«Путин снова не дал денег Лукашенко». О «мертворожденном» народном ополчении в Беларуси и может ли здоровье подвести диктаторов — интервью

30 мая, 09:25
Эксклюзив НВ
Белорусский и российский диктаторы Александр Лукашенко и Владимир Путин (Фото:Sputnik/Ramil Sitdikov/Kremlin via REUTERS)

Белорусский и российский диктаторы Александр Лукашенко и Владимир Путин (Фото:Sputnik/Ramil Sitdikov/Kremlin via REUTERS)

Зачем Александр Лукашенко создает в Беларуси народное ополчение, почему он так часто встречается с Владимиром Путиным и стоит ли надеяться, что здоровье подведет диктаторов, в интервью Радио НВ рассказал советник белорусской оппозиционерки Светланы Тихановской, журналист Франак Вячорка.

Война России против Украины — главные события 3 июня

https://www.youtube.com/watch?v=Bcyz6qdR4RI

— Зачем Лукашенко понадобилось ополчение? Против кого он будет этими силами воевать?

— Здесь есть два варианта. Во-первых, он хочет создавать неизменный образ неприятеля. Ему нужно показывать, что Беларусь окружают натовские танки, и нам нужно защищаться от них.

Видео дня

С другой стороны, он хочет показать лояльность Путину. Для него сейчас Путин — это единственная гарантия, чтобы остаться у власти. Как только остановится поддержка Путина, как только она уменьшится, лукашенковский режим, вертикаль сразу падут.

Также не исключаю, что некоторые группы военных будут созданы для борьбы с партизанами. Знаем, что в первые два месяца войны против Украины, когда российская техника была на территории Беларуси, белорусские партизаны организовали очень успешные акции. Это испугало Лукашенко, и он приказал искать возможности, чтобы обнаруживать этих партизан и их нейтрализовать.

— А для этого ему полиции, армии не хватает? Почему это должно быть еще какое-нибудь народное ополчение, кроме тех сил, которые уже показали себя во время протестов в Беларуси?

— Думаю, недостаточно, потому что их всех тренировали разгонять протесты в городах. Они все 28 лет учились бить, бросать гранаты, стрелять в демонстрантов, но никогда не готовились воевать с настоящими партизанами, которых нельзя идентифицировать по лицам на акциях протеста, к которым нельзя прийти в дом, квартиру.

Сейчас нужно либо повышение квалификации, либо создание новых специальных единиц, которые будут на этом специализироваться.

Также, думаю, что у Лукашенко сейчас настолько велик страх, что он будет много инвестировать в спецслужбы. Он даже дал карт-бланш ГУБОПиКу (это такая структура для борьбы с организованными преступлениями) — разрешил им без каких-либо санкций, разрешений, ордеров на обыски приходить к людям, бить их, арестовывать, конфисковывать то, что нужно. С одной стороны, это страшно, с другой — признак того, что Лукашенко чувствует себя очень неуверенно.

— Вы говорите, что это должна быть новая структура, которая будет заниматься другими задачами, чем те, которыми уже занимаются силовики. Кто будет учить этих ополченцев?

— Не исключено, что они пригласят экспертов из России, как это уже было не раз. После 2020 года они пригласили экспертов по пропаганде и сформулировали совершенно новое лицо лукашенковских, государственных пропагандистских каналов с помощью Russia Today.

Вчера, например, поступила информация, что приехало много молодых людей и заселились в разные минские гостиницы и хостелы. Когда их спросили: «Откуда?». [Ответили]: «Из России». Зачем, не говорят.

Ясно, что Лукашенко сейчас в режиме выживания. С одной стороны, ему нужно демонстрировать лояльность Путину. С другой — ему нужно защищаться от своего собственного народа и кроме Путина его никто не спасет. Он это понимает и, думаю, что он тоже не доверяет военным.

Почему говорят, что военные не вошли на территорию Украины? А потому, что военные не очень лояльны. Военные не присягали Лукашенко служить, в отличие от того же ОМОНа (с рус. Отряд милиции особого назначения ред.). Когда их начнут принуждать к каким-нибудь антинациональным, антибелорусским действиям, я не знаю, как они отреагируют.

— Как тогда в это народное ополчение будут набирать лояльных людей? Найдут ли их?

— Я думаю, что это мертворожденный проект. Он уже создавал несколько раз дружинников, чтобы патрулировать улицы белорусских городов, и все это провалилось. Никто не желает этим заниматься.

Он пробует постоянно возрождать пионерию, комсомолию, вооруженные дружины, а у людей нет мотивации этим заниматься. Лукашенко не понимает, что люди уже в XXI веке и путешествуют по миру, и любой способ загнать нас в сталинизм будет отвергнут белорусским народом.

Также будет с этим ополчением — никто не будет присоединяться. Думаю, что люди скорее будут присоединяться к BYPOLу, к Плану Победа — это наш (оппозиционный — ред.) альтернативный механизм мобилизации и проведения акций сопротивления, чем к лукашенковскому ополчению, потому что они не понимают, за что им там воевать и зачем им вкладываться в Лукашенко.

— Лукашенко летал к Путину в Сочи, разговаривал с ним пять часов. О чем можно столько говорить? Они все чаще встречаются.

— Это пятый или даже шестой раз в этом году. И они всегда рапортуют, сколько часов говорили, будто это главное. Лукашенковские телеканалы большие цифры на картинку нанесли — почти пять часов разговаривали. А о чем говорили? Какой результат? Неизвестно. Деньги дали или не дали? Или какие-нибудь обещания? Непонятно.

— Лукашенко дали деньги? Он снова смог выпросить что-нибудь?

— Ему снова не дали денег. Выглядит так, что все эти последние визиты имеют пиарный эффект. Для Лукашенко важно демонстрировать, что Путин за ним горой, что они лучшие друзья, потому что это удерживает силовиков. А для Путина Лукашенко тоже очень важный партнер. Кто-то говорит, что Путин заставляет Лукашенко ввести войска, а я думаю, что для него [лучше] будет иметь Лукашенко с такой псевдолегитимностью, с псевдонезависимостью, чем несколько тысяч белорусских солдат в Украине без опыта боевых действий.

— Есть конспирологическая версия, что Путин вроде бы был после операции, и ему нужно было показать видимость активности. Мол, Лукашенко был лучшей декорацией для этого.

— Может быть. Я понимаю, что всем хочется, чтобы все было легко, чтобы либо здоровье подвело диктаторов, либо кто-то предал, или внутренний переворот. Но это попытка общества снять ответственность с себя.

В ситуации с Лукашенко, например, думаю, что не надо нам рассчитывать на то, что он сам как-то «откинется». Нам нужно делать все, чтобы искать союзников в номенклатуре, разбирать, уничтожать это единство, деконсолидировать их. Как только общество и лукашенковская номенклатура почувствует, что Путин отступает, что он проигрывает войну в Украине, сразу этот «карточный дом» посыплется.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X