«Шольц вызывает раздражение». Почему Германия боится «самоуверенной» Украины и так сильно медлит с поставками оружия — Spiegel

6 июня, 20:37
Сюжет
Олаф Шольц в Бундестаге 3 июня 2022 года (Фото:REUTERS/Lisi Niesner)

Олаф Шольц в Бундестаге 3 июня 2022 года (Фото:REUTERS/Lisi Niesner)

Канцлера Германии Олафа Шольца критикуют за медлительность в предоставлении вооружений Украине как на родине, так и за границей. СМИ пишут, что его позиция связана с тем, что немецкое правительство боится, что Украина использует немецкие танки для вторжения в Россию.

НВ публикует перевод статьи Spiegel об этой и других причинах, по которым Германия затягивает оказание военной помощи Украине, из-за чего канцлера Олафа Шольца критикуют не только иностранные союзники и оппозиция, но и соратники по правящей коалиции.

Видео дня

***

Критика Шольца в Бундестаге и его ответ

Половина всех немцев, не говоря уже о многочисленных странах-союзницах, считают, что канцлер Германии мог бы сделать больше для помощи Украине. Почему правительство Олафа Шольца так колеблется?

Канцлер Германии вызывает раздражение. В течение нескольких месяцев ходили слухи, что он предпочел бы вообще не поставлять в Украину никакого оружия, и уж тем более тяжелого вооружения. Канцлера, согласно сплетням, приходится принуждать к каждой уступке, а после этого он задерживает поставки. В среду, 2 июня, Шольцу пришлось слушать в Бундестаге, парламенте Германии, как лидер оппозиции Фридрих Мерц из консервативной христианско-демократической партии (ХДС) раскритиковал его как никчемного друга Украины перед лицом российского вторжения. Шольц, по словам Мерца, может даже преследовать «скрытую цель».

Затем настала очередь Шольца говорить. Обычно левоцентристский социал-демократ (СДПГ) использует эту возможность, чтобы зачитать какое-нибудь готовое заявление, пока его аудитория не заснет. На этой неделе, однако, он был напористым.

«Мы оказываем всестороннюю помощь», — выкрикнул канцлер дрожащим голосом со стальным взглядом, — «Это тоже можно бы признать». Затем он перечислил все, что его правительство уже поставило — относительно длинный список, но в основном состоящий из легкого вооружения. Он также перечислил тяжелое вооружение, которое должно быть отправлено: 30 зенитных машин Гепард, которые должны быть отправлены в какой-то момент этим летом. Семь самоходных гаубиц Panzerhaubitze 2000, которые также должны быть отправлены этим летом. Об этих поставках уже было объявлено. Но затем Шольц пообещал поставку современной зенитной системы под названием IRIS-T SLM, которая, вероятно, будет отправлена ​​этой осенью. Киев также должен получить четыре реактивные системы залпового огня MARS II со склада бундесвера, вооруженных сил Германии.

«Мы делаем все, что можем», — сказал Шольц. А затем для всех тех, кто, возможно, не понял сообщения, он добавил: «Делать то, что должно быть сделано, — это именно тот путь, которым следует это правительство». После своей речи Шольц, как это часто бывает, выглядел вполне довольным собой. Сидя на правительственной скамье, он излучал уверенность в том, что ему удалось опровергнуть все обвинения о поставках оружия, выдвинутые против него в последние недели. Но действительно ли самоуспокоенность канцлера коренится в реальности?

«Шольц и его правительство явно тянут время»

Пока непосредственно в Украину Германией не было поставлено ни одной единицы тяжелого вооружения. И даже если все системы, которые сейчас были обещаны, в конечном итоге попадут в страну, то огромное количество времени, которое потребовалось Берлину, чтобы наконец отправить значительную помощь, нельзя вернуть обратно. Любое оружие, поступившее в Украину ранее, могло переломить ход войны в пользу Киева.

Шольц и его правительство явно тянут время. Изначально они не верили, что у украинцев есть шансы против России, и прислали необходимый минимум для правдоподобного отрицания этого, начиная с 5 тысяч касок. Позже это была смесь некомпетентности и безволия — и желания прикрыться своими союзниками. Не говоря уже об отказе взять на себя международное лидерство.

