материала.

***

Одна из причин, в силу которой так сложно понять намерения России — и то, что поставлено на карту в войне в Украине — это существенное расхождение между тем, как видят события внешние наблюдатели, и тем, как на них смотрят в Кремле. То, что кому-то кажется очевидным (например, неспособность России добиться военной победы), в Москве воспринимается совершенно иначе. Дело в том, что большинство сегодняшних дискуссий о том, как помочь Украине победить на поле боя, склонить Киев к уступкам или позволить Владимиру Путину «сохранить лицо», имеют мало общего с реальностью.

Здесь я развенчаю пять распространенных предположений о том, как Путин видит эту войну. Западу стоит иначе взглянуть на ситуацию, если он хочет быть более эффективным в своем подходе и снизить риски эскалации.

Предположение № 1: Путин знает, что проигрывает

Это допущение проистекает из ошибочного представления о том, что главная цель России — захватить контроль над значительной частью Украины. А значит, когда российские военные плохо сражаются, проваливают наступления или даже отступают, это равносильно провалу. Однако главной целью Путина в этой войне никогда не было овладение территориями; скорее, он хочет уничтожить Украину — в том, смысле, как считает ее проектом "анти-России" — и помешать Западу использовать украинскую территорию в качестве плацдарма для антироссийской геополитической деятельности. В итоге Россия вовсе не считает, что терпит неудачу. [В Москве полагают, что теперь] Украина не вступит в НАТО и не сможет мирно существовать без учета требований России о русификации (или «денацификации» на языке российской пропаганды) и «деНАТОфикации» (известной как «демилитаризация» в терминах российской пропаганды) — что означает прекращение любого военного сотрудничества с НАТО.

Для достижения этих целей России необходимо поддерживать свое военное присутствие на территории Украины и продолжать атаковать украинскую инфраструктуру. Нет необходимости ни в крупных территориальных завоеваниях, ни во взятии Киева, столицы Украины (даже если Путин мечтал об этом поначалу). Даже аннексия Луганской и Донецкой областей, которую Москва рассматривает лишь как вопрос времени, является вспомогательной, локальной целью в стремлении заставить Украину заплатить за «неверный», прозападный геополитический выбор в течение последних двух десятилетий. В его собственных глазах Путин не проигрывает эту войну. В сущности, он, вероятно, считает, что побеждает — и счастлив дожидаться, пока Украина признает, что Россия здесь навсегда.

Предположение № 2: Запад должен найти способ помочь Путину сохранить лицо, тем самым снизив риски дальнейшей (возможно, ядерной) эскалации

Представьте себе ситуацию, когда Украина принимает большинство требований России: признает Крым российским, а Донбасс — независимым, обязуется сократить армию и обещает никогда не вступать в НАТО. Положит ли это конец конфликту? Даже если многим ответ «да» кажется очевидным, они ошибаются. Россия может ограничиваться битвой с Украиной, однако геополитически она полагает, что ведет войну против Запада на украинской территории. В Кремле считают Украину антироссийским оружием в руках Запада — и убеждены, что ее уничтожение автоматически не приведет к победе России в этой антизападной геополитической игре. Для Путина это война не между Россией и Украиной, а украинское руководство он считает не независимым игроком, но лишь инструментом Запада, который необходимо «нейтрализовать».

Таким образом, на какие бы уступки не пошла Украина (независимо от того, насколько реалистичными они могут быть политически), Путин будет продолжать эскалацию войны — до тех пор, пока Запад не изменит свой подход к так называемой «российской проблеме» и не признает, что — как это видится Путину — российская агрессия стала результатом игнорирования Вашингтоном геополитических опасений России в течение 30 лет. Именно это является давней реальной целью Путина, и она остается неизменной. Нереалистичные требования России, отвергнутые Киевом, даже стали для Кремля способом повысить ставки в конфронтации между Россией и Западом, испытать способность Запада оставаться единым и последовательным. Сегодня Запад смотрит на проблему в неверном свете: стремясь остановить российскую войну, он фокусируется на тех искусственных предлогах, которыми Москва оправдала вторжение в Украину, и упускает из виду одержимость Путина так называемой «западной угрозой», а также его готовность использовать эскалацию, чтобы принудить Запад к диалогу на российских условиях. Украина — только заложник.

