«Западного оружия становится все больше». Как растет мощь ВСУ, и можно ли Нептуном ударить по Крымскому мосту — интервью с военным экспертом

5 мая, 23:16
Эксклюзив НВ
155-мм гаубицы накануне загрузки в самолет ВВС США, отправляющийся в Украину (Фото:U.S. Marine Corps/Cpl. Austin Fraley/Handout via REUTERS)

155-мм гаубицы накануне загрузки в самолет ВВС США, отправляющийся в Украину (Фото:U.S. Marine Corps/Cpl. Austin Fraley/Handout via REUTERS)

Директор информационно-консалтинговой компании Defense Express Сергей Згурец в интервью Радио НВ рассказал, как Украина утилизирует советские образцы вооружения и овладевает натовскими, когда в России закончатся ракеты и можно ли отечественным ракетным противокорабельным комплексом Нептун ударить по Крымскому мосту.

Война России против Украины — главные события 3 июня

Сергей Згурец

директор информационно-консалтинговой компании Defence Express

— Министр обороны РФ пообещал уничтожать военную помощь, поступающую Украине от западных партнеров. Связываете ли вы массированные ракетные удары по ряду регионов с желанием уничтожить логистические поставки оружия?

Видео дня

— Россия предпринимает различные меры, дабы уменьшить поставки вооружения западных стран в Украину, — начиная от дипломатических предупреждений до активных действий. Но система снабжения вооружениями, другими необходимыми вещами для поддержания боеспособности украинской армии и накопления наших возможностей достаточно разветвлена. Привязывать это только к железнодорожным путям вряд ли уместно — объемы помощи не уменьшаются, и разные варианты поставки остаются.

Думаю, заявление Шойгу соответствует общей стратегии России — запугать. Использование ракетных вооружений является компонентом воздействия, но это никоим образом не изменит желания Запада нам помогать и возможностям для того, чтобы наша армия становилась сильнее.

— Президент США Джо Байден объявил о большом пакете поддержки для Украины — 33 миллиарда долларов. Какое оружие Украина ожидает?

— Пакет в 33 миллиарда долларов чрезвычайно значителен. Из них 20 млрд должны быть направлены на реализацию проектов, связанных с вооружением. Перечень постоянно согласовывается, учитывая формат взаимоотношений как с Пентагоном, так и со всем сообществом 40 стран, которые после встречи в Рамштайне согласовали регулярные консультативные встречи, где эта помощь будет координироваться, а затем предоставляться Украине.

Мы просим и средства артиллерии, и средства разведки, дальнобойные средства поражения, боеприпасы — это тот спектр, который не меняется, главное, чтобы он был получен в полном объеме и в более короткие сроки.

— Эти 20 миллиардов на оборону получит Украина или все же они будут разделены и между странами восточного фланга НАТО?

— Мне кажется, это касается главным образом Украины, хотя есть варианты, когда некоторые вооружения передаются из стран Восточной Европы, а Соединенные Штаты будут компенсировать возникающую после такой ротации нехватку оборонных возможностей.

— Одно из последних заявлений главнокомандующего ВСУ Валерия Залужного, что Украина отказывается от советского оружия и переходит на образцы НАТО. Сколько может занять этот переход? Когда украинские военные станут реально использовать натовское оружие?

— Наверное, не стоит политизировать подобные заявления и накладывать на них временные рамки. В каком состоянии мы сейчас находимся? Во-первых, мы значительно увеличили численность армии, развернули территориальную оборону, сформировали корпус резерва. Все это требует техники и вооружения как такового, независимо от стандарта — экс-советского или натовского. Мы должны обеспечить огневую мощность, защиту и маневр всех наших существующих подразделений. В этом плане мы воспринимаем все образцы, которые нам предоставляются как необходимые и своевременные.

Действительно, у нас иссякают запасы советских боеприпасов, получить их становится все сложнее, потому что их не производят. И этот переход на, например, калибр 155 миллиметров для артсистем вполне логичен на фоне получения и новых артсистем, и новых боеприпасов. Такая картина происходит и в других сферах — бронетанковой или радиолокации, высокоточных ракет. Западных образцов у нас становится все больше и больше, и, завершив утилизацию советского вооружения, мы переходим на овладевание натовскими образцами. Этот процесс органичен.

А заявление Залужного вполне логично, потому что у нас есть государственные программы, предусматривающие переход на стандарты НАТО. Мы перешли на штабные структуры в соответствии с требованиями Альянса, процедуры боевого применения, используем подходы согласно натовским стандартам. Но, повторюсь: мы ведем боевые действия и используем сейчас все образцы без времени: нет боеприпасов — мы его выводим, заменяем другим.