Кажется вероятным, что Шольц вообще никогда не поставил бы какое-либо оружие без массированного давления из-за рубежа и внутри его собственной правящей коалиции. На канцлера приходилось оказывать давление, чтобы он делал каждый шаг. Всего за два дня до того, как Шольц объявил о запланированной поставке зенитных комплексов, министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба заявил итальянской газете La Repubblica: «Есть страны, из которых мы ждем поставок, и другие страны, поставок из которых мы уже устали ждать. … Германия принадлежит ко второй группе». В высших эшелонах социал-демократов (СДПГ) Шольца такие комментарии считаются верхом наглости.

С тех пор как Шольц провозгласил Zeitenwende («исторический поворотный момент») через три дня после того, как Россия начала свое вторжение, он сам совершил ряд поворотов. А в последнее время военная помощь Украине со стороны Германии даже резко сократилась. Как сообщала еженедельная газета Welt am Sonntag, в последнее время даже легкие вооружения не поставлялись в сколько-нибудь значительных количествах. В период с 30 марта по 26 мая, как сообщала газета, из Германии прибыли только две партии, и они состояли из оружия меньшего калибра, такого как противотанковые мины. Согласно опросу, проведенному Civey, половина всех немцев не верят, что Шольц делает все, что в его силах, чтобы быстро обеспечить Украину необходимым оружием.

И это несмотря на то, что Киеву нужна вся возможная помощь. Россия продвигается вперед на востоке Украины, и военные эксперты начинают задаваться вопросом, как долго украинские военные смогут противостоять натиску. Bundesnachrichtendienst (BND), немецкая служба внешней разведки, опасается, что украинское сопротивление может быть сломлено в ближайшие четыре-пять недель. В ходе ряда секретных брифингов, проведенных в последние дни, аналитики BND отметили, что, хотя россияне продвигаются гораздо медленнее, чем в начале войны, они способны каждый день завоевывать небольшие территории. BND считает возможным, что к августу путинские войска смогут взять под свой контроль весь Донбасс. Это означает, что имеет огромное значение, будет ли доставлено немецкое оружие на следующей неделе или в какой-то момент в августе.

«Шольц снова пытается заменить фактические поставки объявлениями. Вместо того, чтобы быстро поставить БМП, он заявил о намерении поставить сложную систему в неопределенный момент в будущем. Но практическая помощь Украине нужна уже сейчас», — говорит Йохан Вадефул, эксперт по обороне оппозиционной ХДС. Торстен Фрай, еще один ведущий консерватор в парламенте, добавляет, что решающими являются действия, а не заявления. «Немецкое правительство действует в этом вопросе вяло, без всякого импульса и энергии, апатично». Он говорит, что не может отрицать «впечатления определенной черствости, проявленной канцлером».

Таких разговоров, конечно, можно ожидать от оппозиции. Но если оглянуться на 100 дней, прошедших с начала войны, становится ясно, что пассивность администрации Шольца была закономерностью.

Действия под внешним влиянием

Первый акт немецкой драмы о поставках оружия в Украину разыгрался сразу после того, как Россия начала свое вторжение. Несмотря на заблаговременное предупреждение, Берлин был парализован. Прошло два дня, прежде чем правительство начало пересматривать давнее табу на поставку оружия в зоны боевых действий.

И побуждение к этому пришло из-за рубежа, что также стало закономерностью. На следующий день после начала войны, в пятницу, 25 февраля, министр обороны Нидерландов Карин Хильдур Олленгрен позвонила своей немецкой коллеге Кристине Ламбрехт и сообщила ей, что Нидерланды намерены поставить Украине 400 единиц противотанкового оружия. Поскольку это оружие было произведено в Германии, для этого ей требовалось разрешение из Берлина. Это был призыв, который немедленно усилил давление на Берлин, чтобы тот тоже принял меры.

