«Нам нужно молиться на визит Байдена». Арабские страны могут развалить Россию, как саудиты — СССР. Что может сделать Украина — эксперт

3 июня, 18:37
Эксклюзив НВ
Пустыня вблизи Шарджи, Объединенные Арабские Эмираты. (Фото:REUTERS/Rula Rouhana/File Photo)

Пустыня вблизи Шарджи, Объединенные Арабские Эмираты. (Фото:REUTERS/Rula Rouhana/File Photo)

2 июня, после утверждения шестого пакета санкций против россии за полномасштабное вторжение в Украину, глава Офиса президента Андрей Ермак призвал страны Залива присоединиться к решению глобального энергетического и продовольственного кризиса.

Война России против Украины — главные события 3 июня

«ЕС согласовал уже шестой санкционный „нефтяной“ пакет против России. Это возможность для стран Залива с пользой для себя помочь Западу преодолеть энергетическую зависимость от России», — сказал Ермак министрам иностранных дел шести стран — Бахрейна, Катара, Кувейта, Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ), Омана и Саудовской Аравии.

Видео дня

Директор Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос в эфире Радио НВ объяснил, как улучшить отношения Украины со странами Персидского залива и почему ключевую роль в этом играет президент США Джо Байден.

https://www.youtube.com/watch?v=86WEyUqVpqI

— С чего нам нужно начинать, чтобы делать союзников из стран Залива и выбить из-под ног Путина один из последних кирпичей?

— Я думаю, нам нужно молиться на визит Байдена, прежде всего, если быть откровенным.

— Это все зависит не от нас?

— Да. Там есть свои расклады и факторы безопасности, которые очень серьезно влияют на позицию этих стран.

Я не хочу сказать, что мы ничего не хотим сделать. Нет. Мы можем и должны делать: и информационно, и своим присутствием на главных информационных площадках, теми же призывами, то есть работой с дипломатами, с влиятельными политиками, формированием лоббистских структур. Все это должно делаться. Это рутина, которая должна делаться и государством, и гражданским обществом, и всеми остальными. Но решения будут приниматься исходя из результатов визита Джо Байдена в Саудовскую Аравию, который запланирован на конец июня этого года.

От того, удастся ли сдвинуться с низкой точки отношения между США и Саудовской Аравией, удастся ли наладить личный контакт между Байденом и принцем Королевства Саудовской Аравии Мухаммедом ибн Салман Аль Саудом, и будет зависеть готовность этого региона к серьезному увеличению [продажи] нефти.

Пока мы слышим из этого региона обнадеживающие заявления о том, что эти страны, в принципе, готовы к этому. Но давайте не забывать о том, что там также активно действует Россия: [Сергей] Лавров, являющийся министром иностранных дел нашего врага, посетил эти страны, и ясное дело, что это был не туристический визит. Он пытался максимально исключить разворот этих стран в сторону США.

— Он там жаловался шейхам на нас. Подытоживая этот визит Лаврова, как вы его оцениваете? Насколько удачным он был?

— В целом он неудачен. Потому что я бы сказал, что страны Персидского залива выслушали обе стороны. Но они выслушали Лаврова, покивали головой, и выслушали украинцев — тоже покивали головой. То есть, они определили определенный уровень для визита Лаврова — он был уравновешен работой с украинцами.

А вот позиция со Штатами — это другой, более высокий уровень. И там есть гораздо больше обстоятельств, интересующих страны Персидского залива. В зависимости от того, что сможет предложить Байден, будет зависеть то, что могут предложить страны Персидского залива. Стороны заинтересованы друг в друге, это уникальная возможность. Это вариант, который выпадает не очень часто, и, конечно, вокруг этого будет много и ожиданий, и разнообразных спекуляций.

— Как вы вообще оцениваете поведение этих стран? Они нейтральны? Или они положительно-дружественны к нам? Или они, как Китай, будто бы ищут сейчас, как помочь России без нарушения западных санкций?

— Они не присоединяются к санкциям, но и не нарушают санкции — придерживаются такого отстраненного нейтралитета. Но это позиция, которая может обсуждаться. Это значит, есть шансы, что эти страны могут присоединиться к санкционным мерам против России. Но это, конечно, будет определяться тем, что может им предложить Вашингтон.

— Что будет происходить на нефтяной карте этих стран? Мы видели заявление от Саудовской Аравии, что они могут нарастить добычу, если она упадет в России.

— Здесь не просто нужно нарастить, если упадет, а полностью заместить. Надо снизить цены. На самом деле задача гораздо сложнее, чем арифметическое действие. Она в определенной степени может походить на те задачи, которые в свое время решали саудиты на момент развала Советского Союза.

В 1986—1987 годах саудитам удалось обрушить цены на нефть, и это вынудило россиян прекратить войну в Афганистане. И потом развалился Советский Союз. Это было, естественно, одно из обстоятельств развала Советского Союза, но принципиальное. И вот россияне это прекрасно осознают. Они стараются всеми способами предотвратить такое развитие сценария, активно работают с арабским миром.

Многие считают вполне возможным, что Саудия во время визита [Байдена] присоединится к соглашениям. А это откроет на Ближнем Востоке совершенно новый этап развития.

— Что должна делать наша дипломатия, чтобы в странах этих арабских российские олигархи не убегали от санкций, не прятали там свои деньги, не спасались от ответственности?

— Честно говоря, я не верю в то, что украинская дипломатия может заставить правительство ОАЭ изменить их политику по отношению к российским олигархам или деньгам, которые сейчас оседают в этой стране. Давайте будем реалистами. Но, как минимум, наша позиция должна быть на повестке дня. Наш интерес должен быть озвучен.

Без сомнения, есть большая эмпатия жителей ОАЭ, жителей Залива к Украине за последние несколько лет. Многие посетили Украину. Мы знаем, что во время COVID-19 Европа была закрыта и впервые такой огромный поток туристов в Украину был именно из стран Персидского залива. Этой эмпатией также нужно пользоваться именно для продвижения украинского нарратива. То есть наше присутствие должно быть, информационным прежде всего.

— И мы должны, как сказал Ермак, открыться этим странам и способствовать тому, чтобы открывались здесь их медиа?

— Знаете, интерес их медиа для Украины есть. Несомненно, есть.

Сейчас многие пишут об Украине, хотя часто — абсолютную чушь. То есть уровень экспертизы, к сожалению, там не очень высок. Но очень много корреспондентов работает здесь, и многие дают интервью. Есть определенные ограничения, потому что далеко не все в Украине могут говорить по-арабски. А все-таки арабский язык — приоритет в этом смысле.

Украина должна делать все для того, чтобы давать как можно больше своего нарратива на арабском. И это могут быть радио, ютуб-каналы, другие какие-то [вещи]. [Распространять] свой нарратив, отличающийся от традиционных представлений обо всех этих конфликтах, как конфликтах между Россией и Западом. Потому что тогда мы теряем свою субъектность, превращаемся в какое-то там «поле битвы» или еще что-то подобное.

На самом деле мало таких материалов, объясняющих исторические причины, почему так происходит. Я знаю, что в Украине есть несколько таких волонтерских проектов, которые запускают граждане Украины, выходцы из арабского мира, которые вот пытаются на пальцах объяснять арабам историю страны, историю отношений между Украиной и Россией.

И еще один момент, который тоже очень важен: в арабском мире и, к сожалению, в странах Персидского залива также Россия ассоциируется с Советским Союзом. А Советский Союз для многих арабов — это рычаг, который может уравновесить американскую позицию. Русские на [этих нарративах] пытаются играть. Мы тоже должны играть довольно активно на этом поле, на этом фронте.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X