— Издание CNN еще в конце прошлого месяца сообщало о том, что США подготовили около сотни украинских инструкторов по использованию американской артиллерии. Эти инструкторы должны вернуться и научить здесь своих коллег в Украине.

— Это одно из направлений подготовки. Процесс идет параллельно с получением загранпомощи.

На днях мы получили французские гаубицы Caesar — тоже готовили наших специалистов в сотрудничестве с французами для того, чтобы они могли использовать эти гаубицы. Думаю, такой процесс будет и с немецкими гаубицами. Эти учения проходят за пределами Украины, в частности, в Польше проходили эти учения.

Это все вкладывается в общую канву взаимодействия с западными партнерами.

— Издание Die Welt сообщает о том, что федеральное правительство Германии решило поставить в Украину семь гаубиц из складов Бундесвера, хотя у них есть 40 гаубиц, но якобы они в не очень хорошем состоянии. Отмечается, что это решение канцелярии и Министерства обороны было принято вопреки совету военных руководителей в самом Бундесвере.

— У Германии есть значительные запасы вооружения. Сейчас они говорят, что то, что могли передать из запасов, все передали Украине. Главная коллизия состоит в том, что есть германские компании (в частности, Rheinmetall, которая производит гаубицы), они на базах имеют вооружение, которое можно продать или передать Украине. И именно немецкие оружейные компании вполне логично говорят о том, что пусть правительство ведет себя более активно, потому что запасы у оборонных компаний сейчас даже больше, чем у Бундесвера.

Мы ожидаем получение немецких гаубиц не в количестве трех, пяти или семи, а 50 и больше. От американцев получили 90, от других стран — около 300 штук. Это даже равно тому количеству, которое у нас было в начале войны 2014 года, если мы говорим о калибре 152 миллиметра. То есть мы фактически вдвое увеличиваем количество артсистем. И на фоне этого говорить о семи гаубицах от Германии — выглядит немного смешно.

— Что Украине дадут немецкие гаубицы. Зачем нам они? Потому что разговоры о них продолжаются очень давно.

— Здесь два компонента: гаубицы и Германия.

Сейчас проблема состоит в том, что Россия перешла к тактике активного использования артиллерии, которой у нее действительно много. Были дни, когда на направлении Рубежного темп артиллерийских дуэлей был 20:1 — то есть количество выпускаемых по нашим позициям боеприпасов в 20 раз больше, чем мы отвечаем. Это признак того, что есть количественное преимущество в артиллерии: боеприпасы они не считают, в отличие от нас. Артиллерийская составляющая этой войны стала доминирующей на текущем этапе, и нам нужно существенно увеличить количество артиллерии, поэтому мы берем все гаубицы, которые нам предлагают.

Второй компонент — это дальность гаубиц. Все европейские гаубицы калибра 155 миллиметров имеют большую дальность, по сравнению со стандартными российскими гаубицами, в том числе Мста-С или Мста-Б, имеющими дальность около 20 километров. Немецкие гаубицы могут иметь дальность на треть, а то и вдвое больше по сравнению с тем вооружением, которое использует Россия. Что это значит? Что мы можем наносить поражения по большей дальности, оставаясь целыми. И германские гаубицы, как и французские, имеют большую точность. Использование высокоточных боеприпасов (того же американского боеприпаса Excalibur) позволяет на расстоянии 40 километров с первого выстрела уничтожать отдельную цель одним боеприпасом. Если бы мы стреляли нашей обычной артиллерией, для уничтожения одной цели требуется 560 выстрелов.

Переход на технологии НАТО и новые решения от немцев или американцев, французов существенно увеличивает дальность поражения и минимизирует расходы боеприпасов. Вот это то, к чему мы стремимся, сотрудничая с зарубежными компаниями, предоставляющими нам современные системы артиллерийского огня.

— Россия очень активно подпитывает свою армию за счет поставок из Крыма. Есть ли у Украины какое-нибудь вооружение, чтобы как-то прервать эти каналы?

— Снабжение из Крыма является одним из источников снабжения логистических потребностей и другого. Крым снабжается через Керченский мост, и все говорят о том, что этот мост нужно уничтожить. Проблема состоит в том, что расстояние с нашей территории до Керченского моста, кажется, из Запорожья составляет около 280 километров, из Мариуполя — немного меньше.

https://www.youtube.com/watch?v=r63yfDJh8FU&t=85s

После захвата россиянами всего южного пояса наших областей, у нас ракетного вооружения, которое долетит до Крымского моста, нет. Исключение: если мы где-нибудь найдем дистанцию в 280 километров, [то можем] попытаться совершить там стрельбу Нептунами, но думаю, это нерационально, учитывая ограниченное количество ракет и маловероятность эффективного выполнения такой задачи.