Руководители Минобороны и МИД быстро пришли к выводу, что разрешение Нидерландам неизбежно. Но это также означало, что Германия должна была что-то сделать. Ту субботу, 26 февраля, Шольц провел день, встречаясь со своими ближайшими советниками, в течение этого дня оформилась идея вливания денег в размере 100 миллиардов евро в немецкие вооруженные силы. Но Шольц также решил изменить свою позицию в отношении экспорта оружия. Министерству обороны было приказано подготовить подходящее вооружение для перевозки, а военачальники организовали переправку нескольких сотен противотанковых ракетных установок и зенитно-ракетных комплексов Стингер через границу в Польшу.

Однако эти лихорадочные дни сразу после российского вторжения также определили курс, который остальной мир интерпретировал как робость. Вместо того, чтобы готовить возможные будущие поставки оружия, правительство, по-видимому, в значительной степени полагалось на анализ, проведенный BND, который который показал, что Украина потерпит поражение от России в течение нескольких дней. На основании этого анализа Канцелярия пришла к выводу, что дальнейшие поставки оружия не имеют смысла.

Однако, пока правительство делало такой вывод, Берлин был завален всевозможными предложениями от военной промышленности послать оружие. В понедельник после речи Шольца об «историческом поворотном моменте» министерство обороны собрало группу руководителей крупнейших производителей оружия Германии. Задача, поставленная перед ними вице-адмиралом Карстеном Ставицки, главой отдела закупок вооружений для немецких вооруженных сил, была ясна: промышленность должна была немедленно сообщить, какое оружие они могут поставить или какие запасы бундесвера они могут быстро пополнить после поставок украинским военным.

Предложения поступали быстро и в значительном количестве, заполняя длинные электронные таблицы Excel. Только Rheinmetall предлагала десятки продуктов, в том числе тяжелое вооружение. Например, боевые машины пехоты Marder, которые немецкие военные постепенно выводили из эксплуатации. Rheinmetall поставила на хранение десятки машин, но правительство Германии решило отложить все решения, касающиеся бронетехники.

Берлину в то время также предлагались бронированные машины ПВО Gepard, которые, кроме того, были выведены из эксплуатации бундесвером. Производитель Krauss-Maffei Wegmann сообщил, что некоторые из них могут быть быстро отремонтированы и отправлены в Украину. Но поначалу компания ничего не услышала в ответ от правительства Германии. «Была четкая линия, что мы будем поставлять только легкое вооружение, а не бронетехнику. Вот почему мы не сразу обрабатывали предложения», — говорит об этом периоде один высокопоставленный чиновник.

В результате было потрачено драгоценное время. «Все, что нам было нужно, чтобы начать капитальный ремонт, — это отдельный сигнал», — говорит один из руководителей оборонной промышленности. Вместо этого, по его словам, чиновники большинства вовлеченных министерств разговаривали об этом, не переставая.

В результате до сих пор в секретном списке, спрятанном в красной папке, есть всего около 20 записей, которые могут изучить законодатели в специальной комнате в Рейхстаге, здании федерального парламента Германии. В список входят 500 зенитных ракет Стингер, 900 противотанковых ракетных установок и 3 тысячи противотанковых ракет, поставка которых была согласована в первые дни после вторжения. Список также включает 2 тысячи зенитных ракет Стрела из старых запасов Восточной Германии, 100 пулеметов MG3, 16 миллионов патронов, 2600 противотанковых мин направленного действия, 300 противотанковых мин, взрывчатку и 100 тысяч гранат.

Правительство до сих пор продолжает держать в тайне этот скромный список — можно сказать, из-за смущения. Законодатели от трех партий, входящих в правящую коалицию Германии — социал-демократов Шольца (СДПГ), зеленых и дружественных бизнесу Свободных демократов (СвДП) — не понимают, как они должны объяснять курс Берлина, если они даже не знают деталей.