Предположение № 3: Путин проигрывает не только в военном плане, но и внутри страны, а политическая ситуация в России такова, что Путину может вскоре грозить государственный переворот

На самом деле ситуация как раз противоположная — по крайней мере, на данный момент. Российская элита настолько обеспокоена тем, как гарантировать политическую стабильность и избежать протестов, что консолидируется вокруг Путина как единственного лидера, способного укрепить политическую систему и предотвратить беспорядки. Элита политически бессильна, напугана и уязвима, включая тех, кого западные СМИ изображают «поджигателями войны» и «ястребами». Выступить против Путина сегодня равносильно самоубийству, если только Путин не начнет терять способность управлять страной (физически или ментально). Несмотря на новые расколы и трещины в рядах [российских элит], а также недовольство политикой Путина, режим стоит твердо. Главной угрозой для Путина является сам Путин. Хотя время может играть против него, пробуждение элит — это процесс, который займет гораздо больше времени, чем многие ожидают. Это будет зависеть от того, насколько сохранится присутствие Путина в ежедневном процессе управления государством.

Предположение № 4: Путин боится антивоенных протестов

Правда состоит в том, что Путин больше боится провоенных протестов и должен учитывать страстное желание многих россиян увидеть уничтожение тех, кого они называют «украинскими нацистами». Общественные настроения могут спровоцировать эскалацию, подстегнув Путина к большей воинственности и решительности, даже если это результат собственной пропаганды Кремля. Это чрезвычайно важно: Путин пробудил темный национализм, от которого сам он зависит все больше и больше. Что бы ни произошло с Путиным, миру придется иметь дело с этой агрессией общества и антизападными, антилиберальными убеждениями, которые делают Россию проблематичной для Запада.

Предположение № 5: Путин глубоко разочаровался в своем окружении и дал зеленый свет уголовному преследованию высокопоставленных чиновников

Этот тема активно обсуждается на Западе. Она возникла на фоне слухов об аресте бывшего замглавы администрации Путина Владислава Суркова; задержании Сергея Беседы, высокопоставленного офицера ФСБ, ответственного за украинское направление; и чистках в рядах ближайшего окружения Путина. Ко всем этим слухам следует относиться с предельным скептицизмом. Во-первых, ни один из них не был подтвержден. (Напротив, высокопоставленные источники предполагают, что ни Беседа, ни Сурков не были арестованы). Во-вторых, Путин, вероятно, раздосадован и разочарован своими людьми, однако проводить чистки своего ближайшего окружения — это не в его стиле, если только не были совершены серьезные преступления. Лишь намерения по-настоящему важны для Путина, и если российские спецслужбы просчитались или даже дезинформировали его без злого умысла, никаких преследований не будет. Наконец, военная кампания в Украине с самого начала находилась под пристальным контролем Путина, и у его подчиненных было крайне мало возможностей для проявления какой-либо инициативы.

Все это означает, что западная дилемма — либо удвоить поддержку Украины, поскольку Путин проигрывает, либо умиротворить Путина, потому что он в отчаянии, а значит опасен, — в корне ошибочна. Возможны только два исхода. Либо Запад меняет свой подход к России и начинает всерьез относиться к опасениям России, которые привели к этой войне, либо путинский режим разваливается и Россия пересматривает свои геополитические амбиции.

На данный момент и Россия, и Запад, похоже, считают, что противник обречен, а время на их стороне. Путин спит и видит, что Запад страдает от политических потрясений, тогда как Запад мечтает о том, чтобы Путина сместили, свергли или он рухнул замертво от одной из многочисленных болезней, которыми он, как регулярно сообщается, страдает. Никто из них не прав. В конечном счете сделка между Россией и Украиной возможна лишь как продолжение соглашения между Россией и Западом или как результат краха путинского режима. А это дает представление о том, как долго может продолжаться война: в лучшем случае, годы.

Редактор: Инна Семенова

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X