Думаю, что [решение] вопроса станет возможным несколько позже, когда мы получим американские образцы дальнобойных вооружений, где ракет будет гораздо больше, и мы их можем не считать. Но все равно это нуждается в разработке отдельной операции, где эти средства поражения могут подойти на необходимое расстояние.

— Напомню, что Нептун — главное украинское оружие на море, на воде.

— Он создан для уничтожения морских целей — кораблей разного назначения, с зашитыми алгоритмами в головку самонаведения, которая в первую очередь выделяет морские цели.

— Гипотетически ими можно наносить удары и по суше?

— Да, но каждое оружие создается для своего предназначения. Уничтожение моста противокорабельными ракетами возможно, но требует учета определенных технологических и тактических особенностей. С одной стороны, мост защищен противовоздушной обороной РФ, с другой — следует понимать, что ракета Нептун способна уничтожить мост. Есть разные типы целей, есть определенные нюансы.

— Военные эксперты говорят о том, что ракеты, которыми Россия наносит удары по Украине, очень часто противокорабельные, несмотря на то, что их используют для нанесения ударов по суше.

— Да. Крымский комплекс Бастион, недавно использовавшийся с ракетами Оникс для стрельбы по Одессе, — это противокорабельная ракета. Но, с точки зрения наших возможностей, прежде всего, должны использовать ракеты только для уничтожения десантных кораблей, потому что риск [высадки] десанта остается.

— О чем свидетельствует тот факт, что Россия так странно использует ракеты? Какое-то очень безответственное использование дорогостоящего вооружения. У России очень много ракет и они могут их не считать?

— Россияне используют ряд различных ракет, начиная от авиационных класса воздух-земля для своих штурмовиков и стратегической бомбардировочной авиации, до современных образцов Искандеров, имеющих крылатые баллистические ракеты, дальнобойных морских ракет Калибр, которые они используют с кораблей и подводных лодок. Думаю, они полагают, что используют свои ракеты рационально.

По моим оценкам, в начале активной фазы боевых действий, до 24 [февраля], количество крылатых ракет до Искандеров было около 900. Сейчас, думаю, у них осталось не больше 200. Количество морских калибров уменьшилось где-то с 500 до 350. Запасы существенно уменьшаются, а темпы производства достаточно низкие. Но и эти остатки в 200, 300 или 400 ракет — достаточно серьезный потенциал, который может нанести серьезный ущерб. Поэтому даже при уменьшении этого российского потенциала мы должны внимательно относиться к усилению своей противовоздушной и противоракетной обороны — эта угроза никуда не исчезает. Даже если остается одна, две или 10 ракет у врага — каждая ракета может оказаться критически опасной.

— На фоне дипломатических скандалов с Россией в политических и военных кругах Израиля заговорили о том, что Украину следует снабжать оборонной военной помощью. Чем Израиль может помочь Украине? Стоит ли Украине ожидать Железный купол?

— Когда началась активная фаза войны, у нас были запросы в Израиль о предоставлении определенных образцов вооружений, которые были отклонены. Сейчас Израиль владеет определенным сегментом образцов, которые нам нужны — баражирующие боеприпасы, комплексы противовоздушной обороны и главное — комплексы противоракетной обороны.

Сейчас Германия договаривается с Израилем, чтобы купить противоракетный комплекс, способный защищать Германию от ракет а-ля Искандер и Кинжал — то, что угрожает, в том числе, и нам. Эти переговоры уже начались.

Одна из разработок израильского ВПК — система Железный купол — на самом деле нас не устроит, потому что она рассчитана на незначительную дальность. И интенсивность реактивных систем залпового огня, которую использует Российская Федерация в зоне боевых действий, приведет к быстрому исчерпыванию противоракетного запаса Железного купола. Это нас не выручит.

Я сторонник того, чтобы мы говорили с Израилем о более мощных противоракетных системах, о барражирующих боеприпасах, о системах РЭБ, которые глушат российские самолеты, и о другом сегменте технологических разработок, которые у них есть.

Но Израиль все равно занимает достаточно сбалансированную, нейтральную позицию. Для меня станет неким открытием, если мы сможем действительно от них получать реальное вооружение.

https://www.youtube.com/watch?v=RieSR4D5KRM&t=15s

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X