Депутат от СДПГ Кавех Мансури, например, хотел узнать, какое оружие было доставлено. Его команда спросила парламентский офис, ответственный за секретную информацию, когда Мансури сможет приехать. Ответ: к сожалению, совсем не сможет. Информация, как сообщили его офису, предназначена только для тех законодателей, которые являются членами комитетов по экономическим вопросам, иностранным делам и обороне немецкого Бундестага. Мансури является членом Комитета по правовым вопросам. «То, что в такой ситуации не все представители Бундестага могут получить представление о том, что доставлено в Украину, — это неприемлемо. Я не могу с чистой совестью отвечать на вопросы граждан Германии, если даже не имею представления о поставках», — говорит он.

Но если это политически целесообразно, правительство более чем счастливо игнорировать собственные проблемы безопасности. В конце апреля министр обороны США Ллойд Остин направил своим европейским коллегам импровизированное приглашение на встречу на авиабазе Рамштайн в Германии, рассчитывая ускорить поставки оружия. Приглашение положило начало еще одному лихорадочному раунду встреч в Берлине, когда немецкие лидеры пытались выяснить, что еще они могут послать.

События в Берлине за день до этой встречи прекрасно иллюстрируют полное отсутствие у правительства стратегии в отношении этой войны. Утром, казалось, была ясность. На закрытой встрече экспертов по безопасности коалиционных партий министр обороны Ламбрехт заявила, что Германия будет придерживаться своей позиции, согласно которой поставки тяжелых вооружений повысят риск эскалации с Россией. Таким образом, по ее словам, правительство единодушно отказывается отправить в Украину бронетехнику и танки.

Но всего через несколько часов Ламбрехт получила из Канцелярии новые приказы. Теперь Шольц неожиданно поддержал отправку зенитных самоходных установок Гепард. Но в тот же день военачальники предупредили, что у них очень мало снарядов для Гепарда, и что может пройти довольно много времени, прежде чем они действительно смогут быть доставлены.

Столь же сумбурным было и дальнейшее решение о поставках оружия. В апреле Нидерланды снова связались с Берлином, чтобы спросить, могут ли они отправить Украине пару своих Panzerhaubitze 2000 немецкого производства в Украину. Обсуждение шло так же, как и в феврале, когда речь шла о 400 противотанковых ракетах. Поскольку Берлин снова не хотел оставаться в тени Нидерландов, было принято решение направить также не менее семи немецких гаубиц.

Олаф Шольц так и не смог удовлетворительно объяснить свое неприятие отправки бронетехники в Украину. В середине мая он хотя бы намекнул на свои рассуждения на встрече с комитетом по обороне в парламенте. Германия, сказал он во время примерно часовой встречи, будет продолжать поставки оружия «до тех пор, пока это необходимо для поддержки Украины в ее оборонительной битве». По его словам, когда речь идет о поставках оружия, «вечных принципов» не существует. Он сказал, что Германия продолжает тесно координировать свои действия со своими партнерами и просчитывать «риски и военную эффективность» поставок, добавив, что боевые танки по-прежнему не будут отправлены. Тем не менее, по его словам, «абсолютных принципов» не существует, поэтому он предпочитает оставаться расплывчатым в своих публичных комментариях.

Танковое эмбарго никогда не обсуждалось на уровне НАТО, не говоря уже о решении, говорят люди, близкие к правительству Германии. Но неофициально между Вашингтоном, Лондоном и Парижем существует полное согласие по этому вопросу. Кроме того, говорят источники, Германия никогда не могла стать первой страной, поставившей танки, по историческим причинам.

Опасения о «самоуверенности» Украины

В то же время источники, близкие к правительству, говорят, что есть опасения, что Украина может стать слишком самоуверенной, если одержит ряд побед на поле боя и прорвется на российскую территорию — что будет означать, что немецкие танки снова окажутся на территории России. Это беспокойство подчеркивает определенное недоверие в Берлине к президенту Украины Владимиру Зеленскому. И это тоже причина, по которой оборонная промышленность Германии не получила разрешения на поставку боевых танков.

В Берлине совместную линию, установленную с партнерами по альянсу, интерпретировали так, что пока нет необходимости готовить бронетехнику к поставке. Это означает, что если Вашингтон в конце концов решит отправить бронетехнику в один прекрасный день, все равно потребуется еще несколько месяцев, прежде чем немецкие Мардеры смогут быть капитально отремонтированы. И ответственность за такую ​​подготовку, считает Берлин, лежит на оборонных предприятиях, а не на Берлине.

Сделки по замене вооружений и решения о поставках IRIS-T SLM и MARS II

Однако правительство Германии участвует в сделках по обмену, в соответствии с которыми Германия будет пополнять запасы вооружений, отправленных союзными странами в Украину. Первая такая сделка касалась старой военной техники Восточной Германии, находившейся в собственности Эстонии, — «ржавых гаубиц ГДР», как пренебрежительно называла их Канцелярия. Позже этому примеру последовали и другие страны ЕС, например, Чехия решила отправить в Украину старую советскую технику. В свою очередь, Берлин стремится пополнить арсеналы своих партнеров полусовременным оружием. Другой пример — поставка Словакией Украине несколько недель назад зенитных комплексов С300 российского производства. После этого Германия и другие государства-члены НАТО развернули в Словакии системы противоракетной обороны Patriot.

Однако система не всегда работает гладко. Польша, например, передала Украине большую часть своих старых российских танков, и Варшава полагалась на обещание Германии пополнить польский танковый парк. Но поляки надеялись получить новейшие модели танка Леопард — желание, которое оказалось неосуществимым. Даже в бундесвере Германии их всего несколько десятков.

В начале этой недели дебаты в правительстве Германии вновь набрали обороты. И снова импульс исходил не от Канцелярии. На секретной видеоконференции сторонников Украины, состоявшейся на позапрошлой неделе, министр обороны США Ллойд Остин объявил, что Вашингтон вскоре поставит Украине ракетные системы средней дальности, заявив, что в противном случае страна потеряет способность противостоять наступающим россиянам. Остин призвал других присоединиться к усилиям. Затем, в минувшие выходные, Вашингтон и правительство Великобритании связались с Берлином, чтобы узнать, к чему пришла Германия.

В очередной раз канцлер был вынужден занять позицию, и снова в Берлине прошел лихорадочный раунд встреч. В конечном итоге администрация Шольца решила добавить к обещанию США четыре реактивные системы залпового огня MARS II от бундесвера. И внезапно секретность перестала быть столь важной, как раньше. В среду, 2 июня, в прессу просочились новости о поставках MARS II. В то же время Федеральный совет безопасности Германии санкционировал поставку ультрасовременных зенитных комплексов IRIS-T SLM производства Diehl Defence. Однако неясно, будут ли они иметь большое значение. Даже оптимисты в администрации Шольца признают, что они, скорее всего, будут готовы к поставке только осенью. Или позже.

Даже если новым заявлениям из Берлина удалось, наконец, получить некоторое положительное освещение в прессе, снова есть много признаков того, что немцы довольно долго оставались в стороне. Посол Украины в Германии Андрей Мельник говорит, что украинцы уже три месяца ведут переговоры с Канцелярией о прямой поставке IRIS-T. Мельник говорит, что министр экономики Германии Роберт Хабек особенно энергично добивался заключения сделки между немецким производителем оружия и Украиной. Однако другие министерства, по словам посла, были более сдержанными.

Только в прошлый понедельник, за три дня до выступления Шольца, была достигнута договоренность, и Мельник был отдельно уведомлен о том, что поставка IRIS-T получит зеленый свет. Инсайдеры говорят, что экспортная заявка от Diehl была отправлена ​​в Федеральный совет безопасности в начале мая. Примерно в то же время министр обороны Украины Алексей Резников направил письмо своей немецкой коллеге Ламбрехт, в котором призвал к быстрой доставке системы.

«Неторопливость Канцелярии в конечном итоге приводит к гибели людей в Украине»

В письме от 1 мая содержался и ряд других пожеланий. Резников срочно запросил «ускоренную доставку вооружения и военной техники». В его списке были боевые танки Leopard 1A5 и Leopard 2A7, а также боеприпасы калибра 105-мм и 120-мм. «Боевые бронированные машины, — писал он, — в настоящее время жизненно важны для усиления возможностей украинских вооруженных сил». Доставки, однако, не видно.

Почему канцлер действует только с опозданием и под огромным давлением — если вообще действует — для многих остается загадкой. Даже его партнеры по коалиции наблюдают за его курсом со смесью скептицизма и ужаса, особенно из Свободной демократической партии и Зеленых. Мари-Агнес Штрак-Циммерман, занимающаяся оборонной политикой Свободной демократической партии, уже давно критически настроена, утверждая, что Германия делает недостаточно.

Ее товарищ по партии Маркус Фабер соглашается. До недавнего времени Фабер был спикером партии по вопросам оборонной политики в парламенте, пока ему не пришлось уйти в отставку после того, как он публично раскритиковал Шольца. «Нерешительность канцлера часто называют в Германии благоразумием. Но благоразумие в наши дни заключается в защите как можно большего количества невинных жизней от российского агрессора. Германия может и должна предоставить больше помощи. Например, 100 бронетранспортеров Fuchs, 100 боевых машин пехоты Мардер, 100 боевых танков Leopard 1 или 200 грузовиков могут быть быстро доступны», — говорит он. По его словам, этому мешает только одобрение экспортных заявок.

В министерстве экономики Роберта Хабека уже давно накапливается недовольство тем, как мало разрешено экспортировать оружия. Хабек и его команда готовы доставить танки со складов бундесвера, так как они будут доступны быстрее, чем машины, которые оборонной промышленности придется ремонтировать. И Зеленые, и Свободная демократическая партия готовы смириться с временным ослаблением немецких вооруженных сил в результате такого шага. «Наши геополитические интересы сейчас защищаются в Украине», — говорит высокопоставленный чиновник из министерства Хабека.

Такой же точки зрения придерживаются и парламентарии от Партии зеленых. «Мы должны продолжать действовать и увеличивать, и ускорять нашу поддержку каждый день. Особенно из-за российской стратегии выжженной земли на Донбассе необходима быстрая доставка дополнительного и тяжелого вооружения», — говорит Агнешка Бруггер, специалистка по оборонной политике. Ее соратница по партии Марилуизе Бек говорит, что, когда она ездила в Одессу, люди там спрашивали ее о том, что, может быть, Берлин даже не хочет победы Украины. «Германия потеряла связь с Украиной. Неторопливость Канцелярии в конечном итоге приводит к гибели людей в Украине», — говорит Бек.

Руководство Партии зеленых придерживается той же точки зрения, но не так открыто. В некотором смысле сделка зеленых с канцлером чем-то напоминает то, как канцлер общается с Владимиром Путиным — избегание прямой критики в надежде, что он не замкнется полностью. «Проблема в Канцелярии», — сказал не так давно Антон Хофрейтер, председатель комитета по делам Европейского союза в немецком парламенте. С тех пор, однако, он смягчил свой тон: «Канцлер публично защищал доставку оружия. Теперь пришло время действовать».

В Лондоне, говорит бывший министр Великобритании по делам Европы Дэвид Лидингтон, растут сомнения в надежности Германии как партнера в сфере безопасности. А в статье New York Times о Шольце ежедневная американская газета написала, что есть «вопросы о его лидерстве и… способности помочь провести Европу через самый драматический кризис безопасности на континенте со времен Второй мировой войны».

Правительство в Берлине считает, что критика совершенно преувеличена. Почему многомиллиардный финансовый вклад Германии не получил большего признания? Франция, по словам некоторых в правительстве, делает для Украины меньше, но почти не подвергается критике, и страна не поглощена внутренними дебатами по этому вопросу. По словам других, украинский посол в Париже гораздо более сдержан, чем его коллега в Берлине, который постоянно выражает новые требования — и новые оскорбления — правительству Германии.

Но именно Мельник неожиданно поддержал Шольца в последние дни. «Это хорошее решение, хорошее начало. Если так пойдет и дальше, за этим последует тяжелое вооружение, то в какой-то момент мы действительно сможем сказать: молодец, Германия!», — сказал он на этой неделе о планируемых поставках систем ПВО. Опыт, связанный с канцлером Германии, говорит об обратном.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X